Базовый, изначальный и непреодолимый страх любого человека – страх Смерти. Даже если он не актуален в эту минуту, в следующую - он обнаруживается и влияет на наше поведение намного больше, чем нам бы хотелось. «Похоронный портал» публикует аналитическую статью психолога, литератора из Москвы Ольги Заярной.

" />

RSS Распечатать

Страх Смерти

 
<p><font size='2' face='Tahoma'>Базовый, изначальный и непреодолимый страх любого человека – страх Смерти. Даже если он не актуален в эту минуту, в следующую - он обнаруживается и влияет на наше поведение намного больше, чем нам бы хотелось. «Похоронный портал» публикует аналитическую статью психолога, литератора из Москвы Ольги Заярной.</font></p>

Базовый, изначальный и непреодолимый страх любого человека – страх Смерти. Даже если он не актуален в эту минуту, в следующую - он обнаруживается и влияет на наше поведение намного больше, чем нам бы хотелось. «Похоронный портал» публикует аналитическую статью психолога, литератора из Москвы Ольги Заярной.

Современная цивилизация, дрейфующая в сторону “позитивности”, “здорового образа жизни”, “успеха” поместила тему Смерти в зону гласного и негласного табу. Попробуйте просто поговорить о Смерти, – 8 из 10 человек откажутся поддерживать разговор – “не надо о грустном”, “не хочу об этом думать”, “все равно ничего нельзя сделать – что толку говорить”.

Люди, столкнувшиеся с горем, потерей близкого, конечно, услышат дежурные слова соболезнования и сказанные шепотом в сторону “кошмар, как это могло произойти, так неожиданно”, но неизбежно окажутся в определенной изоляции. Убедившись, что человек не один, что все приличия соблюдены, все знакомые будут осторожно дистанцироваться.

Исторический экскурс покажет, что так было не всегда. Если заглядывать не слишком далеко, а просто вспомнить, как к Смерти относились наши предки хотя бы в прошлом или позапрошлом веке, то становится очевидным, что никто ничего не прятал и не скрывал. Крестьяне сами изготавливали себе гробы при жизни, запасали и хранили в неприкосновенности свои похоронные наряды, совсем недавно российские старушки называли свои сбережения “похоронными деньгами”, эти темы обсуждались свободно в семье, на эту тему было много присказок и даже шуток. Мои бабушки, увидев выросшего ребенка знакомых, отпускали на мой тогдашний взгляд, странную сентенцию: “О, какой большой стал, гробище-то какой надо…”. Когда я пыталась узнать – зачем они так странно шутят, они спокойно отвечали, что это – хорошая примета так говорить и, по сути, это пожелание здоровья и долгих лет жизни.

То есть, если сделать вывод из сказанного, наши предки спокойно сосуществовали со “смертельными темами”, были готовы к тому, что Смерть в любой момент может придти. Мы же утратили естественный контакт со Смертью и, несмотря на всю нацеленность на успех, начинаем проигрывать.

Наиболее ощутимыми являются два момента:

1) Будучи атакованы близостью Смерти в любой ситуации – болезнь, угроза аварии, криминальная ситуация или теракт, мы испытываем сильнейшие чувства. Не имея опыта контакта с такими чувствами и опыта переживания, переработки всего этого, мы буквально разрушаемся от парализующего страха

2) Подавляя естественный страх Смерти, мы не можем избежать психологических инверсий, защит, проекций этого страха. Пробираясь на поверхность нашего сознания, этот страх может превратиться в панический страх любых перемен, страх неопределенности, в патологическое, болезненное любопытство к аспектам Смерти, трусливое заигрывание с этой весьма важной и серьезной темой. Неуместный черный юмор, граничащий с цинизмом и кощунством, является наиболее распространенной инверсией страха Смерти.

В сложном положении находятся профессионалы, работающие на территории Смерти. С одной стороны, многие восхищаются их мужеством – то, что страшно, неприятно и обычные люди изо всех сил пытаются не пустить в свою жизнь, они сделали предметом своей повседневной работы, с другой стороны, именно то, что они ТАМ, в запретной зоне, вызывает желание отодвинуться, дистанцироваться.

А боятся ли профессионалы Смерти так же, как все обычные люди? Страшно ли криминалистам, сотрудникам МЧС, патологоанатомам, похоронным агентам и что они делают со своим страхом? И насколько они атакованы чувствами и страхами других людей.

Мне довелось некоторое время довольно близко общаться со старшей медсестрой реанимации, имеющей среди своих должностных обязанностей одну, крайне тяжелую – сообщать родственникам, что “медицина оказалась бессильной”. Обычная средних лет симпатичная дама с лукавыми голубыми глазами. Каково ей было выходить в притихший коридор к тревожным взглядам и умоляюще сложенным рукам? Вопреки расхожим мифам, она утверждала, что к этому привыкнуть невозможно. И каждый раз она несла людям горе, затрачивая свои чувства, ставя себя на их место, старалась, чтобы они поняли все уже по ее виду, а сухой перечень совершенных реанимационных процедур просто давал им время пережить первоначальный шок и почувствовать реальность происходящего. Может быть, именно поэтому она осталась одинокой, несмотря на все свое обаяние и женскую привлекательность. Эмоциональное сгорание лишает жизненной силы, отбирает драйв, беззаботность и легкость бытия у человека, стоящего “на рубеже” жизни и смерти.

Сотрудница “телефона Доверия” попала в психиатрическую клинику после того, как у нее на линии, прямо во время разговора, застрелился абонент. Внезапная жесткость происходящего, реальность Смерти разрушила все защиты, обнулила ресурсы выживания, и девушка сама оказалась в опасной ситуации. Разумеется, она понимала, что пришла работать не в книжный магазин, а в организацию, которая имеет дело с экстренными ситуациями и даже прошла соответствующие тренинги. Но ничто не поможет нам прикрыть все наши слабые места и любой из нас может быть внезапно атакован невыносимой ситуацией. Когда ужас, чувство вины, досады, что ничего уже не исправишь, прорывает все плотины здравого смысла и погружает нас в катастрофу.

Ситуация похорон выглядит более спокойной – уже все свершилось и завершается, но далеко не все так просто. Горе от потери близкого – это дыра в картине мира, это – глубокая рана, которая может не затягиваться годами и к моменту похорон наступает лишь первое понимание силы этого горя. И – при остром горе нередко происходят тяжелые эмоционально сцены – безудержные рыдания, сердечные приступы, обмороки. Вся атмосфера похорон, наблюдаемый факт мертвого тела, печальная музыка, прочие атрибуты и символы ухода не могут не затрагивать чувств всех наблюдателей и участников ритуального действия. Будучи рядовым для профессионала, это зрелище все равно затрагивает и актуализирует в той или иной мере собственные страхи, переживания.

Каждый человек понимает, что он смертен. Убежать и спрятаться от этого факта невозможно. Но – одно дело понимать, другое дело – прожить и осмыслить неизбежность Смерти. Те, кто посвятил себя этому вопросу профессионально, не имеют “прививок” от этих переживаний. Близость Смерти – ментальная, физическая обнажает чувство и несколько стадий формирующегося отношения к ней, неважно, это моя личная гибель или угроза гибели близкого:

1. Отрицание – может быть в разном формате: просто делаем вид, что этого нет, не задумываемся, считаем, что это не имеет к нам никакого отношения – это детский или просто инфантильный тип реагирования. Иногда это затягивается надолго и начинает принимать уродливые формы. Личность приобретает огромные фильтры, которые захлопывают все двери, все книги, отключают любое изображение, которые намекает “на это”. “Смерти нет” превращается в “не хочу об этом знать”. Стоит ли комментировать, что из этой затеи ничего не выйдет?

2. Гнев – активное отторжение, переживание несправедливости, поиск ответа на вопрос “за что? Почему?” Смерть, особенно насильственная, воспринимается нередко как наказание, жестокость Судьбы. Этому созвучна принятая сотрудниками кризисных служб шкала NASH (английская аббревиатура причин смерти – от “натуральной” до убийства). Наиболее тяжко переживается убийство, вызывающее сильнейшие чувства гнева, вины, острое желание мести вплоть до аффекта, расстройства восприятия и поведения. Но и, так называемая, естественная смерть может вызвать чувство обиды и несправедливости. Это переживания по поводу близкого человека, что касается себя (если, например, человек узнал о смертельном заболевании или просто осознал, что жизнь подходит к концу), то он может удивить окружающих немотивированной агрессивностью и несправедливыми обвинениями.

3. Торг или поиски выхода – “не сейчас”, “не сразу”, “не полностью” и так далее. Как говорится, надежда умирает последней и, несмотря на весь опыт человечества, человек ищет “добрые знаки”, которые могут поддержать и намекнуть, что выход есть. Это и интерес к описаниям терминальных переживаний, внезапное усиление религиозности, поиски рецептов долголетия, в чем-то может быть достигнуто временное успокоение.

4. Депрессия – чувство бессилия, подавленности неизбежностью. Ни один рецепт не дает гарантии, постепенно нарастает разочарование, появляется убеждение, что эта борьба бессмысленна и все равно произойдет то, что произойдет. Человек ощущает себя в ловушке, нет воли к сопротивлению.

5. Принятие – интеграция переживания своей конечности, ощущение подъема жизненных сил, правильное понимание жизни и смерти.

Мы, в нашей цивилизации, вынуждены проходить эти стадии каждый раз заново в силу утраты естественного контакта с процессами Жизни и Смерти. Неужели и профессионалы каждый раз все это переживают? Нет, конечно, никакая психика бы этого не вынесла. Начинают складываться защиты, и у ремесленников, не подлинных мастеров своего дела, их две: толерантность и цинизм. То есть снижение чувствительности, угасание эмоциональности, сведение своих действий к манипуляциям, а также снижение значимости темы, превращение ее в повод для шуток и насмешек. Это способ выживания в “запретной зоне” и ничего противоестественного в этом нет.

Однако, 20 летний опыт танатотерапии, исследований, в том числе наблюдений за теми, кто не просто выживает в запретной зоне, а становится настоящим ассом в криминалистике, кризисном консультировании или похоронном деле, показывает, что есть и другой путь. Наоборот, если открыть максимальный доступ к своим переживаниям, высвободить энергию, которая заблокирована в попытках защищаться от реальности Смерти, горя, потерь, восстановить естественность и чувствительность, то каждая новая ситуация становится не разрушающей, выжигающей или “анестезирующей”, а накапливающей творческий ресурс, поддерживающей интерес и развивающей. Профессионал все более и более готов адекватно реагировать на вызовы, полон творческих сил для ответа на них.

Профессионал начинает видеть свою территорию как трансформирующую, наиболее ясно отражающую необходимость и закономерность перехода из одного цикла жизни в другой. Он понимает, что негативные чувства имеют такое же право на жизнь, как и позитивные, и проявление их, динамика ничуть не менее интересна, чем динамика положительных эмоций. Именно такой профессионал может адекватно реагировать на тяжелые переживания других людей, оказывать им реальную помощь, а не обижать их своим равнодушием и олимпийским спокойствием. Здесь и приходит профессиональная удовлетворенность, психологическая гармония. Хотя работа, связанная со Смертью никогда не станет простой, функциональной и безмятежной – но можно научиться жить с этим и испытывать все радости Жизни.

Психолог Ольга Заярная специально для «Похоронного портала»


Тематики: Ольга Заярнаястрах смертитанатотерапиясмертьпсихология

08.12.2011


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae