RSS Распечатать

Последние слова Иисуса на земле. Семь слов Спасителя на кресте. Иеромонах Дометиан, Новосибирск

Бог Отец, прежде творения предвидевший падение человека, по своей безграничной любви и неизреченному милосердию возжелал и определил в предвечном Совете спасти его, вернуть ему достоинство и ценность, возродить его к подлинной жизни, направить его к его назначению. Бог Отец послал в мир Сына Своего Единородного. Сын Божий сошел на землю, воплотился и родился от Пресвятой Девы Марии, жил с людьми, благовествовал им учение о истинной жизни, творил чудеса, взял на себя крест страдания за все человечество, был распят и умер на кресте, воскрес и стал Совершителем новой жизни для людей. Будучи истинным Богом и истинным Человеком, Господь Иисус Христос совершил дело спасения во всей его полноте. Он искупил нас: дал новые силы, возродил. Не имея личного греха, Христос принял на себя весь удел изгнанного из рая человечества, принес новые благодатные силы в мир. Плод земного служения Сына Человеческого и Его крестной смерти был настолько обилен, что возместил все прежнее бесплодие человечества. Евангелие так повествует нам об осуждении Иисуса Христа на распятие: «Немедленно поутру первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связав Иисуса, отвели и предали Пилату… Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие… И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место» (Мк. 15; 1, 15, 22).
Среди неописуемых страданий Господь не оставался совершенно безмолвным: Он семь раз говорил с Креста. Евангелисты в своих повествованиях доносят до нас те слова, которые произнес Господь наш Иисус Христос, проливая свою драгоценнейшую кровь за наши грехи, грехи всего рода человеческого. Эти слова имеют многие толкования. Вот как описываются голгофские страдания Спасителя и раскрыт духовный смысл последних его фраз в книге «Иисус Христос на Голгофе, или семь слов Его на Кресте». Эта книга была очень любима в дореволюционной России и переиздавалась множество раз.

Первое слово: "ОТЧЕ, ПРОСТИ ИМ, ИБО НЕ ВЕДАЮТ, ЧТО ТОВОРЯТ" (ЛК. 23, 34)
На позорную смерть был осужден Богочеловек. Осужден несправедливо, коварно, с привлечением многих лжесвидетельств и напрасных, придуманных обвинений. Только пересыщенные ненавистью сердца могли сотворить это. Эти сердца, как неудивительно, были присущи именно тем, от кого, казалось бы, должно исходить все доброе и светлое - первосвященникам и законоучителям народа Израиля. Именно в их сердца враг рода человеческого - диавол - вложил мысль, что явившийся в мир Мессия может помешать их власти над народом и, следовательно, их жизни, благополучию и мнимому достоинству. Именно к ним были отнесены эти слова, к ним и окружающему их народу, который тысячелетия верил в искренность их деяний и учений.
Будучи самой Любовью, Господь, даже неся на Кресте невыносимые страдания, полностью отдавал свое сердце за тех, кто в обычном человеческом понимании был достоин только проклятия. Достаточно было бы одного движения Его воли, и весь мир был
бы сокрушен и уничтожен пред Его славою.
Но Он молился и просил у Своего Отца милости для убивавших Его безумцев; Он просил прощения для издевающихся над Ним. Заповедовав последователям Своим молиться за врагов, Богочеловек подает теперь пример этой высокой молитвы.
Это было первое слово нашего Искупителя, сказанное им на Кресте. Первое Его предсмертное завещание каждому Его последователю, каждому страдальцу и всему миру.
Теперь, когда солнце Евангелия ясно светит всем, незнание - еще больший грех, чем тогда, две тысячи лет назад. Но нет в грешном человеке совершенного знания Истины. Только Его верная любовь, превосходящая всякий ум и возвышающаяся над всяким временем, может согреть наше собственное холодное сердце, чтобы осознать и раскаять грех неведения на исповеди перед Крестом Распятого Бога. Агнец Божий и сейчас молится за все грехи нашего неведения: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».

Второе слово: "ИСТИННО ГОВОРЮ ТЕБЕ, НЫНЕ ЖЕ БУДЕШЬ СО МНОЮ В РАЮ" (ЛК. 23, 43)
По правую и левую руку от Христа были распяты два злодея-разбойника. Один хулил Христа и насмехался над ним. «Если ты Христос, спаси себя и нас». Другой, возвышенный, образ мысли обнаружился во втором распятом. Хула на Иисуса Христа была для него нестерпимее Креста: «…мы осуждены праведно, терпим по делам; а Он, Он не сделал никакого зла!» Слова эти как бы дали ему смелость сердцем изъявить перед Самим Господом чувство уважения и веры в Иисуса Христа как в Бога, как в Хозяина Царства Небесного: «Помяни мя, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк. 23, 42).
Слова благоразумного разбойника стали с той поры для нас примером истинного глубокого покаяния и даже вошли в богослужебное употребление. Искупитель людей с любовью смотрел на первый плод Своей великой жертвы. Молитва кающегося разбойника была услышана. «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю», - отвечал ему Иисус. Это был первый человек, который за свое покаяние переступил врата рая. А ответ Иисуса Христа кающемуся разбойнику является последним завещанием Его всем кающимся грешникам, начертанным Крестом, на котором Он был распят.
Как важно и нам в момент своего последнего вздоха, стоя на грани смертельного исхода, не забыть этого завещания, чтобы воззвать к любимому Богу, подобно благочестивому разбойнику: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».

Третье слово: "ЖЕНО! СЕ СЫН ТВОЙ. СЕ МАТЕРЬ ТВОЯ!" (ИН. 19, 26-27)
Первые два слова Свои на Кресте Господь произнес как Первосвященник и Царь, третье же сказал как Сын Человеческий. В этих словах Господь Иисус Христос сосредоточил свои переживания о дальнейших судьбах людей, за которых он пролил свою драгоценную кровь. В этих словах Он усыновляет своей матери любимого ученика, апостола и евангелиста Иоанна Богослова, который до самой своей кончины нес в народы учение своего любимого Господа. Эти же слова Он обратил к своей матери, перепоручая ей всю ответственность за человеческий род. Зная сердце своей матери, перенесенные ею страдания, Он не мог лишить нас этого ходатайства и заступничества. «Жено», - говорит Господь Своей Матери не для того, чтобы пощадить ее сердце или не подать повод к насмешкам, но чтобы дать понять Ей нежным и ясным образом, что с этого времени Ее материнское отношение к Нему и сыновнее Его к Ней изменились; теперь Он в Ее глазах не сын уже в прежнем значении, но Сын и Бог. Родственные отношения определены были Богом для этого мира, но у ворот вечности и уже на этой земле они должны были стать иные. В то время, когда душа Его занята была всецело оканчивающимся делом искупления мира, и в это время мысль об оставляемой Им Матери, заботливая любовь к Ней не оставляли Его. Чего же поэтому не может теперь выпросить у Него молитва Его матери, когда мы обращаемся к Ней со своими прошениями о ходатайстве за нас. Как мы всегда должны заботиться даже в самых тяжелых, лично нас постигающих бедствиях и страданиях о своих близких, не забывать о попечении своих родителей, а, с другой стороны, примером Иоанна Господь нам всем внушает оказывать помощь всем нуждающимся, особенно вдовам и сиротам.

Четвертое слово: "БОЖЕ МОЙ, БОЖЕ МОЙ! ДЛЯ ЧЕГО ТЫ МЕНЯ ОСТАВИЛ?" (МФ. 27, 46)
Если только можно было бы представить совокупность той тяжести греха, которую понес на себе Господь ради нашего спасения, то стала бы ясна та боль, безмерная скорбь и печаль, с какими были произнесены эти слова. Этот вопль, конечно, не был воплем отчаяния, но только выражением глубочайшей скорби души Богочеловека. Если каждый из нас в этой жизни по-своему переживает свой грех, скорбит и кается перед Богом, то сколь неизмеримо глубоко могло быть это чувство, переносимое Богочеловеком, принявшим на себя груз грехов всего человечества. Полный смысл этого вопля-молитвы есть для нас тайна. Спаситель должен был теперь выстрадать у Отца прощение за беззаконное человечество. В эту минуту искупления, непостижимую и страшную, Христос должен был остаться, как Человек, один на один с правосудием Божиим, без помощи своего Отца. Иначе Его страдания не были бы всецело искупительными для людских грехов.
«Боже мой, Боже мой! Для чего ты меня оставил?» - в других случаях Иисус называл Его не Богом, но Отцом. Чувства Богосыновства теперь не существует. Он чувствует Себя только Сыном Человеческим, который за свои грехи переживает страх гнева Божиего, вечной смерти и осуждения. Именно это и говорит нам об истинности человеческой природы Спасителя. Испив полную чашу богооставленности, Он взял на себя грехи мира и несет их как Свои собственные, но и в этой глубине уничижения Он
не оставляет Бога, как Своего Бога.
Если нас постигает скорбь и горе, если мы чувствуем тяжесть грехов своих, отдаляющих нас от Бога, да не будем забывать, что и наши грехи взял на себя Спаситель. Не будем отчаиваться в своем спасении, но и не будем сораспинать Бога в холодном, несострадательном сердце новыми грехами своими.

Пятое слово: "ЖАЖДУ" (ИН. 19, 28)
К этому времени Господь уже три часа страдал на Кресте. Как человек, Спаситель дошел до крайней степени изнеможения, Его мучила жажда. Как Бог, Он жаждал совсем другого. Вся вселенная находилась в напряженном ожидании того, чего ждала она все годы от грехопадения первого человека. Бог должен был Сам отдать Свою жизнь за искупление грехов своего создания.
Это была жажда скорейшего наступления этого обетования. Душа Его жаждала Бога, жаждала живого Бога, того вечного и блаженного единения со Своим Отцом, которое Он имел от начала мира и которое отняли у Него на время наши грехи. Господь жаждет окончания Своего дела. Знаем ли мы, где оно заканчивается для нас? Оно оканчивается в нашей душе, когда мы всецело предаемся Ему, когда в знак нашего единения с Ним достойно причащаемся пречистого Тела его и Крови. Только такою душою утолится жажда нашего Спасителя.
Если бы и нам ощущать эту жажду вечного, непрестающего, блаженного единения с Богом! Да не уподобиться нам Евангельскому богачу, когда ни одной капли воды не найдем для утоления своей жажды.

Шестое и седьмое слово: "СОВЕРШИЛОСЬ!" (ИН. 19, 30) "ОТЧЕ! В РУКИ ТВОИ ПРЕДАЮ ДУХ МОЙ" (ЛК. 23, 46)
Это победные слова. Господь почувствовал свою кончину, искупление грехов человечества совершилось. Совершился великий, тяжелый подвиг страданий, совершилось дело послушания, через которое Он вошел в славу Свою. Совершилось все, предсказанное в Писании.
Радости за всю вселенную преисполнилось остановившееся сердце. От переизбытка ее на более высокой ноте были произнесены последние слова: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой». С полным сознанием и свободной волей Он отдает Свой дух на разлуку со Своим телом. Он распоряжается Своей душою, как имеющий власть над нею, и предает ее Своему Отцу, к которому Он возвращается в сыновнее отношение по совершению крестной жертвы. Пусть не забывает и наша душа, что Христос всецело принадлежит нам. И для нас, вследствие примирения, совершенного через Христа, Бог снова стал Отцом. Он, наш Ходатай, предал дух Свой Богу, и этим Он и нашему духу проложил путь к Богу, чтобы и мы в последний свой час могли распоряжаться своим духом и предали его Богу, зная, что небо открыто для нас. Восклицание было такой силы, что за ним последовали многие землетрясения, разорвалась пополам завеса в Иерусалимском храме, отверзлись гробы, из которых вышли давно похороненные мертвецы. Весь народ был поражен страхом. Ведь это он безумно вопил: «Распни! Распни его». Мир онемел от ужаса. А Творец получил обратно Свое творение - человеческую душу.
Изливай же, Господи, Свою милость на всех ищущих Тебя и не ищущих, да от востока до запада все племена и народы обратятся к Тебе и во свете Твоем узрят свет. Ей, гряди, Господи Иисусе!.. Аминь.

Иеромонах ДОМЕТИАН, священник домовой часовни «Спас Нерукотворный»


Тематики: журнал похоронный дом

31.05.2007


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Инструмент Студия Камня

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae