RSS Распечатать

Директор Новосибирского крематория: "У нас хоронят под "Чистые пруды" и в обуви от Юдашкина"

В своем выступлении Якушин рассказал об отношении к кремации церкви, похоронном деле, бедности населения и новых традициях в погребении.

Самые яркие моменты выступления.

О похоронном бизнесе

Больше 20 лет я возглавлял "Сибирскую Ярмарку", помогал создавать "Алтайскую ярмарку", проводил вместе с Андреем Олишевским первую выставку. Там мы выполняли такую же функцию что и с крематорием: обучали команды, а потом конкурировали на добрососедских отношениях. Между нами ни тогда, ни сейчас нет никаких коммерческих интересов.

Вкладывать деньги в крематорий сегодня не популярно, потому что все бизнесмены стараются инвестировать короткие деньги, чтобы получить быструю прибыль и вложить ее в следующий проект. А похоронная сфера у нас, как и во всем мире, развивается по линии семейного бизнеса. Окупаемость у такого бизнеса долгая, но он стабильный — не зависит от каких-то катаклизмов. Он не приносит сверхприбыли, зато внуки и правнуки тоже будут получать доход.

Мой старший сын закончил курсы Всемирного банка по написанию бизнес-проектов, и он мне говорил: "Отец, минимум 12 лет". Но наш крематорий окупился за три года. Не знаю, сколько на это нужно времени в Барнауле.

Удельный вес кремации у нас сейчас 35%, открыли второй крематорий и кремация, естественно будет расти вверх. Хочу привести такую статистику: сейчас крематории работают в 23 городах, во всех их первые 5-10 лет удельный вес кремаций — 30%, далее минимум 50%. Рядом с нами, в Новокузнецке есть месяцы, в которые удельный вес кремаций доходит до 80%.

О продаже отпевания

У здания барнаульского крематория нет никаких излишеств и намека на воцерквленность, что очень правильно, потому что по сути это светское здание, оно должно быть открыто для всех религий и особенностей мировоззрения, которые циркулируют в обществе.

В Новосибирском крематории отпевают 20 священников. Когда мы открывались, патриарх Алексий написал, что кремация — нетрадиционный вид погребения, но церковь должна быть там, где ждут люди. Если человек был крещен, то есть зарегистрирован на небесах, значит священник должен совершить таинство отпевания. В этом и есть простая и совершенно адекватная позиция церкви.

Есть удивительная статистика: в крематории отпевают больше, чем во всех храмах Новосибирска. Так происходит, потому что мы продаем эту услугу. 15 минут нужно на то, чтобы убедить людей отпевать своих близких. Происходит это так: когда возникает вопрос заказывать священника или нет, мы говорим, что это нужно потому что она была зарегистрирована на небесах. Люди считают, что лучше перебдеть, чем не доделать.

Об обеднении населения

При любых обстоятельствах кремация всегда стоит дешевле традиционного погребения. В Новосибирске сейчас минимум, который возможен за весь комплекс погребальных услуг — 20 тысяч рублей.

Для 30% населения кремация — спасение. Ситуация обострилась резко. Мы, как никто, почувствовали, что люди сильно обнищали. Недавно я зашел в похоронный дом, за столом сидели пять человек, все очень интеллигентные, они плакали и не могли собрать деньги на кремацию.

Об экономии земель

С открытием крематория в Барнауле не будет потребности открывать новые кладбища. В Новосибирске за 13 лет мы сэкономили 220 га земли. Это больше пяти новых кладбищ. За эти годы кладбища преобразились — стали тяготеть к паркам: заасфальтированы дорожки, проведено освещение, поставлено новое ограждение, открылись залы прощания.

Когда я открывал крематорий, в непосредственной близости от него оказались три трехэтажных здания. Мы обратились к главному санитарному врачу России Геннадию Онищенко с просьбой разрешить построить здание ближе обозначенных в законе границ. Когда он посмотрел анализы воздуха, который выходит из трубы, то сказал, что строить его можно на любом расстоянии. Нас проверяют каждый месяц, ни разу не было зафиксировано ни одного нарушения. Когда мы строили здание, была статистика: выбросы от кремационной печи меньше, чем от одного автомобиля. Недавно я был в Лондоне и прочитал в местной газете, что выбросы от крематория меньше, чем от одной шашлычницы.

О "Чистых прудах" и обуви от Юдашкина

Мы сегодня живем в обществе потребителей, где люди привыкли к каким-то необычным вещам. Они сегодня хоронят в шубах из норки, гроб обивают боа, в похоронку сегодня приходит гламур. Мы недавно купили обувь от Юдашкина по очень большой скидке, она оказалась даже дешевле, чем китайская. Мы продали почти контейнер этой обуви за шесть месяцев. Люди брали только потому, что это Юдашкин.

Главный объект на похоронах — это тело. Его мы красим, гроб с ним высвечиваем, играет музыка, причем не обязательно траурная. Под траурный марш Шопена похоронили 1,5 млрд человек на планете, он уже потерял свое значение. Классическая музыка больше не разговаривает с современным человеком, его ухо настроено на некоторые другие мелодии, поэтому у нас в ходу музыка под заказ. Сегодня мы прощаемся под музыку "Чистые пруды", "Знаешь, так хочется жить", "Как упоительны в России вечера" и другие композиции. Это светская музыка, которая нравилась усопшим.

Об общении с мертвым телом

Когда я проводил первые кремации и увидел, в каком ужасающем состоянии пребывают из морга тела, то поехал в Лондон и закончил британский институт бальзамировщиков, потом в Германии закончил институт тонатопрактики. Раньше тому, как общаться с мертвым телом в России не учили нигде. Сейчас в Новосибирске работает Российско-немецкий учебный центр, где мы обучили уже 800 патологоанатомов и судмедэкспертов. Они в шоке. Мы проводим такие курсы и в Москве, где обучаем в Центральной клинической больнице, которая когда-то принадлежала ЦК КПСС. Мы работаем на столах, на которых когда-то вскрывал Брежнева, Черненко, всех великих полководцев и артистов. Там мы обучаем, как работать с мертвым телом, которое всегда опасно — наукой доказано, что есть трупный газ и трупный яд. Через которые от мертвого тела живому человеку передается 43 заболевания. Мы же обрабатываем тела и избегаем попадания инфекций.

Справка:

Сергей Якушин - профессиональный танатопрактик, основатель первого в России Музея мировой погребальной культуры. Академик Европейской академии естественных наук, член Союза художников России.

По своей первой специальности – преподаватель английского и немецкого языков. Работал преподавателем английского, гидом-переводчиком Интуриста, журналистом Новосибирского ТВ, корреспондентом АПН “Новости”, инструктором обкома КПСС.

В конце 80-х он основал выставочную компанию “Сибирская Ярмарка”. В начале 90-х годов Сергей Борисович реформировать похоронную отрасль в России, поставив перед собой цель возрождения традиций погребальной культуры. В 1993 году основал проект выставки похоронного искусства "РитуалСиб".


Источник

01.07.2015


 


Криорус

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae