RSS Распечатать

Грядут ли в России «могильные рокировки»?

Министерство строительства и ЖКХ разработало законопроект «О похоронном деле в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» Согласно этому документу, который планируется внести на рассмотрении Госдумы уже к 15 мая, останки из захоронений, признанных заброшенными, будут кремировать и опускать в специальную «могилу невостребованных прахов», а освободившиеся места использовать для нового погребения.

В каждом регионе России появится комиссия, которая будет находить и определять, какие места на кладбищах являются заброшенными.

По приблизительным оценкам, объем брошенных мест захоронений составляет от 18 тыс. до 25 тыс. га. (данные газеты «Известия»). По проекту закона захоронение считается заброшенным, если оно находится «в ненадлежащем состоянии» и при этом отсутствует информация как о похороненном, так и о лице, ответственном за могилу. В документе уточняется, что «места захоронения не могут быть признаны брошенными при наличии на них намогильных сооружений». В состав спецкомиссий должны входить представители органа государственной власти региона, прокуратуры, а также «федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор». Если речь идет о вероисповедальном кладбище, в состав комиссии по признанию места захоронения брошенным включается представитель той или иной конфессии.

После того как комиссия признает могилу брошенной, региональные власти обращаются в суд — он должен прийти к такому же выводу. Последующее использование места захоронения на региональных и муниципальных кладбищах допускается не ранее двадцати лет со дня последнего захоронения. Повторное использование мест захоронения на военных мемориальных и воинских кладбищах не допускается.

Минстрой считает, что земель под погосты у нас не хватает, что если сейчас не принять соответствующих мер, то через 100 лет Россия превратится в огромное кладбище. Позволим себе с этим мнением не согласиться: во-первых, даже если все население РФ по какой-то причине соберется на тот свет, то на могилы потребуется всего около 750 кв. км. (при существующем нормативе 4 кв. м. на одного человека плюс четверть от площади всех могил занимает кладбищенская инфраструктура), а это всего на всего немногим больше площади города Воронежа. Во-вторых, не все россияне в силу традиций, религиозных убеждений или отсутствия таковых являются сторонниками ингумации или трупоположения. Найдутся и такие, которые пожелают, чтобы их тело после смерти сожгли, а прах развеяли по ветру. Соответственно количество земли, нужной под захоронения, еще уменьшится. Однако в правительстве не считают, что среднестатистический россиянин имеет право (после смерти своих внуков, ибо правнуки к нему на могилку ходить уже не будут) спокойно лежать даже не там, где он, может быть, хотел бы, а там, куда положили. Те, кто разрабатывают и принимают такие законопроекты, наверняка не будут подвергать ни себя, ни своих родных подобной процедуре, получив места с красивыми памятниками на престижнейших, а то и мемориальных кладбищах.

Не с того начинаем

Реорганизацию похоронного дела, на наш взгляд, необходимо начинать не с рокировок покойников в могилах, а с изменения традиционных обрядов похорон и инфраструктуры кладбищ. Провести хотя бы на территории отдельно взятого погоста хоть какую-то унификацию. Например: памятники разрешить ставить определенного размера (с каким-либо допуском), ограда на участке должна быть не выше…(а лучше совсем отказаться от нее), количество захоронений внутри одной ограды не должно превышать … и т.д. Не нравятся покойнику здешние условия – везите его на другое кладбище, где и обелиски подороже, и ограда почугуннее. В результате захоронения будут располагаться ровными рядами и площади использоваться более рационально. В этом наверняка сможет помочь система частных кладбищ, где арендуешь участок на 10, 20, 50 лет и забываешь о благоустройстве места захоронения; все это становится обязанностью арендодателя. В случае, если у родственников нет возможности оплачивать уход за участком, останки эксгумируются и помещаются в контейнеры с именной табличкой.

Кстати, в обозначенном выше законопроекте представлена возможность создания таких структур. А у нас хотят соблюсти баланс, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Хотя, конечно же, во главу угла ставятся интересы волков. Ведь в случае принятия закона кладбищенские чиновники пулей полетят отыскивать заброшенные могилы и отыщут их, будьте спокойны. Затем члены комиссии, принимающие решения, получают небольшой презент, и могилка становится фактической собственностью директора кладбища. А к нему уже выстроилась очередь из желающих на местечко получше. И вот сын приходит к маме на могилу, а мамы там нет и в помине. На ее месте лежит может быть и хороший, но совершенно незнакомый ему человек. Или вдруг задался патриотично настроенный юноша узнать о судьбе своего героического прадеда и после долгих поисков нашел место его упокоения. А это оказывается вовсе не его прадед. Ради наживы останки его давно выкопаны и свалены в общую яму.

И тишина…

При подготовке этого материала наша редакция обратилась за некоторыми пояснениями в воронежский «Комбинат специализированного обслуживания» по поводу технической стороны организации дела и к представителям епархии для оценки моральной составляющей законопроекта. Ну со «Спецкомбинатом» ситуация была ясна заранее: после ряда скандалов там боятся прессы как черт ладана. Помурыжив дня три там ответили, что будут прорабатывать данный вопрос (« да и то, закон-то еще не принят»). Что же касается Церкви, то здесь пообещали дать ответ, коллегиально обсудив проблему. Но видимо не пришли к единому мнению. Хотя, согласно христианскому мировоззрению, считается, что жизнь человека бесконечна, и к телу умершего необходимо относиться с почтением. Останки нельзя тревожить ни через 20, ни через 50, ни через 1000 лет. Тем не менее, РПЦ не высказала своей ясной позиции по одному из принципиальнейших вопросов. После того, как закон будет принят и начнутся эксгумации, верующих наверняка захлестнет волна протеста. А это (в самом худшем случае) может привести ко второму расколу. Бунтов, случившихся в XVII веке, конечно же не повторится, но православие, как один из столпов российского общества и государственности, может пошатнуться.

Есть ли вечный покой?

Как ни парадоксально, но законодательство ничего не говорит о заброшенных могилах. Формально захоронение нельзя трогать, даже если к нему 100 лет никто не подходил. Но администрация кладбищ зачастую решает этот вопрос самостоятельно, определяя следующие признаки заброшенных могил: 1) зарастание травой; 2) отсутствие или разрушение надгробного памятника; 3) отсутствие или разрушение ограды; 4) сравнивание с землей могильного холма. Но такое может случиться уже лет через пять из-за неблагоприятных погодных условий или некачественной установки того же памятника. Как поступить в этом случае? Браться за лопаты? Нет! У могилы не может быть «срока использования». В РФ не существует всероссийского реестра умерших, поэтому каждое кладбище ведет свой учет. И если архив сгорит, его потеряют или умышленно уничтожат, информация об умершем или его родственниках исчезнет и может быть проведено повторное захоронение. Поэтому возможность изъятия останков из мест захоронения с целью последующей «продажи», «аренды» должна быть исключена из законопроекта. Необходимо разработать законный механизм замены лица, ответственного за захоронение и создать систему гражданского опекунства над неухоженными захоронениями. В этом случае опекун получит право быть похороненным на этом месте, но без изъятия останков ранее захороненных, ведь выкапывать из могил умерших безнравственно и цинично. А сохранение мест захоронения — это базовая основа многовековой культуры России.

Александр Федоров 


Источник

10.04.2015


 


Голубов

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae