Художественная сказкотерапия смерти.

У меня двое маленьких детей. Одно из самых любимых совместных занятий – сказки перед сном. Не так давно, во время чтения сказки А. С. Пушкина о мертвой царевне в хрустальном гробе, подвешенном на цепях, старший сын задал мне сразу несколько вопросов о смерти и жизни на небесах, о чертях… От неожиданности я получила испуг, не слишком ли страшная эта сказка великого поэта. Поразмыслив, сделала для себя открытие. Ни в русской, ни в зарубежной литературе нет ни одной сказки, где бы не было смерти. Оказывается, все мы воспитаны на смерти. Старушка с косой сопровождает нас с самого раннего детства, а когда мы становимся родителями, мы замыкаем цикл, читая те же страшные сказки для собственных детей, перелистывая страницы книжек с богатыми иллюстрациями талантливых художников, на смертную тему.

 Не опасно ли это? Погрузилась в Интернет, сходила в научную библиотеку. Ответственность за воспитание сыновей заставило досконально изучить тему.

 Как оказалось, в науке этот вопрос давно выделен в новое направление – «сказотерапия». Каждый родитель знает, когда-то наступит день, когда ребенок задаст трудный вопрос о смерти. Легких ответов для детей не существует, если разговор заходит о смерти. Помочь родителям найти верную нотку, поговорить с детьми на доступном языке могут помочь детские книжки, и в особенности – иллюстрации в них.

Психологи настоятельно рекомендуют родителям читать и обсуждать сказки, и особенно рассматривать в деталях книжные картинки, которые помогают взрослым найти подходящие способы ведения разговора о смерти, возможности расширить детские представления и жизни, ее начале и конце, о смысле созидания, творчества, значении добра в жизни людей. Такую же помощь может оказать совместное изготовление кукол, рисование, просмотр картин известных художников, где изображены батальные сцены, сцены смерти, кладбищенские пейзажи.

 Совместное чтение сказок – это эффективный путь, когда ребенок в легкой форме получает знания о мире. Сказки – одно из лучших средств для нахождения ответов на те вопросы, которые волнуют ребенка: «Что такое смерть? Что происходит с человеком после смерти? Бессмертна ли душа?» Об этом и многом другом ребенок узнает, когда родители прочитают вслух, а потом непременно с ним обсудят сказки «Русалочка», «Ангел», «Девочка со спичками», «Красные башмачки», «Дочь болотного царя», «Девочка, наступившая на хлеб», «Кое-что», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях», «Красная шапочка», «Му-Му», «Гаврош», «Мальчиш-Кибальчиш» и конечно, сказки Андерсена. Во всех этих сказках затрагивается тема смерти.

 Понятно, эти книжки могут служить вспомогательным средством в откровенной беседе взрослого с ребенком. Книги сами по себе не могут развеять страхи и печаль. Но книги могут быть хорошим поводом для рассказа о смерти близкого человека. А главное, читая сказки, где упоминается смерть, родители могут исподволь, постепенно подготовить детей к правильному восприятию горестного известия.

 Что сказать о художниках? Их вовлеченность в этот процесс пока мала. Если издается мало книг, значит и художникам мало что есть иллюстрировать. И все же конкурс «Тема смерти в современном искусстве» выявил несколько авторов, увлеченных этой темой: Сотников Сергей, картина «Страшный Секретик»; Столярова Наталья, иллюстрация к сказке «Спящая красавица»; Спехова Мария, Дары феи Кренского озера, иллюстрация к сборнику итальянских сказок, серия «Сказки мира».

 Сделаю небольшое отступление в психологию, которое поможет молодым художникам, которое, надеюсь, поможет молодым художникам-иллюстраторам детских книжек о смерти. Их, как и многих из нас, взрослых, родителей, поджидает немало ошибок, которых хотелось бы избежать в художественном творчестве. Упомяну несколько, самые главные ошибки и правила для соблюдения при написании картин о смерти для детей. Прежде всего нужно помнить, что детское воображение более предметное, чем у взрослых. Мыследействие, восприятие информации у детей происходит несколько иначе и часто приводит к прямо противоположному результату, на который рассчитывает взрослый.

 Например, художник может нарисовать прекрасный райский сад, куда мы, взрослые, все стремимся попасть. Но из-за своей буквальности дети могут испытывать затруднения с пониманием того, что такое Небеса. Прекрасная картина может оказаться пугающей, сбивающей ребенка с толку. «Если рай там, на небе, почему тогда бабушку закапывают в землю?» Или: «Вернет ли дождь любимую собачку обратно с небес?» Или «А когда мы полетим на юг на самолете, увижу ли я там в небе своего дедушку?»

 Обычно предполагается, что объяснения типа «Папа там на Небе, следит за тобой» должно звучать обнадеживающе, но для ребенка оно может сформировать образ некоего папы-шпиона, который всегда в курсе того, о чем ребенок думает и что он делает. «Твоя сестренка была такой хорошей, что бог забрал ее к себе», по мнению взрослых, - позитивное утверждение, но у ребенка оно может вызвать сомнение по поводу хорошего поведения и доброты Бога, если он забирает того, кого мы любим. Иногда мы действительно можем помочь ребенку, отвечая на его вопросы высказываниями типа: «Никто не знает наверняка, но я верю, что…», «Ты знаешь, сынок, мне бы тоже хотелось это знать». Такой ответ будет доступным, и как это не странно, более понятным для ребенка.

 Решение не говорить ребенку о случившейся смерти кажется для многих очевидным, но мы должны задаться вопросом: а действительно ли это будет лучше для ребенка? Часто дети чувствуют более тонко, чем мы, взрослые, думаем. Большинство ритуалов в нашем обществе сосредоточено на детях. К сожалению, похоронный ритуал, цель которого заключается в том, чтобы помочь скорбящим людям начать исцеление, не предназначен для детей. Часто детей не берут с собой на похороны, потому что взрослые хотят оградить их от горестных переживаний. Родители ошибочно полагают, поскольку похороны болезненны, нужно защитить детей от горя и боли. «Они еще успеют горя хлебнуть».

 В зарубежной психологии устоялось твердое мнение: дети, как и взрослые, имеют право и должны участвовать в похоронах. Родители не могут лишать детей этого права, если тому нет веских причин, связанных с какими-либо психологическими отклонениями в здоровье детей. «Похороны полезны», - утверждают зарубежные детские психологи, и это мнение теперь разделяют и их коллеги в России. Похороны помогают осознать, что кто-то умер; позволяют получить поддержку и помощь; дают возможность воздать почести: заставляют по-другому посмотреть на жизненные ценности, изменить отношение к жизни. А детям похороны помогают осознать, что все в жизни, в мире конечно, все когда-либо умирает, в том числе и люди.

С этой точкой зрения согласен один из участников конкурса – художник Борис Вилков. «Основные герои его работ – дети и подростки, ведь именно в этом возрасте вопросы о смысле бытия ощущаются наиболее остро. Мы понимаем, что ребята на кладбище оказались не случайно. Дети не плачут, они пришли не за горем, они пришли за познанием. Они понимают: трагедия человека не в смерти – его трагедия в пустой жизни, ничтожно смертью оцениваемой» (Д. Голубев, фотограф).

Итак, одни из-за боязни навредить детской психике избегают прямых разговоров с детьми о смерти, другие уводят детей из дома, чтобы те не видели смерть. Но смерть, оттого, что детям закрыли глаза и уши, не исчезнет. Это понимают многие родители и на свой страх и риск пытаются все же говорить на тему смерти со своими маленькими детьми, выбирая, как правило, обтекаемые, мягкие формы объяснения.

И тут вновь смелых родителей поджидают ошибки. Все что мы говорим образно, дети склонны понимать буквально. Если в своей попытке объяснить смерть родитель сравнил ее со сном, неудивительно, что ребенок впоследствии предполагает, что смерть – это что-то, от чего можно проснуться. Или, наоборот, сон – это то, чего следует бояться, так как можно не проснуться. И если вместо того, чтобы использовать слово «умер», мы скажем «заснул вечным сном», ребенок может начать беспокоится, что он может больше не проснуться утром. Наша уклончивость может оказаться мучительной для детей, может стать причиной недугов и даже психических расстройств. Приведу пример из практики Новосибирского Крематория. Одна семья попыталась подготовить своего маленького сына к посещению панихиды. Они объяснили ему, что тело дедушки будет лежать в открытом гробу. Мальчик был очень встревожен до тех пор, пока не увидел своего дедушку целиком. Он думал, что там будет только его тело, без головы.

Дети в своем стремлении постичь смерть как завершающий этап жизни, могут быть обеспокоены тем, что умершему могут понадобиться пища, и быть не в состоянии во всем этом разобраться. Один ребенок, который не мог понять, что такое похороны, решил, что тело его дедушки было помещено на чердаке, и поэтому чердак – запретное место для игр.

Большинство детей хотят знать, какая она, смерть. Они могут ассоциировать смерть с неподвижностью, но могут задавать вопросы типа: может ли мертвый человек видеть, испытывать голод, «какать» и «писать». Эти вопросы могут застать взрослого врасплох, но все они – часть естественного любопытства в отношении физических аспектов смерти. «В каком положении ты будешь, когда умрешь? – спрашивает ребенок. Или «А если бабушку вынуть из гроба и посадить в кресло, что будет?» Совершенно нормально, если ребенок снова и снова задает одни и те же вопросы. Он делает это до тех пор, пока ответы не покажутся ему подлинными. Это особенно наглядно, когда ребенок пытается понять смерть как завершающий этап.

Маленький мальчик помогал похоронить аквариумную рыбку. Несколько дней спустя он внимательно разглядел оставшихся рыбок в аквариуме и спросил: «Где та, которая умерла?» Задавая один и тот же вопрос снова и снова, ребенок таким образом анализирует ответы и постепенно начинает вникать в суть.

Легкое, безразличное отношение взрослых к этой проблеме – самая неприемлемая, глубоко ошибочная позиция. «Все мы были детьми и видели смерть. Ничего страшного с нами не произошло». Может это до определенной степени и верно. Только глубина проблемы в том, что однажды зародившиеся в душе маленького человека страхи смерти далеко не безобидны. В литературе описано много разных негативных последствий. Одно из главных: страхи сдерживают, тормозят развитие ребенка, не позволяют его организму, психике, интеллекту отбросить одну возрастную форму и встать на новую ступеньку развития. В этом закон эволюции: когда мозг, психика достигают высоты цикла, т.е. совершенства, происходит скачок в развитии, старая форма интеллекта ребенка как бы уходит в прошлое, остается самое лучшее, базовое – и ребенок переходит в свое новое качество. Постоянная смена этих качеств и есть развитие. Смертные страхи – это своего рода якоря, которые тянут вниз, цепляют, застревают в душе ребенка и не пускают в его душу, в мозг новое знание. Познание ребенка резко тормозится.

В заключение, хочу добавить. Роль художника в формировании у детей правильного отношения к смерти велика. Еще больше художник может помочь тем малышам, которым жизнь показала смерть в лицо, которые навсегда лишились любимого родителя, бабушки, дедушки, братика, сестренки. Грамотная, высокохудожественная картина может избавить ребенка от страха смерти, привнести в его жизнь успокоение, примирение с неизбежным, возвысить и закалить пока еще маленький дух.

Художественная сказотерапия. Может быть стоит ввести такой предмет в учебные курсы художественных вузов?

Татьяна Якушина,
директор Новосибирского музея мировой погребальной культуры

1.jpg


2.jpg


3.jpg


4.jpg


5.jpg


6.jpg


7.jpg


8.jpg


9.jpg


10.jpg


Тематики: тема смерти в современном искусствесказкотерапия смертисмерть в сказках

23.12.2010





Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
ООО "Кировский похоронный дом" ищет инвесторов для строительства крематория

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae