RSS Распечатать

Ко мне! Сидеть! Лежать! Животные и терапия горя. Автор - Джой Джонсон, США

КО МНЕ!
Я наконец поняла,  насколько он был важен, когда мы были в Нью-Джерси вместе с Дагом Меннингом, Глендой Стансбери, группой оставшихся в живых после взрыва федерального здания Мюрра в Оклахома-Сити и первых спасателей. Он лежал на полу примерно в 10 ярдах от входа в зал: пес. Это был первый день, когда собрались 115 человек из группы поддержки,  работавшие с семьями, спасенными службой 9-11. Во второй день было столько же членов семей, спасенных 9-11.
Он был прекрасен. Это был «бернец», черно-бело-рыжий бернский зенненхунд весом в 100 фунтов. Его звали Баркли.
Мы разговаривали - просто стояли и болтали - небольшая группка людей и собака у наших ног, и вдруг я начала считать.  Я стала считать людей, которые входили в зал и прежде, чем пройти к бару за кофе, подходили к псу. Тому самому псу. К нему подходили больше четверти присутствовавших. Многие садились рядом с ним на пол, тыкались в него носом.
На следующий день члены семей уделяли ему еще больше внимания. Могу себе представить, что они сказали, когда получили листовку из клирингового центра самопомощи в Нью-Джерси. «Боже мой, еще один день скорби, как все это вынести, какой удар! Веселенький день, ничего не скажешь!». Но когда вы входите в комнату, то первое, что видите, это не черные костюмы и трибуна, а большой, спокойный щенок, охотно принимающий ласки, и это полностью меняет атмосферу. На второй день практически каждый третий входивший в зал сначала шел к псу. 
Баркли работал с нами на конференциях восемь лет. Это был пес, обученный работе с людьми, переживающими тяжелую утрату, прошедший обычный курс дрессировки и затем обучение «собачьей» терапии, и его работа состояла в том, чтобы развлекать людей. Вся страна знала его как Того Самого Пса.  Если он видел, что у какой-то женщины на глаза наворачивались слезы, он шел к ней, клал свою большую голову ей под руку и оставался рядом. В Нью-Джерси он гулял с детьми, потерявшими своих отцов при взрыве небоскребов, он был с ними и для них. Они могли рассказать ему все, что угодно. Он был там, где и должен был быть, рядом с детьми в центрах помощи детям, потерявшим близких. Как у хорошего похоронного директора, у него хорошо получалось «быть рядом». Спокойствие его простой души передавалось людям за считанные минуты. Когда люди видят большого пса, развалившегося в свое удовольствие, они чувствуют себя легче. Все успокаиваются. Все открываются.

СИДЕТЬ!
В последние десять лет домашние любимцы обрели большее значение для нашего общества, и их смерть приносит нам большее горе, чем раньше. Когда умирает собака, служащая в полиции, ее хоронят со всеми почестями.  Когда умер Сниффер, пес-ветеран патрульной службы, на счету которого было больше арестов наркоторговцев, чем у любого офицера, его фотография была на первой странице газеты вместе с историей, в которой упоминалось, как плакал на похоронах офицер - его напарник. 
Маржори давно овдовела. На ее похоронах все отдавали дань уважения за достойную жизнь. Слез не было, пока люди не поняли, что процессия по пути к кладбищу идет каким-то странным путем: катафалк повернул за угол, замедлил ход, затем медленно двинулся дальше. На дороге сидела Компани, ее любимая собака, а сосед держал ее за поводок. Компани не могла прийти на похороны, и поэтому процессия пришла к ней. Компани, как можно догадаться по ее имени, была хорошей компанией для своей хозяйки долгие годы. И если она не смогла попасть на похороны, то другой пес по имени Джек смог.
Внуки 7 и 9 лет положили в гроб своего дедушки рисунки и письма, в которых написали, что Джек был лучшим другом дедушки, но не смог с ним проститься. Дэн Шеффер, похоронный директор, все организовал. Джек присутствовал на церемонии прощания и похоронах и смог сказать свое собачье «прощай». Два похоронных директора подняли немецкую овчарку весом в 105 фунтов, и один из внуков положил лапу пса на руку своего дедушки.  Как говорит Дэн: «Жаль, что не всем дается такая возможность. Джек должен был попрощаться с хозяином».
Еще одна история - это история с лошадью, рассказанная Аланом Вулфелтом. Похоронный директор позвонил Алану и спросил: «Что мне делать? Здесь человек умер, и только что звонила его вдова. Он был большим любителем лошадей и проводил больше времени со своей лошадью, чем с кем бы то ни было из людей.  И вот теперь она говорит мне, что лошадь не ест, не пьет, не идет в стойло, только ходит кругами вокруг ограды». Алан ответил: «Вы хотите привезти тело к лошади или лошадь к телу?» Директор предоставил вдове самой принять решение.  Через два часа перед похоронным домом остановился трейлер.  Гроб с телом выкатили на тележке из дома, открыли, и полчаса лошадь принюхивалась, фыркала и тихо ржала. Затем лошадь повернулась к вдове, и они вместе направились назад к трейлеру.

ЛЕЖАТЬ!
Каждый из вас, читающих эту статью, может рассказать свою историю о домашних животных. В обществе, где домашние любимцы стали членами семьи, наша работа состоит в том, чтобы служить и им тоже. Мы знаем совершенно точно, что собаки, кошки, лошади переживают горе утраты, или, по крайней мере, чувствуют утрату, перемены, и ищут покоя, точно так же, как и люди. И люди ощущают потерю домашнего любимца - вы только посмотрите на  открытки с соболезнованиями по случаю смерти любимца в любом магазине.
После того как наш старина Баркли 7 декабря лег и мирно отошел в мир иной, я села у компьютера, по моим щекам ручьем лились слезы, я писала прощальные слова «В память о Баркли». Потом разослала их всем, кто знал и любил его.  Я плакала, когда стала получать трогательные ответы. Я плакала, когда рекой стали поступать чеки в «Сентеринг» и другие благотворительные фонды помощи животным. Бейли, еще один щенок-бернец, которого Баркли «обучил», лежит сейчас у моих ног, грызет аппетитную косточку, а я все еще плачу по Баркли.
Во многих похоронных домах любимых питомцев, достаточно хорошо воспитанных, теперь пускают и на похороны.
Похоронные директора могут обучить добродушного пса, затем позвонить в местную школу и сказать: «У меня есть собака, которая помогает справиться с горем при потере близких. Если вы проводите урок, имеющий отношение к смерти и скорби, то я бы хотел привести свою собаку, познакомиться с детьми и поговорить о похоронах, горе, о том, что происходит, когда умирает домашний любимец». Безопасно. Приемлемо. Добро пожаловать! И двери в школу вам открывает Тот Самый Пес.
Похороны домашних животных становятся сейчас все более популярными. Владельцам животных предлагают услуги по погребению и кремации, парк для проведения поминальной службы, многочисленные варианты памятников, сувениров. По всему миру растет число кладбищ для животных, оказывающих полный комплекс услуг.
Похоронные директора сегодня хоронят птиц, игуан, рыбок, хомячков, скунсов. Чаще всего, конечно, хоронят собак, кошек и лошадей.
Есть и те, кто скептически относится к идее проведения похорон домашних животных. Часто, это те же самые люди, которые считают ненормальным при жизни планировать собственные похороны.
Если в семье умер семилетний ребенок, у которого был хомячок или котенок, я всегда советую семье выбрать похоронного директора, который найдет место, чтобы поставить клетку с хомячком на церемонии прощания. Я знаю, те, для кого животные - часть их жизни, согласятся со мной.

Джой ДЖОНСОН, учредитель Центра помощи скорбящим «Centering Corporation», США, автор более 150 книг по психологии горя


Тематики: журнал похоронный домпохоронный домсмертьпохороныпохоронное делокремациякладбище

08.06.2007


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Голубов

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae