В родильном отделении Центральной районной больницы поселка Краснозерское, что в Новосибирской области, - скандал. Следователи начали проверку, выясняя, из-за чего там гибнут младенцы.

" />

RSS Распечатать

К чему привела смерть восьми младенцев под Новосибирском?

 
<p><font size='2' face='Tahoma'>В родильном отделении Центральной районной больницы поселка Краснозерское, что в Новосибирской области, - скандал. Следователи начали проверку, выясняя, из-за чего там гибнут младенцы. </font></p>

В родильном отделении Центральной районной больницы поселка Краснозерское, что в Новосибирской области, - скандал. Следователи начали проверку, выясняя, из-за чего там гибнут младенцы.

Цифра внушительная: четверо - в прошлом году и уже восемь крох - в 2011-м! Причем двое малюток скончались в сентябре, с разницей всего в пару недель. Последний случай произошел в середине ноября.

Ребенка погубила инфекция

Семья Куразян больше года назад запланировала второго ребенка. Рождения девочки с нетерпением ждала вся родня. Женщина регулярно проходила обследование у опытного акушера-гинеколога Ларисы Петренко. Поэтому близкие Куразян были абсолютно уверены, что ребенок родится здоровеньким.

Но 15 сентября женщине вдруг стало плохо - заболел живот. Причем боли были настолько сильные, что терпеть их не было сил. Муж тут же бросился набирать «Скорую», и через некоторое время Ольга уже была в районном роддоме.

- Я подумала, что у меня начались схватки. Но врач успокоил, мол, это почки, все пройдет. Меня положили в стационар под капельницу. 23 сентября доктор прослушал живот и сказал, что ребенок… замер, - сквозь слезы вспоминает Ольга Куразян. - Сердце младенца перестало биться в 10 утра, а в 6 часов вечера я родила мертвую девочку.

Куразян не доверили экспертизу местным патологоанатомам - решили делать вскрытие в селе Довольное. Судмедэксперт Елена Капаева позже напишет в своем заключении, что причиной смерти стала внутриутробная инфекция и маловодие.

«Если вы ждете малыша, будьте аккуратны в выборе родильного дома!»

У Анжелины Юсуповой история похожая. Они с мужем воспитывают двух детей - мальчишкам сейчас 15 и 10 лет. Беременность у Анжелины тоже протекала хорошо, без патологий. Первый срок женщине поставили на 11 сентября. Сделали повторное УЗИ, перенесли роды на 22 сентября. В назначенный час женщина явилась в больницу, но положить ее в отделение отказались, а роды снова отсрочили на неделю.

- 27 сентября спозаранку муж посадил меня в машину и привез в Краснозерский роддом. Меня посмотрела Лариса Петренко и сказала, что, мол, рожать еще рано, терпи. А у меня боли были адские, хоть на стену лезь, кровь шла не переставая… После обеда ко мне подошла Елена Кускова, один из лечащих врачей. Я пожаловалась ей, что сил терпеть больше нет. На что она мне ответила, что еще рано, придется подождать, - поделилась Анжелина Юсупова. - В 9 часов вечера начались схватки, а потом живот резко, в один момент, стал колом. Я стала умолять, кричала о помощи. На что Петренко мне ответила, мол, а ей каково принимать мертвого ребенка! В 2 часа ночи я родила мертвого малыша весом 3 килограмма 65 граммов и ростом 52 сантиметра.

От высокого давления прописали… капроновые колготки

Еще одна наша собеседница - Татьяна Яковенко. Будучи на седьмом месяце беременности, она стала чувствовать себя плохо: давление зашкаливало, ноги отекали так, что Татьяна не могла вставать с постели.

- В начале ноября я пошла в ЦРБ на прием к лечащему врачу (на тот момент моего доктора Елену Кускову замещал Борис Алагулов). Он сказал, мол, все нормально, а чтобы ноги не отекали, посоветовал носить капроновые чулки, - рассказывает Татьяна. - От давления прописал допигил. Затем я еще трижды приезжала на прием, продолжала жаловаться и просить о помощи… 19 ноября мне стало совсем плохо, и только тогда меня госпитализировали! Сделали УЗИ и сообщили, что у ребеночка перестало биться сердце. Причем сказали, мол, если бы вы обратились на день раньше, то дочку можно было бы спасти… Но я же обращалась, да не один раз!..

Семьи Юсуповых, Куразян и Яковенко считают, что в смерти детей виноваты медики. Чтобы это доказать, они написали заявление в следственный комитет.

«Это просто стечение обстоятельств!»

Корреспонденты «Комсомолки» решили на месте разобраться в сложившейся ситуации. В Центральную районную больницу поселка Краснозерское прибыли ранним утром. Заходим в главный корпус. Налево - регистратура, направо - гардероб. Все, собственно, как в любой среднестатистической больнице. О нашем приезде руководство больницы знало загодя, поэтому к визиту они подготовились основательно: главврач вместе с подчиненными занял «осадное положение». Но все же потом Владимир Черемискин согласился обсудить проблему.

- В нашей больнице есть все необходимое оборудование для диагностики как на этапе беременности, так и при родовспоможении. Узкоспециализированную технику, к примеру, компьютерные томографы, которые используются достаточно редко, поставить в каждый район нельзя, да и не надо, - говорит главный врач Краснозерской ЦРБ Юрий Черемискин.

«Если дело дойдет до увольнения, заявление напишу сама»

Лариса Петренко, заведующая родильным отделением Краснозерской ЦРБ, в смерти младенцев себя не винит. Она, как и главврач, считает, что это «просто стечение обстоятельств».

- Каждое учебное учреждение в силу присвоенной категории имеет свои возможности, выше которых не прыгнешь. Например, в нашем отделении нет оборудования для диагностирования внутриутробных инфекций и тромбофилии. Вся документация по поводу пациенток мной заполнена. Все, что я знала о течении их беременности, указала, - пояснила «Комсомолке» Лариса Петренко. - Если дело дойдет до увольнения, то я сама напишу заявление.

После разговора с главврачом на секунду даже закралась мысль: может, действительно местные жители безосновательно клевещут на районную систему здравоохранения? И все, что надо для лечения сельских пациентов, у них есть, да и специалисты квалифицированные, регулярно проходят переподготовку и обучение. Придраться-то не к чему.

Однако чашу весов не в пользу медиков перевесила трагическая история, которую в Краснозерском тщательно скрывают. И лишь случайно о ней стало известно журналистам «Комсомолки». Бакетгуль Искаева, жительница Краснозерского района, рассказала, как год назад похоронила свою 21-летнюю дочь Сауле. Во время беременности девушка заболела туберкулезом. После тяжелых родов акушер-гинеколог Петренко, к которой Сауле попала уже после родов, направила ее в инфекционное отделение, оттуда девушку перевели в тубдиспансер села Ярки, затем - в карасукскую больницу, а ребенка отправили на реабилитацию в село Мочище. Вот только легче Сауле не становилось. Когда родители приехали в Карасук навестить дочь, оказалось, что на тот момент у Сауле отказали печень, почки и легкое. Она просто медленно умирала под многочисленными датчиками.

- Вскрытие показало, что Сауле скончалась не от туберкулеза, а от послеродового сепсиса. Скорее всего, в краснозерской больнице, куда девушку привезли после родов, ей занесли инфекцию, а может, акушер-гинеколог провел некачественный осмотр, - высказывает предположения мама погибшей Бакетгуль Искаева. - Когда я в первый раз обратилась в следственный комитет с заявлением, мою жалобу отклонили. Мол, не нашли виновных. Сейчас я решила снова отправиться к следователям. Раз начали трясти врачей, может, и у нас получится добиться справедливости?

Пошли против системы

Деревенские не могут понять, зачем женщины, потерявшие детей, ввязались в эту историю. Зачем пошли против системы, если все равно ничего не докажешь?! Проще же смолчать, стерпеть. Причем появилось это «поколение молчащих» не вчера. Ведь человек, загнанный в определенные рамки (в данном случае это небольшой сельский поселок), и рассуждать начинает по-особому: мне и моим детям в этой деревне еще жить, в любом случае или за медицинской помощью придется когда-нибудь обратиться, или еще за чем-то, а это значит, что выгоднее промолчать. То есть только так можно застраховать себя от «корпоративной медицинской солидарности».

Но это не единственная причина страха открыто говорить о своих проблемах. Ведь еще и слухи по деревне могут пойти! «Доброжелатели» будут шептаться, что, мол, на собственном горе заработать решили. Ведь на суде что требуют? Возмещения морального вреда!

- Да что далеко ходить, именно сейчас у доброй половины поселка Краснозерское именно такое мнение, - поделился с корреспондентами «Комсомолки» один из местных таксистов. - Мол, мамочки ввязались в это дело ради того, чтобы подзаработать. Ведь почти каждая из них потеряла второго ребенка. А это как-никак 300 тысяч рублей материнского капитала. Получить его не удалось, так хоть с больницы деньжонок подзаработать…

Но скорее всего, дело больше в юридической неграмотности. Из разговора с мамами, потерявшими малюток, выяснилось, что они обратились бы к представителям правосудия гораздо раньше, если бы знали, как это правильно сделать. Просто в нужный момент не оказалось рядом человека, который бы дал дельный совет…

Что же касается наших героинь, то они, несмотря на молву, решили идти до конца. Сейчас им вместо поддержки и понимания достаются лишь косые взгляды и разговоры за спиной… Но они готовы стерпеть это ради того, чтобы областные власти обратили внимание на проблему. Ситуацию под личный контроль взял руководитель следственного управления Новосибирской области Игорь Телегин. В селе надеются, что это хоть как-то повлияет на исход дела.

«Комсомолка» следит за развитием ситуации.

Комментарий юриста

«Главный принцип работы судмедэкспертов - корпоративная солидарность»

- Мне не раз приходилось вести похожие случаи. В результате выяснялось, что в смерти были виноваты медики. Врачи неправильно рассчитывали массу плода либо вовремя не применяли стимулирующие аппараты. В данном случае нужно посмотреть, были ли показания к кесареву сечению, и если да, то почему операция не была проведена.

Экспертизу по таким делам мы проводим в других регионах. А все потому, что только в таком случае можно получить объективную информацию. Как правило, новосибирские эксперты пишут, что местные врачи сделали все правильно. И дело здесь именно в корпоративной солидарности.

В случае Татьяны Яковенко можно предположить, что новорожденный умер от гестоза. Это заболевание лечится, причем без ущерба для ребенка. Если не удавалось побороть его с помощью лекарств, нужно было делать кесарево сечение. Исход судебного дела будет зависеть от экспертного заключения. Нужно посмотреть показания до и после беременности, проследить, как оказывались услуги по родовспоможению.

Юлия СТИБИКИНА, юрист, специализирующийся на медицинском праве.


Тематики: Смертьврачебная ошибкадетская смертностьздравоохранение

15.12.2011


 


ООО "Кировский похоронный дом" ищет инвесторов для строительства крематория

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae