RSS Распечатать

Смерть и похороны Сталина

«И от всякого, кому дано много, много  потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут»
(Евангелие от Луки 12:48).

5 марта 1953 года после тяжелой болезни ушел из жизни один из величайших тиранов XX века, Председатель Совета Министров СССР и Секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза, генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин.
Медицинское заключение о болезни и смерти гласило: «В ночь на второе марта у И. В. Сталина на почве гипертонии и атеросклероза произошло кровоизлияние в левое полушарие головного мозга. В результате чего наступили паралич правой половины тела и стойкая потеря сознания. Вследствие нарушения функции нервных центров появились признаки рас-стройства дыхания. В ночь на третье марта они стали принимать угрожающий характер. Было повышено кровяное давление, нарушился ритм пульса (мерцательная аритмия). Третьего марта появились признаки кислородной недостаточности. С первого дня болезни повысилась температура, стал отмечаться высокий лейкоцитоз, что могло указывать на развитие воспалительных очагов в легких.
В последний день болезни, при резком ухудшении общего состояния, стал наступать коллапс. Электрокардиограмма показала острое нарушение кровообращения в венечных сосудах сердца с образованием очаговых поражений сердечной мышцы.
Во вторую половину дня пятого марта состояние больного стало особенно быстро ухудшаться: дыхание сделалось поверхностным и резко учащенным, частота пульса достигла 140-150 ударов в минуту, наполнение пульса упало».
Под заключением десять подписей: министр здравоохранения СССР А. Ф. Третьяков, начальник Лечсанупра Кремля
И. И. Куперин, главный терапевт Минздрава СССР, профессор П. Е. Лукомский, действительные члены Академии медицинских наук, профессоры Н. В. Коновалов, А. Л. Мясников,
Е. М. Тареев, член-корреспондент Академии медицинских наук, профессор И. Н. Филимонов, профессоры И. С. Глазунов, Р. А. Ткачев, доцент В. И. Иванов-Незнамов.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ
За неделю до своей смерти, 27 февраля,  Сталин посетил Большой театр и из глубины ложи смотрел «Лебединое озеро». Перед этим он отдал распоряжение охране пригласить к нему на «ближнюю» дачу в Кунцево Маленкова, Хрущева, Берия и Булганина.   
28 февраля на даче состоялась встреча, на которой, по свидетельствам очевидцев, Сталин не выглядел больным, был в хорошем настроении, много пил, шутил. Участники встречи разъехались по домам рано утром 1 марта. А вечером их вновь срочно вызвали на дачу, потому что Сталину стало плохо. Среди приглашенных для установления диагноза и лечения был профессор А. Л. Мясников. В своих воспоминаниях об этом дне он писал, что к нему приехал сотрудник спецотдела кремлевской больницы поздно вечером 2 марта. «Я за Вами - к больному хозяину», - сказал прибывший. Это известие напугало Мясникова. Ведь как раз в это время все газеты клеймили так называемых врачей-убийц, которым было предъявлено обвинение в неправильном лечении Жданова, приведшем к его смерти, и попытках нанесения вреда здоровью других высокопоставленных лиц, в том числе и здоровью Сталина. В числе арестованных был личный врач Сталина В. Н. Виноградов, с 1934 года возглавлявший терапевтическое отделение Кремлевской больницы. Кроме того, всем была известна судьба академика Бехтерева, неосторожно обронившего фразу о паранойе Сталина, после которой Бехтерев внезапно и странно умер.   
В Кунцево Мясникова встретил министр здравоохранения А. Ф. Третьяков и сообщил, что в ночь на второе марта произошло кровоизлияние в мозг, хотя имеются серьезные основания подозревать, что это произошло днем первого марта.
В полночь со второго на третье начался консилиум, который должен был дать ответ о прогнозе самочувствия. Ответ мог быть только одним - смерть неизбежна. Первое медицинское заключение было составлено третьего марта и передано по радио в 6.30 утра четвертого марта. Еще один бюллетень был опубликован в газете «Правда» шестого марта «О состоянии здоровья И. В. Сталина на 16 часов 5 марта 1953 г.» В нем говорилось: «В течение ночи и первой половины дня пятого марта состояние здоровья И. В. Сталина ухудшилось. Утром пятого марта наблюдались в течение трех часов явления тяжелой дыхательной недостаточности, которые с трудом поддавались соответствующей терапии. В 8 часов утра развились явления острой сердечно-сосудистой недостаточности, кровяное давление понизилось, пульс участился, увеличилась бледность. Под влиянием экстренных лечебных мер эти явления были устранены. В 11 часов 30 минут вторично наступил тяжелый коллапс, который был с трудом ликвидирован соответствующими лечебными мероприятиями. На 16 часов кровяное давление: максимальное - 160, минимальное - 100; пульс - 120 в минуту, аритмичный, дыхание - 36 в минуту, температура - 37,6; лейкоцитоз - 21 тысяча.
Лечение в настоящий момент направляется главным образом на борьбу с нарушениями дыхания и кровообращения, в частности, коронарного».
Жизнь Сталина поддерживалась еще несколько часов благодаря энергичным лечебным мерам, но в 21 час 50 минут 5 марта, при явлениях нарастающей сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности И. В. Сталин скончался.

ПРОЩАНИЕ
Гроб с телом Сталина был установлен в Колонном зале Дома союзов для прощания. Гроб представлял собой не совсем обычное зрелище. На его крышке было сделано окно, в котором были видны голова и грудь покойного. Такая необычная конструкция объяснялась тем, что тело Сталина, по решению ЦК партии,  должны были поместить в Мавзолее рядом с телом Ленина.
А пока гроб стоял на постаменте в Доме союзов, утопая в венках, в окружении шестнадцати алых бархатных знамен (флаги пятнадцати республик и флаг СССР), окаймленных траурным крепом. В почетном карауле у гроба руководители партии и правительства: Г. М. Маленков, Л. П. Берия, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Н. С. Хрущев, Н. А. Булганин, Л. М. Каганович, А. И. Микоян; зарубежные гости: генеральный секретарь Коммунистической партии Великобритании Гарри Поллит, генеральный секретарь Коммунистической партии Италии Пальмиро Тольятти, генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури, Председатель Совета Министров Польши, Председатель ЦК Польской Объединенной Рабочей партии Болеслав Берут, Генеральный секретарь ЦК Социалистической Единой партии Германии Вальтер Ульбрихт, председатель СЕПГ Отто Гротеволь, Председатель Коммунистической партии Германии Макс Рейман, Председатель Совета Министров Румынии, Генеральный секретарь ЦК Румынской Рабочей партии Георге Георгиу-Деж, Председатель Коммунистической партии Австрии Иоганн Коплениг, Председатель Совета Министров Венгрии, Генеральный секретарь Венгерской Партии труда Матиас Ракоши, Председатель Совета Министров Болгарии Вылко Червенков, президент Китайской академии наук Го Мо Жо, Председатель государ-ственного административного совета, министр иностранных дел Китая Чжоу Энь-лай, Президент Чехословакии, Председатель Коммунистической партии Чехословакии Клемент Готвальд, премьер-министр Монголии, Генеральный секретарь ЦК Монгольской Народной Рабочей партии Юмжайгин Цеденбал, премьер-министр Финляндии Урхо К. Кекконен, председатель Всеиндийского совета мира Сайфуддин Китчлу, Генеральный секретарь Всемирной федерации профсоюзов Луи Сайян, вице-председатель Всемирной Федерации профсоюзов Абдула Дьяло.
6 марта 1953 года в 16 часов в Колонный зал Дома союзов был открыт доступ всем желающим проститься с вождем. Желающих оказалось сотни тысяч. Москва была буквально запружена народом: как москвичами, так и иногородними, несмотря на попытки ограничить продажу билетов в столицу и кордоны на вокзале. В движении колонн, направлявшихся к Дому союзов, не было порядка, поэтому произошла ужасная давка, из-за которой были разбиты окна жилых домов и витрины магазинов. Но самым страшным было конечно то, что в этой давке погибло множество людей. По различным данным: от нескольких сотен до двух-трех тысяч. Документа с точными цифрами не существует.
По словам очевидцев, лежавший в Колонном зале труп совершенно не походил на того Сталина, которого позднее многим из этих лиц довелось видеть уже набальзамированным в Мавзолее. В Колонном зале стоял тяжелый запах множества живых цветов и венков. Куда ни бросишь взгляд - сразу увидишь военных в форме и сотрудников госбезопасности в штатском.
На возвышении, с наклоном примерно в 30°, находилось лежащее в гробу тело генералиссимуса И. В. Сталина. Конечно, все смотрели с жадным любопытством в лицо почившего вождя всех народов, десятки лет железной рукой правившего огромной страной и населявшими ее народами.
Все очевидцы в своих воспоминаниях в один голос утверждают: они видели в Колонном зале лежавшего в гробу человека с темными волосами и большими темными усами. Понятно, что в данном случае речь идет не о живом человеке, а о теле генералиссимуса И. В. Сталина.
«Практически это был ярко выраженный брюнет, -  сказал один из очевидцев. - Никаких оспин на лице, которые якобы присутствовали в облике живого вождя, я не заметил!»
В то же время, по воспоминаниям многих людей, не раз видевших Иосифа Виссарионовича очень близко и довольно часто общавшихся с ним в последние годы его жизни - это переводчики, сотрудники личной охраны вождя, офицеры кремлевской комендатуры и даже поэт М. Вершинин, написавший слова песни о дружбе советского и китайского народов, за что он удостоился чести быть приглашенным на торжественный прием в честь Мао Цзэдуна, прибывшего в Москву на празднование семидесятилетия советского вождя, генералиссимус И. В. Сталин был почти совсем седой, и только кое-где в волосах едва-едва заметно проскальзывала рыжинка. Усы у «хозяина» к старости стали тоже почти совсем седыми и довольно сильно поредели, оспины на лице ярко выражены, особенно с левой стороны, уши продолговатой формы с маленькой мочкой прижаты к черепу.
Это описание внешности вождя совершенно не соот-ветствует описанию внешности человека, тело которого власти выставили в начале марта 1953 года в Колонном зале Дома союзов. Как уже говорилось, там лежал ярко выраженный брюнет с черными усами, а его уши никак не походили своей формой на уши вождя. Любой специалист в области анатомии и криминалистики сразу скажет: форма ушной раковины - это один из основных признаков, по которому опознают человека. В данном случае признак, показывающий и неопровержимо доказывающий, что в Колонном зале лежало тело кого угодно, но не Сталина! На всем белом свете нет и быть не может двух человек с абсолютно одинаковыми ушами! Именно на этом признаке с давних времен построено множество систем опознания, не потерявших своей актуальности и в наше время, поскольку уши не поддаются пластической хирургии - в их основе хрящи, которые просто нельзя прооперировать. Можно убрать оттопыренность ушной раковины, но не более того. Изменить форму самого уха еще никому, никогда не удавалось. Тем более в середине XX века.
Это свойство неизменности ушей известно с древности, и когда появилась фотография, врагов любого режима официальные власти далеко не зря фотографировали и фотографируют в профиль и анфас, чтобы потом иметь возможность опознать задержанного или труп по ушам! Отпечатки пальцев точно «не срабатывают», и дактилоскопия оказывается бессильна.
Позднее, когда тело Иосифа Виссарионовича уже выставили набальзамированным в хрустальном саркофаге, многие из очевидцев, приходивших прощаться с генералиссимусом в Колонном зале в начале марта 1953 года, посещали Мавзолей.
«Сталин там выглядел совсем по-другому, чем в Колонном зале», - единодушно отмечали они. Их заявления подтверждают и фотографии, сделанные в последние месяцы жизни коммунистического диктатора и в траурные дни марта 1953 года: разница во внешности вождя и его «тела» в Колонном зале просто поразительна. В то же время практически все лица, когда-либо встречавшиеся с живым вождем, безоговорочно признали: в саркофаге в Мавзолее на Красной площади лежит тело именно Иосифа Виссарионовича Сталина. Вновь возникла еще одна неразгаданная тайна.
О ней уже говорили и писали некоторые отечественные исследователи. В частности, рядом отечественных историков выдвигается версия, что в Колонном зале Дома союзов выставили тело одного из умерщвленных двойников вождя, а над телом самого Иосифа Виссарионовича в это время уже напряженно трудились бригады врачей-бальзамировщиков из секретной спецлаборатории. Возможно, им предстояло в обстановке строжайшей секретности не только забальзамировать тело вождя всех народов, но и... постараться убрать и сделать незаметными некоторые нежелательные следы насильственной смерти?
В любом случае версий относительно тайны Колонного зала Дома союзов выдвинуто превеликое множество. Что же касается двойников генералиссимуса, то в данном вопросе мнения многих отечественных и зарубежных экспертов зачастую кардинально расходятся.
Одни твердо придерживаются точки зрения, что никаких двойников у Иосифа Виссарионовича Сталина никогда не имелось, а если внешний вид тела вождя в Колонном зале и в саркофаге в Мавзолее сильно различались, то это не что иное, как результат гримировки. Официальным властям, видимо, очень хотелось, чтобы вождь «выглядел получше». Или даже в Колонном зале вполне могли выставить для прощания... специально изготовленную куклу из воска вместо тела самого дождя всех народов. Ведь никто не мог подойти поближе и проверить, а те, кому положено это знать, и так все прекрасно знали. Подобная мера предосторожности стопроцентно гарантировала сохранность трупа вождя от возможных покушений - людей, недовольных властью, фанатиков и безумцев, террористов всех мастей хватало в любые времена.
Другие эксперты, особенно западные и ряд отечественных, наоборот, давно стоят на той точке зрения, что «вождь всех
народов» уже в начале 30-х годов имел несколько хорошо подготовленных двойников. Или, по крайней мере, хотя бы одного.
Тайна двойников и тайна Колонного зала по-прежнему остаются нераскрытыми.
Траурные митинги прошли на всех предприятиях, во всех организациях и учебных заведениях. Лейтмотивом этих митингов была клятва рабочих, колхозников, служащих, ученых, студентов и школьников (партийных и беспартийных) - двигаться, не сворачивая, сталинским курсом, удвоить и утроить усилия по построению социализма. Газеты и журналы, вышедшие в дни траура и после опубликовали множество писем представителей коллективов, общественности, зарубежных общественных и государственных деятелей, в которых выражались скорбь и соболезнования. Везде царила атмосфера скорби. Многие плакали дома, на улицах, на своих рабочих местах.

ОТПЕВАНИЕ
Вождь всех трудящихся для подавляющего большинства людей в Советском Союзе давно стал если не живым воплощением Бога на земле, то, по крайней мере, подобием некоего живого бога, обитающего в Московском Кремле. Фридрих Ницше, знаменитый на весь мир философ, однажды сказал в столице Австрии Вене: «Бог умер!»
Он имел в виду Иисуса Христа, но для многих в советской стране многолетними стараниями большевистской пропаганды не знавший соперников Иосиф Виссарионович Сталин стал значить в жизни куда больше, чем всепрощающий Христос для верующих. Фактически генералиссимус сумел у них в душе и сознании занять место Бога. И вот теперь этого живого бога не стало!
Как же прощалась с ушедшим в мир иной И. В. Сталиным православная Россия? К тому времени практически тысячу лет просуществовавшее на Руси xристианство, причем православное христианство, оказалось невозможно ни заменить, ни искоренить никакой насильно насаждаемой коммунистической идеологией и широко проводившейся антирелигиозной пропагандой. Люди тайком продолжали верить в Бога и молиться, даже зная, что за это их могут привлечь самое малое к партийной ответственности.
«Неужели по Сталину справляли панихиды и, как положено по христианскому православному обычаю, отпевали его в храме?» - недоуменно спросит недоверчивый читатель. Исследователи установили, что информация об отпевании Иосифа Виссарионовича Сталина в православных храмах совершенно достоверна. В официальных архивах Московской патриархии хранится датированное 4 марта 1953 года письмо-распоряжение, подписанное Патриархом Алексием I и ра-зосланное по всем епархиям необъятной Страны Советов. В частности, в нем сказано: «Правительственное сообщение о неожиданной тяжкой болезни, постигшей Иосифа Виссарионовича Сталина, глубокой скорбью отозвалось в сердцах всех русских людей. Наш долг, долг всех верующих прежде всего обратиться с молитвой к Богу об исцелении дорогого для всех нас болящего. Благословляю во всех храмах всех епархий совершить молебствие о здравии Иосифа Виссарионовича. Церковь наша не может забыть того благожелательного к ней отношения нашего правительства и лично Иосифа Виссарионовича. И ее долг - свойственным ей образом, то есть молитвой горячей, отозваться на постигшее наш народ испытание - болезнь дорогого нам вождя и мудрого строителя народного блага».
Конечно, все прекрасно осознавали, что Патриарх Алексий, мягко говоря, несколько кривил душой, подписывая сей документ. Конечно, существует христианское смирение и всепрощение, милость к грешникам, пусть даже нераскаявшимся, но...
Подавляющее большинство отечественных и зарубежных экспертов, а также ряд православных богословов бесспорно считают Иосифа Виссарионовича Сталина одним из самых злейших врагов Русской Православной Церкви. Даже не-смотря на некоторое осуществленное по его прямому указанию в период Великой Отечественной войны ослабление постоянного давления советского государства на Русскую Православную Церковь и ее служителей. Пусть сам коммунистический диктатор являлся недоучившимся православным священником, «вождь всех народов» молчаливо поощрял ре-прессии в отношении священнослужителей, разрушения храмов, преследования верующих и оголтелую антирелигиозную пропаганду. Трудно сказать: слишком велики оказались грехи «вождя всех народов» или опоздало письмо Патриарха Алексия, или Бог не захотел услышать молитвы о здравии коммунистического диктатора, однако через день все газеты Советского Союза сообщили о кончине Иосифа Виссарионовича. По распоряжению патриарха во всех храмах всех епархий отслужили панихиды по новопреставленному рабу Иосифу. По свидетельствам очевидцев, на такие панихиды в храмы набивалось множество людей - слухи о предстоящей службе распространялись с неимоверной скоростью.
«Сам Алексий скоро будет отпевать Сталина в Елоховской», - разнеслась вскоре по Москве новая весть.
Многие посчитали это провокационным слухом и досужей сплетней. И совершенно напрасно. Действительно, 9 марта 1953 года Его Святейшество в знаменитом Елоховском соборе провел необычную службу. На нее получили специальные пригласительные билеты представители советского «высшего света» того времени - для них специально отвели места недалеко от амвона.
По тщательно собранным исследователями воспоминаниям многих очевидцев, в храме на Елоховской в день службы яблоку было упасть негде: столько пришло народу. Многие, конечно, посетили храм из чистого любопытства. Естественно, не нужно сбрасывать со счетов и время, в которое происходило это действо, наверняка, в соборе чуть ли не каждый второй из присутствующих на панихиде по генералиссимусу Иосифу Виссарионовичу Сталину являлся переодетым в штатское сотрудником госбезопасности или тайным агентом этой службы.
Перед началом богослужения Патриарх произнес небольшую прочувствованную речь. «Память о нем для нас незабвенна, - проникновенно говорил Патриарх, - и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, в «путь всея земли», горячей молитвой. Мы молимся о мире его бессмертной души. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом и нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой горячей любовью возглашаем вечную память».
Осталось нераскрытой тайной: по собственной ли инициативе, исповедуя христианское смирение и всепрощение, Русская Православная Церковь приняла решение о повсеместном отпевании скончавшегося Председателя Совета Министров СССР, секретаря ЦК КПСС, генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина? Или на иерархов церкви «надавили» определенные официальные структуры, располагавшие серьезными властными полномочиями, и тогда, совершенно не желая доводить до греха и оказаться за колючей проволокой или вообще отправиться следом за коммунистическим диктатором, церковники решили не упрямиться и не спорить, а отслужить панихиды по вождю?

ПОХОРОНЫ  
Они состоялись 9 марта 1953 года. Это были, пожалуй, первые массовые похороны вождя советского времени. По размаху с ними не могли сравниться даже похороны Ленина. Народ провожал в последний путь человека, более тридцати лет возглавлявшего главную и единственную партию страны. Для многих имя Сталина было связано с победой в Великой Отечественной войне, во время которой он был Верховным главнокомандующим.
Представителям органов правопорядка, стянутым в Москву из других городов, удалось поддерживать порядок более высокого уровня, по сравнению с тем, что творилось в дни прощания. Люди, допускавшиеся к участию в церемонии, проверялись очень тщательно, даже музыканты из состава оркестров Большого театра и Всесоюзного радио и певцы хора, включенные в состав получивших пропуск в Дом союзов. Все списки подлежали утверждению МГБ. Некоторые допускались с оговоркой, что за их поведением будет вестись тщательное наблюдение. Во время похорон на Красной площади должно было присутствовать 15 тысяч человек. Шесть с половиной тысяч из этих пятнадцати были офицерами центрального аппарата МГБ. В колоннах трудящихся каждый человек был также тщательно проверен, прежде чем получил пропуск. Столь тщательные проверка и отбор объяснялись опасением властей по поводу возможных провокационных действий со стороны «врагов советской власти». Правящая верхушка не могла допустить, чтобы в день похорон Сталина на улицах вновь возникла давка и тем самым была «смазана» торжественность момента.  
На похоронах присутствовали официальные делегации союзных и автономных республик, краев и областей, а также зарубежные делегации. 
К девяти часам утра Красная площадь была заполнена народом. Несмотря на большое количество людей, над площадью не слышно было голосов, слышались только траурные мелодии, сменявшие одна другую, и бой кремлевских часов. Взгляды всех собравшихся были обращены к Мавзолею, на котором под именем Ленина появилось имя Сталина. Вдоль Кремлевской стены располагалось множество венков из живых цветов, на траурных лентах которых было написано практически одно и то же: «Дорогому, любимому Иосифу Виссарионовичу Сталину».
В 10 часов 05 минут члены почетного караула,  руководители партии и государства подняли гроб с телом Сталина на руки и понесли к выходу из Колонного зала Дома союзов. Затем гроб установили на орудийный лафет, который под звуки траурного марша и бой часов медленно двинулся вдоль здания Совета Министров, Исторического музея, Кремлевской стены. За гробом шли члены семьи покойного и его ближайшее окружение. Как и положено на похоронах Верховного главнокомандующего, маршалы и генералы несли за гробом на атласных подушечках его награды: золотые звезды Героя Советского Союза и Героя социалистического труда, 3 ордена Ленина, 2 ордена «Победа», 3 ордена Красного Знамени, орден Суворова первой степени, медали. Когда траурный кортеж приблизился к Мавзолею, гроб сняли с лафета и поставили на красный постамент. На трибуну Мавзолея поднялись партийные и советские руководители, зарубежные гости. Траурный митинг открыл председатель комиссии по организации похорон Н. С. Хрущев, который предоставил слово Председателю Совета Министров СССР, Секретарю ЦК КПСС Г. М. Маленкову. После Маленкова выступили Берия и Молотов. Речи их были похожи одна на другую и содержали слова скорби о невозвратимой утрате и призывы продолжить дело Ленина-Сталина.
В 11 часов 54 минуты Хрущев объявил траурный митинг закрытым. Руководители партии и правительства, зарубежные гости спустились с трибуны. Все, кто выносил гроб из Колонного зала, вновь подняли его на руки и внесли в Мавзолей. После чего над Кремлем грянули артиллерийские залпы, а над Москвой раздался звук гудков заводов и фабрик. Наступила минута, точнее, пять минут молчания, по окончании которых был исполнен гимн Советского Союза, над Кремлем поднят государственный флаг, приспущенный в знак траура. Перед Мавзолеем парадным маршем прошли войска Московского гарнизона, над Красной площадью пролетели самолеты. Траурные митинги в день похорон Сталина прошли в Болгарии, Польше, Венгрии, Албании, ГДР, Китае, Франции, Великобритании и многих других странах.

ПОСЛЕ ПОХОРОН
После похорон Сталина вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о сооружении пантеона - памятника вечной славы великих людей советской страны, гласившее: «Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров СССР постановляют:
В целях увековечения памяти великих вождей Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина, а также выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных на Красной площади у Кремлевской стены, соорудить в Москве монументальное здание -  памятник вечной славы великих людей Советской страны.
По окончании сооружения пантеона перенести в него саркофаг с телом В. И. Ленина и саркофаг с телом И. В. Сталина, а также останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлевской стены, и открыть доступ в пантеон для широких масс трудящихся».
Однако пантеон так и не был построен, а 31 октября 1961 года в последний день работы XXII съезда КПСС, принявшего решение о выносе останков Сталина из Мавзолея, они были захоронены на Красной площади.

Полную версию материала читайте в полиграфической версии журнала


05.06.2007


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae