RSS Распечатать

Краткая история российских памятников.

Cамые известные произведения искусства украшают не музейные залы, а городские площади. Они доступны каждому и открыты в любой день и час. Эти неодушевленные произведения быстрее людей обрастают легендами и начинают жить своей собственной жизнью. Знаменитые и популярные, они изображены на монетах и купюрах, вывесках и рекламах. Они покорили свои города и стали их «визитными карточками». Петр на вздыбленном коне сразу напомнит о Петербурге, задумчиво идущий Пушкин - о Москве, замахнувшийся булавой Хмельницкий - о Киеве, Ришелье в античной тоге - об Одессе. Что объединяет перечисленные городские символы? Все они являются монументальными памятниками Российской империи. Им посвящена эта книга.
Памятники Российской империи строги и консервативны, как и их эпоха. Они не проникнуты всеохватывающей идеологией, как монументы советского времени, и не скандально эпатажны, как произведения последних лет. Отношение к возведению российских памятников было очень серьезным и ответственным. Средства на их сооружение обычно складывались из добровольных пожертвований. Проекты составляли ведущие скульпторы и архитекторы не только России, но и других стран. Лучшие работы побеждали на конкурсах с авторитетными судьями. Утверждался проект лично императором. Для сооружения использовались дорогостоящие и долговечные материалы - бронза, гранит, мрамор. В результате, почти все российские памятники были выполнены на высоком художественном уровне, среди них немало выразительных и запоминающихся, а иногда и просто выдающихся монументов.
История российских памятников насчитывает всего лишь полтора века. Поэтому их было не так много - к концу 1910 года во всей России стояло около 750 монументов. Правда, в последующие шесть лет их количество увеличилось на несколько тысяч. Тем не менее, даже крупные губернские города, такие, как Вологда, Тамбов, Пермь, Красноярск, вообще не имели памятников. Некоторые области, такие как север России, Сибирь и Кавказ были бедны монументами. Напротив, в Петербургской и Московской губерниях, Новороссии, Крыму и на Урале наблюдалась наибольшая плотность памятников. Неравномерность была заметна не только в географии монументов, но и в их тематике. В то время, когда еще не была увековечена память о многих достойных людях, число памятников Александру II
перешло все мыслимые пределы. В общей картине российских монументов была заметна некоторая незавершенность. Но все же они успели сложиться в настоящую энциклопедию, рассказывающую о главных событиях русской истории и показывающую множество выдающихся лиц, составляющих гордость России. После крушения империи ее памятники пережили тяжелые времена: большая их часть была уничтожена собственным народом. К счастью, в последние десятилетия набирает силу обратный процесс, когда восстанавливаются наиболее интересные из утраченных монументов.
В этой книге впервые сведены воедино все монументальные памятники Российской империи - знаменитые и забытые, помпезные и скромные, столичные и деревенские. Возможно, полная картина монументального дела России поможет лучше представить и понять ту ушедшую историческую эпоху, ее порядки и воззрения.
ПОЯВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ И ИХ ТИПЫ

Памятник Александру II в Кыштымском заводе                                               Памятник, по определению В. И. Даля, это сооружение зодчества или ваяния в честь и память события, лица. Первые памятники возникли в разных частях древнего мира независимо друг от друга. Все они были надгробными, или мемориальными. Их возведением вожди и правители хотели сохранить память о себе не на короткую человеческую жизнь, а на тысячелетия. Примерами таких памятников являются скифские курганы, гробницы инков, египетские пирамиды. В Египте же впервые была открыта другая функция памятника - обозначение выдающегося места. На возвышения, считавшиеся священными, египтяне ставили каменные обелиски - символы солнца. Эта архитектурная форма позже получила необычайно широкое распространение во всем мире. Со временем мемориальные памятники отошли на второй план, уступив место монументальным, не связанным с прахом героя. Для прославления правителя они были намного удобнее. Такие памятники можно было ставить еще при жизни, в любых местах и в большом количестве. Самое мощное государство древнего мира, Римская империя, позаимствовала все лучшее у своих предшественников. Здесь прижились и египетские обелиски, и греческая скульптура. Выработанный римлянами спектр памятников оставался неизменным до начала XX века - это обелиски, колонны, бюсты, статуи и конные статуи. После тысячелетнего перерыва памятники вновь появились в Италии в эпоху Возрождения и за два столетия заполнили всю Европу от Португалии до Польши.
ПАМЯТНИКИ ДОПЕТРОВСКОЙ РУСИ
Памятник Александру III в Феодосии                                                                 Россия до XVIII века жила замкнутой жизнью, мало общаясь с западными соседями. Своими были и памятники. В очень религиозной стране, какой была допетровская Русь, первопричиной всех событий считалась воля Господа. Поэтому и памятники возводились во славу Божью. Это были церкви, часовни, кресты. Большинство русских храмов было посвящено тем или иным событиям, то есть являлось памятниками. Так, знаменитый московский храм Василия Блаженного возведен в память взятия Казани, а стоящий рядом Казанский собор посвящен освобождению Москвы от поляков в 1612 году. Часовнями и крестами обычно отмечались места примечательных событий и могилы.
Традиция возводить памятные церкви и часовни не прервалась после петровских реформ и продолжалась до наших дней. Московский храм Христа Спасителя является памятником Отечественной войны 1812 года, петербургский Воскресенский собор (или Спас-на-Крови) считается главным памятником Александру П. Все значимые события в жизни страны и правящей династии отмечались возведением церквей. Таковыми были рождение, бракосочетание или кончина лиц царской семьи, коронация, избавление от опасности при покушении или катастрофе. Только после крушения императорского поезда под Харьковом в 1888 году в России были воздвигнуты сотни часовен и церквей. Иногда два подхода в деле возведения памятников вступали в конфликт. Так, в религиозной белорусской глубинке в 1910-х годах многие выступали против массовой установки монументов Александру II, считая, что лучшим памятником царю должны стать новые храмы1. Тема русских религиозных памятников необычайно широка и интересна, однако ее исследование не входит в задачу данной книги, и она здесь не рассматривается.
ПОПЫТКИ ВВЕСТИ ЕВРОПЕЙСКИЕ МОНУМЕНТЫ В РОССИИ
Памятник обороны Пскова                                                                                       Петр I разрушил изоляцию России и начал перестраивать жизнь страны на европейский манер. Кроме прочих западных нововведений император хотел завести в своем государстве и памятники. Восславить в камне и бронзе Петр хотел прежде всего самого себя и свое царствование. Особенно остро этот вопрос встал после Полтавской победы. Уже через неделю после битвы, указом от 7 июля 1709 года, царь повелел соорудить на поле боя каменную пирамиду, увенчанную своей бронзовой конной статуей. Однако представленные работы не устроили царя, и грандиозный план осуществлен не был. Несколько проектов памятника Петру разработал скульптор Б. К. Растрелли, приехавший в Россию в 1716 году. Среди них были триумфальный столп, увенчанный фигурой Петра, пешая и конная статуи императора. Но и эти проекты при жизни Петра осуществлены не были. Правда, в царствование Петра был создан ряд скульптурных портретов самого императора и его сподвижников. Эти работы, украсившие залы дворцов, а не улицы и площади, считаться памятниками не могут. Также в эти годы в России появилась парковая скульптура. Летний сад Петербурга украсили мраморные изображения античных богов и героев. Одно из подобных произведений, аллегория «Мир и изобилие», было посвящено победе над Швецией. Этому же посвящался знаменитый Петергофский фонтан «Самсон». Но и эти скульптурные группы нельзя считать памятниками из-за их аллегоричности, отсутствия постаментов и пояснительных надписей. Таким образом, Петр I вплотную приблизился к созданию российских памятников, но все же так и не воздвиг ни одного. Силы и энергия царя ушли на более важные для государства задачи.
В царствование Анны Иоанновны в уральской глуши появилось необычное сооружение, которое может претендовать на звание первого российского монумента. На Билимбаевском заводе под Екатеринбургом в честь первой плавки чугуна была отлита тумба с изображением двух лиц на разных сторонах. Ее установили на заводской площади. Но с полной уверенностью назвать это сооружение первым в России памятником нельзя - слишком мало о нем известно.
В правление Елизаветы Петровны скульптор Растрелли, наконец, завершил работу над конной статуей Петра, и в 1747 году она была отлита в бронзе. Но и ей не суждено было стать первым русским памятником - более полувека она, забытая всеми, пылилась в литейном сарае. Только в 1800 году это выдающееся произведение заняло подобающее место на пьедестале.
ПОЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКИХ ПАМЯТНИКОВ
Памятник Ермаку в Новочеркасске
                                                                        В июне 1762 на престол вступила Екатерина П. Уже на следующий день Сенат решил заняться установкой памятника новой императрице и поручил Академии наук составить его проект. Свои варианты представили академики Штелин и Ломоносов. Однако когда осенью следующего года об этих планах узнала сама Екатерина, она запретила ставить монумент себе и повелела вместо этого соорудить памятник Петру I. Специально для его создания в Россию был приглашен скульптор Фальконе. Но первые русские памятники появились раньше знаменитого «Медного всадника», в то время, когда он еще только создавался. Они и не могли не появиться.
В 1760-х годах в России на смену барокко пришел классицизм - художественный стиль, признававший высшим достижением человечества античное искусство, во всем равнявшийся на греческие и римские образцы. Актуальности античной теме добавляли грандиозные цели, поставленные Екатериной перед страной - освобождение Константинополя и Греции от турок, возрождение Византийской империи. Как тут было не вспомнить об античных статуях, обелисках, колоннах и триумфальных арках? В это время среди наград, которые российские вельможи получали от царицы, появились мраморные колонны и обелиски. Поначалу сановники не представляли, как им обходиться с необычным приобретением. Нарышкин, первым пожалованный колонной в 1769 году, просто не стал ничего с ней делать - более семидесяти лет она лежала в его имении Кунцево. Получивший следующую колонну Григорий Орлов установил ее в своем гатчинском парке, не догадавшись превратить в полноценный памятник.
Памятник Ермаку в Тобольске                                                                                В это время разразилась турецкая война, прославившая русское оружие. Желая увековечить подвиги своих военачальников, Екатерина распорядилась украсить свою резиденцию Царское Село памятниками в честь Румянцева, Федора и Алексея Орловых, Долгорукова. Первым бесспорным российским памятником стала открытая в октябре 1771 года Морейская колонна. Вторым спустя два месяца был открыт Румянцевский обелиск. В 1777 году к ним добавилась Крымская колонна. В 1778 году завершилось семилетнее строительство грандиозной Чесменской колонны, на которой впервые появились скульптурные элементы - барельефы и фигура орла. Все эти памятники (как и подарки царицы вельможам) изготавливались по проектам А.Ринальди и под руководством графа Я. Брюса в петербургской конторе строения Исаакиевского собора.
Поняв, наконец, что нужно делать с мраморными монолитами, придворные быстро поддержали начинание императрицы. В 1775-1776 годах памятниками украсились усадьбы Орлова, Чернышева и Шереметева. Эти монументы, в основном, посвященные Екатерине, были благодарностью за ее посещения и милости. Первым городским памятником России стал обелиск на главной площади Твери (1778), также посвященный Екатерине. Ко дню открытия в 1782 году первого российского скульптурного монумента, «Медного всадника», в империи насчитывалось уже около дюжины памятников.
УСАДЕБНЫЕ МОНУМЕНТЫ
Проект памятника Хмельницкому, 1870 год                                                      Итак, первый русский памятник, Морейская колонна, появился в императорской резиденции Царское Село, то есть на земле дворянской усадьбы. Еще несколько десятилетий такие памятники доминировали в России, заметно опережая по количеству монументы, установленные в городах. Они представляют интереснейшую страницу в истории российских памятников.
В большинстве усадеб стояли архитектурные памятники: чаще встречались обелиски, реже - колонны. Скульптурные памятники, составлявшие около трети, в основном представляли собой бюсты. Тематика усадебных памятников была довольно разнообразна. В первую очередь они посвящались царствующим особам, соизволившим посетить данное имение. Были памятники сановникам, покровительствовавшим хозяину усадьбы, например, Румянцеву или Каменскому. Ставились монументы и в честь самих хозяев имения или их родственников. В императорских резиденциях часты были памятники умершим в молодости великим князьям и княжнам.
Памятник Хмельницкому в Киеве                                                                    Будучи полновластными хозяевами своих усадеб, некоторые дворяне заполняли свои парки архитектурными формами, весьма похожими на памятники. К таковым можно отнести знаменитого временщика Аракчеева. В своем имении Грузине, Новгородской губернии, он установил: вазу в память приезда матери, вазу в память своей любовницы Настасьи Минкиной, чугунный памятник своим умершим собакам. Еще более плодовит был известный масон и оккультист, сенатор И. В. Лопухин. В своей подмосковной усадьбе Саввинское он поставил множество урн, обелисков, колонн и плит. Они посвящались кумирам Лопухина: писателю Фенелону, поэту Юнгу, Лейбницу, Конфуцию, Эккартсгаузену, Квирину Кульману, дяде сенатора - масону Абраму Лопухину и многим другим. Эти и подобные сооружения, свидетельства сентиментальности, странности, а порой и расстроенной психики их устроителя, в данной книге не рассматриваются. Но настоящие памятники, сооруженные в усадьбах Аракчеева и Лопухина, помещены в каталог.
Усадьбы развивались неравномерно и имели период расцвета, для которого была свойственна установка памятников. Так, Царское Село было заполнено колоннами 1770-х, Павловск - скульптурами 1810-х, Кузьминки -памятниками 1840-х, Остафьево - монументами 1910-х. Особняком стоит подмосковное имение Архангельское, где памятники регулярно появлялись в течение целого столетия. Нередко при разорении владельца и продаже имения новые хозяева перепланировали поместье, уничтожая старые памятники. По благополучию дворянских имений сильно ударила отмена крепостного права, но усадебные памятники продолжали появляться. Любопытно, что иногда новые владельцы поместий из купцов «заражались» несвойственными привычками: так, Фирсанова, новая хозяйка подмосковного имения Середниково, поставила там обелиск в честь Лермонтова. Старая традиция была также перенесена в усадьбы нового времени - дачи, возле которых также появилось несколько памятников.
К 1917 году особенно богаты памятниками были: в окрестностях Петербурга - Грузино, Павловск, Петергоф, Царское Село, в окрестностях Москвы - Архангельское, Кузьминки, Кунцево, Остафьево, Студенец. Из провинциальных имений можно отметить украинскую Умань и карельский Монрепо. Всего в дворянских усадьбах стояло около 90 памятников, еще примерно полсотни - в императорских резиденциях. До нашего времени, увы, не дожили памятники Грузино, Ильинского, Кузьминок, Кунцева, Суханова, большинство монументов Петергофа.
ПЕРВЫЕ ПОЛВЕКА РУССКИХ ПАМЯТНИКОВ
Колонна Славы в Полтаве. Памятник Северной войны                  Характерные особенности первого десятилетия российских памятников сохранились без особых изменений до начала 1820-х годов. Памятников ставилось немного, основная их часть была сосредоточена в дворянских усадьбах близ Москвы и Петербурга. Особенно богаты монументами были императорские резиденции - Царское Село и Павловск. В городах памятников было мало: на 1820 год в Петербурге их имелось четыре, в Полтаве - два, в Москве, Киеве и Риге - по одному. В подавляющей своей массе памятники были архитектурными. Их проектировали архитекторы Ринальди, Камерон, Тома-де-Томон, Воронихин. Скульптурных монументов в это время создавалось очень мало. Все они были выдержаны в классическом стиле: герои имели неестественно торжественные позы и были одеты в античные тоги или доспехи. Лучшие скульпторы этого времени - Фальконе, Мартос, Рашетт, Козловский. Памятники 1770-х - начала 1820-х годов прославляли, в первую очередь, собственную эпоху. Большая их часть ставилась в память визитов Екатерины, Павла или Александра, в честь побед над турками и шведами, в честь лучших полководцев того времени - Румянцева, Суворова, Орлова. Ряд памятников (причем, лучших) посвящался Петру I и его победам, а два прославляли героев далекого прошлого - Святого Владимира, Минина и Пожарского.
Вопреки распространенной трактовке царской России, как феодальной тирании, презирающей народные низы, среди героев самых первых русских памятников фигурировали крестьяне-ополченцы из невских сел, купец Минин, крепостной садовник Константинов. Вскоре к ним добавятся помор Ломоносов, крестьянин Сусанин и казачий атаман Ермак, позже - солдаты Сидоров, Осипов и Рябов, матросы Шевченко и Кошка.
НОВЫЙ ПОДХОД
Колонна Екатерины II в Кунцеве                                                                     Признаки перемен в деле установки памятников стали появляться в начале XIX века. Первым памятником нового времени можно считать знаменитый монумент Минину и Пожарскому. Впервые идея его установки была предложена не властью, а обществом; также впервые был проведен конкурс проектов. Вскоре в России значительно вырос интерес к истории страны, дотоле практически неизвестной. Главная заслуга в этом принадлежала появившимся работам историка Н.М.Карамзина, особенно обстоятельной «Истории государства Российского». Интерес к собственной истории совпал по времени с национальным подъемом, вызванным победой над Наполеоном. Вскоре это отразилось и на памятниках. К началу 1820-х годов относится зарождение проектов памятников Дмитрию Донскому на Куликовом поле и Святому Владимиру в Херсонесе. Инициатива сооружения этих монументов шла уже не сверху, а из самого общества. Причем виделись эти памятники с современной точки зрения не совсем обычно. Кроме собственно памятника-обелиска, они должны были включать еще церковь и богадельню (или инвалидный дом). Столь крупные проекты так и не были осуществлены из-за дороговизны - обычно их сокращали до одного объекта (в случае с Донским это был памятник, с Владимиром - храм). Тем не менее, этот подход просуществовал еще некоторое время: уже в середине 1830-х годов симбирский памятник Карамзину задумывался в виде комплекса зданий с бюстом историка в одном из них. Также в начале 1820-х годов во многих местах стали появляться планы установки памятников самой разной тематики. Памятники явно выходили за пределы столиц и крупнейших городов - о них задумались в Архангельске и Одессе, Барнауле и Петропавловске на Камчатке.
ЭПОХА НИКОЛАЯ I
Колонна Славы (Украина и Молдова). В память о Русско-турецкой войне 1768-1774                                                                                                                 Годы подъема интереса к монументам совпали со сменой императора. Это событие оказалось чрезвычайно благоприятным для российских памятников. Ни один царь не сделал в этой области столько, сколько Николай Павлович. Именно при нем в стране сформировалась четкая система монументов, были увековечены наиболее выдающиеся события и лица русской истории. Из необычной диковинки памятник превратился в почитаемую и охраняемую святыню, украшавшую многие русские города и места сражений. Роль самого императора в этом деле - вовсе не преувеличение. Он лично разрешал приступить к сооружению того или иного памятника и утверждал его проект. Николаю принадлежала мысль увековечить память погибших польских генералов, а памятник Энгель-гардту и Шубину царь распорядился поставить на свои личные средства.
В николаевскую эпоху продолжали играть значительную роль архитектурные памятники. Новые веяния в эту область привнесли архитекторы Адамини и Брюллов. Первый разработал оригинальный проект колонны с церковной главкой, второй - невысокого четырехгранного пилона. Для изготовления таких памятников впервые в России стал широко применяться чугун. Значительно увеличилось число скульптурных памятников. Если вначале в работах Мартоса и Гальберга сохранялись все признаки классицизма, то работы новых скульпторов - Орловского, Демут-Малиновского, Клодта, Витали - уже относились к академизму. Их герои, сохранявшие прежнюю торжественность, изображались уже в костюмах своего времени. В тематике памятников Николай наибольшее внимание также уделил современной эпохе. Особенно прославлены были недавняя война 1812 года и ее герои, последние победоносные войны с Турцией и Польшей. Монументами отмечались даже не очень значительные события, такие, как находка скелета мамонта или измерение дуги меридиана. Николай значительно основательнее предшественников увековечивал далекое прошлое России - при нем появились памятники Святому Владимиру и Дмитрию Донскому, Ермаку и Сусанину. Не были забыты и державные предшественники - Петр, Екатерина, Павел, Александр. При Николае появились первые монументы деятелям науки и культуры - Ломоносову, Державину, Крылову, Карамзину.
В деле установки памятников необходимо отметить заслуги видного российского сановника николаевской эпохи, графа Воронцова. Многие годы он управлял обширными окраинами империи, Новороссией и Кавказом, где по его инициативе было установлено много прекрасных памятников.
ПРОЕКТ 1835 ГОДА
Спасо-Вифанский монастырь. Памятник в честь посещения Императора Павла I 24 апреля 1797 года  
                                                                           Особое место в николаевскую эпоху занимал проект 1835 года - первая крупная программа по установке единого комплекса памятников. Тогда Николай распорядился соорудить ряд монументов на местах боев 1812 года. Выполнение проекта было возложено на министра финансов Е.Ф.Канкрина. Перечень мест для памятников разработал Генеральный штаб. Несколько изменив список, Николай утвердил его в декабре 1835. Всего предполагалось установить 16 монументов трех классов: первого - в Бородино, второго - в Тарутино, Малоярославце, Красном, Студянке, Клястицах, Смоленске, Полоцке, Чашниках, Кулакове и Ковно, третьего - в Вязьме, Витебске, Городечне, Кобрине и Салтановке (позже Тарутино выпало из списка в связи с установкой там памятника по индивидуальному проекту). Летом 1836 года полковник Яковлев объехал поля сражений и выбрал места для постановки памятников. Был объявлен конкурс на лучший проект: памятники должны были изготавливаться из чугуна, отличаться простотой, не иметь фигур и «мелочных непрочных украшений». Из представленных рисунков император отобрал три, выполненные архитектором Адамини. Впоследствии Николай лично утверждал окончательные проекты каждого памятника, тексты надписей на них. В первую очередь решено было соорудить монументы в Бородино, Смоленске и Ковно. Они были открыты соответственно в 1839, 1841 и 1843 годах. За ними последовали памятники в Малоярославце (1844) и Красном (1847). В начале 1848 года Канкрин известил императора, что на оставшиеся десять памятников осталось 150 тысяч рублей при необходимых 960 тысячах. Николай распорядился сооружение памятников прекратить, за исключением уже изготавливавшихся монументов для Полоцка и Клястиц, которые были открыты в начале 1850-х. Всего по проекту 1835 года было установлено семь памятников: один - первого и шесть - второго класса.
Точно такими же памятниками было увековечено подавление польского восстания 1830-1831 годов. Их постановку было приказано финансировать из польской казны, поэтому тут программа была осуществлена полностью. Типовой памятник первого класса был установлен в честь взятия Варшавы (1847), второго класса - в память сражений при Грохове (1846) и Остроленке (1847). Интересна судьба памятников третьего класса. На местах боев 1812 года они так и не появились. А вот в Польше один такой памятник все же был установлен. Он был открыт в 1849 году на поле боя у села Якац. По виду напоминавший памятник первого класса, он имел меньшие размеры. Последним типовым памятником по проекту Адамини стал монумент в честь взятия турецкой крепости Ахалцих, открытый уже в 1863 году.

Продолжение следует

По материалам книги Кирилла Сокола “Монументальные памятники российской империи”, Москва.: Вагриус Плюс, 2006 год.

Наталья ЯКУШИНА, директор Новосибирского института соционики


Тематики: памятники

21.11.2008


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae