RSS Распечатать

Культура памяти. Стержень работы предприятий похоронного обслуживания. Александр Сазанов, Санкт-Петербург

Забавно, а может быть, символично - вот уже который год свой день рождения я встречаю среди гробов, траурных венков и прочих похоронных аксессуаров. В связи с этим у меня для вас две новости - одна, как водится, плохая, а другая - хорошая. Начну с плохой: все мы, здесь присутствующие, умрём. А хорошая новость в том, что это произойдёт не сегодня… Так уж устроен наш с вами мир, что в урочный час над нашим бренным телом уже следующее поколение наших коллег, работников одной из похоронных служб, соорудит соответствующий холмик и надгробие. Одно из моих двустиший, которое называется «Отцы и дети» и которое входит в поэтический цикл «Сазанчики», звучит следующим образом:
«Он на погосте в холмик плюнул гадко…
И вот почил… И получил плевок обратно»…

Полагаю, никто из нас не хочет, чтобы на наш гипотетический холмик наплевали, покрыли мусором, чтобы порушили наше будущее надгробие. Прошу прощения за философский цинизм, но именно здесь проявляется понятие, которое зовётся Культура Памяти - что, по образному толкованию Великого русского учёного Даля, значит «свойство души хранить сознание о былом». Заметьте, «души»!
Почти 12 лет издавая первое в истории российской журналистики периодическое печатное издание на похоронную тематику - журнал «Реквием», ваш покорный слуга является страстным поборником пропаганды Культуры Памяти и всего того, что с ней связано.
Меньше всего хочу кого бы то ни было поучать. Говорят, умный учится, а дурак учит. Так вот я не хочу учить, а хочу лишь только поделиться тем, что знаю, чему я научился за эти 12 с лишним лет. Да, за это время меня стали привечать на похоронных «тусовках», приглашать в президиумы и читать лекции, даже цитируют на кладбищенских стендах в разных уголках России. Более того, моя физиономия в роли «доктора похоронных наук» стала мелькать на телеканалах НТВ, РТР, Петербург, в газетах «Известия», «Аргументы и Факты», даже радио «Свобода» провело со мной целый час прямого эфира. Но я всё же издатель и журналист, а не похоронных дел мастер, поэтому и учить уважаемую аудиторию не собираюсь. Полагаю, именно то, что я не похоронщик, как раз и обуславливает некоторые преимущества, которые дают мне право взглянуть на проблему со стороны. Тем более, что смерть я видел, что называется, и в одиночку, и скопом. Я имею в виду возможность несколько лет тому назад увидеть груды сваленных человеческих тел, опять извините за цинизм, «футляров» для человеческих душ, которые лежали в холодильных боксах Санкт-Петербургской судебно-медицинской экспертной службы. О том, почему я тут применил слово «футляры», я скажу несколько ниже.
Я никогда не переставал говорить слова благодарности работникам похоронной отрасли, поскольку считал и буду считать их труд тяжёлым и одновременно благородным. Ежедневно быть соучастником горя и слёз - это не каждому под силу. Но у каждой медали - две стороны. Поэтому только слегка коснусь одной стороны медали - положительной стороны современной похоронной отрасли, и больше уделю внимания стороне другой, которая, к сожалению, делает лицевую сторону медали неприглядной, а порой ужасной. Все 12 лет я не перестаю, извините за выражение, тыкать носом многих из наших коллег в эту неприглядную картину. Кто-то меня игнорирует, кто-то опасается, кто-то просто считает чудаком. Может, и сегодня мои слова не всем доставят удовольствие, но слова свои я всё же произнесу, так как название темы моего выступления «Культура Памяти - стержень работы предприятий похоронной отрасли» отражает моё кредо в озвученной деятельности.
Ещё 10 лет назад, будучи с Сергеем Якушиным в Париже на Международной выставке похоронного искусства, все четыре дня я ходил по громадному павильону в Ля-Бурже с широко разинутым ртом. Отчего, надеюсь, вам понятно. Те же 10 лет назад я стоял на трибуне во время открытия 4-й выставки «Некрополь», впервые проводившейся в Москве и только-только набиравшей обороты. Сегодня можно смело сказать о том, что успехи похоронной индустрии стали почти вровень с тем, что имеют наши западные коллеги. И это здорово. Но это материальная часть дела. А есть ещё часть похоронного дела - духовная. В ней проблемы не очень решаются в положительную сторону.
Во все времена отношение к умершим, проводам в последний путь и местам упокоения служили мерилом духовности и нравственности людей. Утверждают: чтобы оценить культуру той или иной нации, достаточно посетить базар, общественный туалет и кладбище. С последними у нас до сих пор далеко не всё в порядке. И во многом в этом повинны как раз те, кому вменено и законом, и трудовым распорядком следить за тем, что и как происходит на кладбищах, что происходит накануне похорон, во время похорон и после похорон.
Кладбища - это тоже города, города мёртвых, которые влияют на нас, ещё живых - влияют историей, опытом, патогенными зонами, стыдом, совестью. Кладбища - это жизнь, которая существует рядом с нами, независимо от нас: ведь каждый из нас часто видит во сне родственников, мы ходим к ним на могилы и разговариваем с ними, советуемся даже. Не так ли? Это так! И это не случайно! Не зря и Александр Сергеевич Пушкин писал о «любви к отеческим гробам».
Меня года четыре назад пригласили читать цикл лекций для коллектива одной из петербургских компаний. Уже в начале составления договора удивило то, что мы никак не могли с начальством одобрить план этого цикла. Не нравилось начальству то, что львиную долю часов я хотел посвятить Культуре Памяти! От меня хотели одного - научить коллектив практической стороне дела, которая приносит прибыль. Вот это и есть то, что я называю болезнью нашей современной похоронной отрасли: говоря народным языком, набить бы брюхо. Но! Осмелюсь напомнить русскую поговорку: Не будет духа - не будет брюха! Не потому ли страдает наша нынешняя российская экономика (в том числе и похоронка), что мы ставим, ставим и ставим «брюхо» поперёд «духа»?!

ПОНЯТИЕ: ПОХОРОННАЯ КУЛЬТУРА
В моём журнале есть рубрика «Похоронный ликбез». Прошу у вас прощения, но я позволю себе здесь некоторый устный вариант этой рубрики и сделать краткий экскурс в понятия «культура» и «похоронная культура».
Итак, CULTURA (с латинского) - это возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание. Наша культура - это и материальные, и духовные ценности, созданные человеком, обществом, нацией, народом…
Поскольку все мы выросли из «шинели» многолетнего советского строя, то театр, литература, кино, музеи, художественная самодеятельность, живопись - вот и всё, что входило и, возможно, укрепилось в наше понятие Культуры по итогам всех советских почти 80 лет.
Есть культура речи, культура питания, культура строительства, культура общения, культура общественного поведения, культура взаимоотношений, культура письма, правовая культура… Среди них - культура погребения и всё, что вокруг неё. И эта культура требует своего возделывания, воспитания, развития и почитания.
В похоронной культуре также существуют и материальные, и духовные ценности. К материальным ценностям в похоронной культуре я бы отнёс: а) Культура погребальных аксессуаров (гробы, их убранство - обивка, ручки, дизайн, покрывала, подушки), памятники, венки, цветники, ограды, одеяние покойника; б) Культура похоронных предприятий, похоронных домов или прощальных залов - оформление, соответствие конфессиям, сценарии; в) Культура транспортировки - автокатафалки, катафалки на кладбищах, перевозка покойных из дома в морги, их сопровождение.
К духовным ценностям в похоронной культуре относятся: а) знание и соблюдение обрядов, ритуалов, традиций (причем различных конфессий); б) культура оказания услуг, воспитанность и тактичность работников; в) Культура Памяти: синодики - помянники, исторические сведения о кладбищах и захороненных на них людях, субботники на кладбищах, открытие мемориальных досок, шефство предприятий над отдельными могилами и мемориалами, Дни Памяти (наряду с Радоницей, Родительскими днями - Дни кончины отдельных личностей); г) создание фонотеки, видеотеки, фототеки, библиотеки; д) организация Правового Ликбеза; е) изучение и воспитание у граждан христианского отношения к смерти, к жизни до смерти, отношения к покойным и местам их упокоения.
К материальным ценностям внимание наших похоронных предприятий совершенствуется год от года. Есть подвижки и в сторону духовных ценностей, но они мизерны. И всё потому, что «брюхо» нам по-прежнему дороже. И среди 10 директоров похоронных предприятий пока ещё девять скажут, что организация общественных субботников на кладбищах, организация шефства над отдельными захоронениями, финансирование и издание методических брошюр в помощь работникам «похоронки» и граждан и всё остальное, что я перечислил в части «Духовные ценности Похоронной Культуры», - это не для них, пусть этим занимаются другие. А бывает и вовсе наоборот: например, Санкт-Петербургское общество немецкой культуры перестало (после почти 5-летней практики) созывать на субботник по благоустройству Смоленского лютеранского кладбища своих людей только потому, что работники кладбища воспринимали их как бельмо на глазу. Вы думаете, общественники мешали им прибираться на могилах? Отнюдь! Они им мешали ничего не делать - теперь состояние могил известнейших россиян-лютеран находится в убогом состоянии (достаточно назвать имена основателя Одессы Де Рибаса, флотоводца Грейга, 4-х членов семьи Нобеля).

КЛАДБИЩЕНСКИЙ ВАНДАЛИЗМ
Я, безусловно, понимаю, что наше современное общество нравственно больно, что сплошь и рядом нарушаются Божьи Заповеди: не убий - убивают (причём теперь убийства заказывают как услугу!), не кради - воруют миллионами и этим гордятся, не лжесвидетельствуй - лгут, глядя в глаза и с больших трибун, не прелюбодействуй - раздеваемся до нага на всеобщее обозрение вплоть до телевидения, возлюби ближнего своего - готовы друг другу глотку порвать за место в трамвае, возлюби Господа Бога твоего - забыли дорогу к Храму… Но не всё же сваливать с больной головы на здоровую! Если в законе сказано, что за сохранение всего, что находится на кладбище, несёт ответственность соответствующее предприятие, оно и должно его нести так, чтобы никакие варвары и подонки не проникли к надгробиям. Но мы слышим после каждого такого случая: у нас нет или не хватает денег на охрану. На охрану кладбища денег нет, а на охрану своей любимой персоны у директоров и своего кабинета-офиса денег полно. На охрану погостов, мемориалов и надгробий денег нет, а на дорогие персональные служебные автомашины и личных шофёров деньги есть.
Я вспоминаю фильм про легендарного советского разведчика Николая Кузнецова. Так вот там показан кабинет (или офис по-современному) фашистского гауляйтера Коха: автоматчики у дверей, две огромные собаки, два дога у письменного стола. Нечто подобное я видел не так давно, посетив одного из руководителей похоронной организации. Неважно - кого, и неважно - где. Это симптом. А от кого охрана? От бандитов? Так они найдут возможность, невзирая на охрану. Может, от назойливых клиентов, которые мешают работать? Того, чьи помыслы чисты, чиста совесть, чиста и законна работа, того и Бог сбережёт.
Я прекрасно понимаю, что эти сентенции не подвигнут никого избавиться от высокооплачиваемых охранников, от служебных иномарок и прочих удовольствий, но я к этому и не призываю. Призываю к другому: не кривить душой по поводу отсутствия финансов на охрану вверенных объектов и обеспечить их законную охрану, чтобы не давать поводов вандалам и хулиганам. Ведь говорится: на то они и воры, что мы ротозеи.
Правда, варвары и вандалы бывают не только «из народа». Мы не забыли, как в этой роли в 30-е и даже в 50-е годы ХХ века выступало само государство, различные ведомства. Достаточно вспомнить, что только в Ленинграде при строительстве многих станций метрополитенов были использованы гранитные и мраморные надгробия упокоенных «чуждых элементов» - купцов, царских генералов и дворян. Самый свежий случай - октябрь 2006 года на набережной реки Карповки, когда при ремонте престижного «сталинского» дома в его основании были обнаружены надгробные плиты, датированные 1700-ми гг., среди которых была плита с именем графа Уварова…
Уже давно муссируются слухи о скором погребении тела Владимира Ильича Ленина. Так это будет или нет - не в этом сейчас вопрос. Но вот началось непонятное броуновское движение на территории петербургского кладбища «Литераторские мостки», где находится мемориал семьи Ульяновых, в том числе матери Владимира Ильича: вокруг расчищают территорию от «лишних» могил, убирают кресты и надгробия. Хорошо, что в Санкт-Петербурге есть учитель истории Андрей Борисович Кустов, который по личной инициативе сделал перепись захоронений, сфотографировал все могилы и участки. И работы по «благоустройству» прекратили. А раз так, то признались в незаконности своих действий. Короче, не одним Лениным живы кладбища. Зато живы будут кладбища, если будут живы и восстановлены архивы, проведены инвентаризации и фотографирование кладбищенских угодий. Заинтересованы ли в этом руководители кладбищ и похоронных предприятий? Вот тут вопрос, над которым подумайте и ответьте себе и своей совести…
Но этот случай про Ленина показателен. А сколько исчезло могил ради того, чтобы за мзду на лакомом участке похоронить родственника очередного местечкового олигарха или братка? Вопрос риторический. Хотя по каналам российского телевидения уже в открытую показывают про это сюжеты.
Мне, кстати, когда скончался мой отец, тоже недвусмысленно предлагали за 3 тысячи «зелёных» похоронить его на престижном и уже закрытом Смоленском кладбище. Я отказался, поскольку считаю, что дающий и берущий взятку одинаково виновны перед совестью и законом и порождают тот же самый вандализм, только вандализм тихий.

ПРЕССА И ПОХОРОНЫ
Работники похоронных предприятий обижаются, когда телевидение и пресса во всех грехах обвиняют только их. Но нет дыма без огня. А что остаётся прессе, если ей дают повод?
Да, я сам критикую отношение прессы к работе похоронной отрасли. Недавно ко мне опять звонили журналисты телеканала НТВ и просили рассказать про похоронку какие-нибудь истории криминального толка, случаи вандализма и тому подобное. Я ответил, что мой журнал такие случаи не отслеживает, что он посвящён воспитанию и возрождению Культуры Памяти, доброму отношению к истории и местам упокоения и возрождению исторически сложившихся обрядов похорон. Но пресса упорно в 90% случаев, обращаясь к похоронной отрасли, выискивает «жареные факты», криминал и прочий негатив. Пресса старается не затруднять себя скрупулёзным анализом проблем, очерками о нелёгком труде похоронщиков, об истории погостов и захоронений и прочем позитиве, который помог бы по-другому взглянуть на деятельность похоронной отрасли в целом. Но в этом вина не только прессы, но и самих работников похоронной отрасли.
Скажите, много ли на местах (в городах, районах, областях), в центре проведено пресс-конференций и брифингов, на которые бы похоронщики сами приглашали журналистов и рассказывали о своих планах, проблемах, несовершенстве законов и так далее? Отвечу: мало и очень мало. Мы боимся прессу? Значит, есть отчего. Тогда - «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». И не отнять, к сожалению, у похоронной отрасли (честной ли, криминальной ли) таких негативных моментов, как «гонка за трупами», когда за мзду в милиции и на «скорой помощи» создаётся клан информаторов, чтобы опередить конкурентов. Или как пестрящие в Интернете, в частности, на сайте «Реквием.ру» объявления о торговле местами на Ваганьковском кладбище, что вообще - нонсенс!
Похоронная отрасль - это целый букет отраслей! Судите сами: это и архитектура, и строительство, и транспорт, и автомобилестроение (спецкатафалки, миниэкскаваторы), это и садоводство, флористика, это и камне-, дерево- и металлообработка (а значит добыча камня, абразивы, пилы, станкостроение, производство инструментария), это и медицина, косметика, торговля, музыка, поэзия, литература и живопись, это и фотография, текстильная промышленность, экология, история, химия, архивное дело, компьютеризация, воспитание, наконец. Для журналистики, для нашей прессы - огромное поле информации!
В 1998 году я убедил тогдашнего директора Санкт-Петербургского ГУП В. Вичикова регулярно раз в месяц проводить в центральном офисе тематические пресс-конференции. Сам я согласился быть ведущим этих пресс-конференций. Интерес был огромный, зал был заполнен журналистами. Разговор был острым, поначалу стороны много пикировались, но результат был полезным. Жаль, что удалось провести только две такие встречи - г-на Вичикова сменил другой директор, которому открытость была ни к чему (его, правда, тоже вскоре сняли). Но я всё равно рекомендовал бы практиковать такую связь с прессой, местными журналистами каждому директору похоронного предприятия - это относится к развитию Культуры Памяти.

ШЕФСТВО И ПОХОРОНЫ
Ещё одно направление, которое поможет содержать кладбища и мемориалы в благоустроенном виде - это шефство коллективов учебных заведений, организаций и учреждений вашего города над отдельными могилами или участками. К примеру, когда-то у нас в Питере курсанты мореходного высшего училища им. адмирала Макарова шефствовали над участком могил на Пискарёвском кладбище, где захоронены моряки с крейсера «Киров», который защищал блокадный город. Такие примеры показательны и прагматически, и духовно. Во-первых, это, повторяю, благоустройство, во-вторых, налицо воспитательная составляющая, если к этому привлечь учащихся школ и гимназий, студентов вузов. К тому же, это и часть краеведения, ведь на кладбищах покоятся известные в регионе люди, жизненный путь и деяния которых - пример для подражания. Да, в этом плане требуются усилия, организация контактов с соответствующими учреждениями, директорами учебных заведений. Но вопрос: мы хотим заботиться о наших кладбищах, о душах нашего подрастающего поколения?

СОДЕРЖАНИЕ КУЛЬТУРЫ ПАМЯТИ
Если подводить черту под сказанным и конкретизировать понятие «Культура Памяти» или «Культура ритуально-погребального дела», то в него я включил следующие сферы деятельности и нашей с вами заботы:
1 ДУХОВНАЯ, которая подразумевает воспитание христианского учения о Человеке как подобия Божиего, о его миссии на жизненном пространстве, о его сознательном подчинении христианским заповедям и необходимости покаяния за грехи.
2 ОБРЯДОВАЯ, которая подразумевает передачу ныне здравствующим всего объёма знаний в области соблюдения издревле сложившихся погребальных ритуалов.
3 ПРИКЛАДНАЯ, которая подразумевает всю индустрию похоронных аксессуаров и похоронных услуг, а также производств, им сопутствующих - во всём многообразии, доступности и ликвидации различных форм спекуляции и корыстно-преступных элементов.
4 ПРАВОВАЯ, которая подразумевает профессиональную разработку и широкую пропаганду среди населения соответствующих законов и подзаконных актов, их усовершенствование с привлечением специалистов и практиков похоронной отрасли.
5 ВЫСТАВОЧНАЯ, которая подразумевает широкий спектр деятельности по обмену опытом в сфере производства похоронных принадлежностей и организации похоронных услуг.
6 ИНФОРМАЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ СФЕРА, которая подразумевает, во-первых, служение всем вышеперечисленным сферам в виде выпуска книг, брошюр, памяток, рекомендаций, а также газет и журналов; во-вторых, формирование на предприятиях похоронных услуг справочных отделов, методических библиотечек в помощь работникам этих предприятий и клиентов, а также фонотек, фототек, поминальных открыток и тому подобное.
При этом в обязательном порядке отмечу, что именно информационно-издательская сфера в деле развития Культуры ритуально-погребального дела способна и будет способствовать совершенствованию всех первых пяти упомянутых мною сфер деятельности похоронки.

РИТУАЛЬНО-ДУХОВНЫЙ ЖУРНАЛ "РЕКВИЕМ"
За 12 лет я отлично изучил спрос и предложения работников и просто граждан в литературе, способной помочь правильному пониманию похоронного процесса и всего, что связано с Культурой Памяти, Культурой захоронений. И могу сказать: такой литературы не достаёт.
Как учредитель, издатель и автор журнала «Реквием», 11 лет назад я поставил перед собой и журналом задачу стать изданием, которое поможет читателям научиться правильному образу жизни, помочь работникам похоронной отрасли обрести утраченные обряды, из ремесла превратиться в искусство. Поэтому-то «Реквием» называется ритуально-духовным журналом.
Без ложной скромности могу признать, что на материалах «Реквиема» многие и многие руководители похоронных предприятий, работники могли многому научиться, многое переделать и улучшить в своей работе.
Вот и в последнем номере вы можете найти публикации почти обо всём из того, что я говорил сегодня:
· В рубрике «Божие слово» - о том, каковы традиции в поминальной трапезе, что такое «Елеосвящение» и почему нам нужна христианская нравственность;
· В рубрике «Настоящее» - о том, каков должен быть правовой статус вероисповедальных кладбищ, отклики на передачу 1-го телеканала «Человек и Закон» о похоронных делах, ответ заместителя мэра города Тольятти по поводу «крысиных» похоронных служб и о том, что такое Совесть; здесь же - «Письма из Мурома» о похоронных халявщиках и мздоимцах;
· Интересные материалы в рубриках «Наследие» и «Горизонт».
Но одного журнала «Реквием» и набирающего обороты российского-информационного журнала «Похоронный дом» мало! Вот почему я стал издавать брошюры, посвящённые отдельной тематике в сфере похоронного дела, написал и издал книгу «Похоронное дело в России: история и современность», весь тираж которой уже раскуплен. Сегодня в продаже впервые сборник моих стихов «Уходя за горизонт…», объединивший лирику, связанную с Единством Жизни и Смерти и проводами человека в последний путь. Но и этого, я считаю, мало. К сожалению, свой журнал, свои брошюры и свою книгу я финансирую исключительно из собственного кармана, занимаясь этим просветительским делом в свободное от основной работы время. Понятно, что этих финансов, а значит и тиражей, мало для всех, кому они могли бы пригодиться. В этой связи замечу, я удивлён, что предприятия-подписчики моего журнала не выписывают для своих предприятий по 2, 3 и более комплектов, будь я на их месте, то выписывал бы журнал и брошюры для многих своих сотрудников, агентов, держал бы подшивки в приёмных своих предприятий для клиентов…

МИНИМАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ СПЕЦИАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Так вот, того, что имеется, всё равно мало. Похоронной отрасли необходим примерно вот такой перечень подсобной литературы:
· Сборник законодательных актов «Правовые аспекты похоронного дела»;
· Книга (научно-популярная, страниц в 500) «Памятка провожающим в последний путь»;
· Сборник молитв «За упокой души»;
· Периодическое издание «Бюллетень руководителя похоронного предприятия»;
· Общенациональный журнал «Похоронные услуги».
Эти и другие концептуальные предложения по издательским вопросам я уже не раз озвучивал и передавал в соответствующие инстанции, но пока дело глухо. Видимо, в том числе и потому, что опять нет денег ни у государственных ведомств, ни у общественных организаций.
В начале своего выступления я говорил о «футляре» - теле человека и его душе и говорил, что вернусь к своей сентенции. Так вот в одном из последних номеров «Аргументов и Фактов» есть материал о женщине, которая, обладая удивительными способностями (и это подтвердили учёные), может разговаривать с мёртвыми. Значит, души ушедших в могилы видят, что мы творим, и ждут нас на свой Суд. Вот и предстоит нам с вами, стоящим ближе всех других профессий к черте между Этим и Иным миром, вскоре или выслушать слова одобрения за свой труд, или серьёзно ответить за неблаговидные поступки… Выбор не велик, хотя, полагаю, для многих труден.
На могиле Уильяма Шекспира выбита вот такая эпитафия: «Будь проклят тот, кто поднимет эту плиту!» Давайте задумаемся над смыслом этой эпитафии… Для этих раздумий у нас целый 2007 год. С наступающим!

Александр САЗАНОВ, издатель, поэт, журналист, соратник похоронщиков России, г. Москва


Тематики: журнал похоронный домпохоронный домсмертьпохороныпохоронное делопамять

08.06.2007


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae