RSS Распечатать

Взгляд из головы кортежа

«Я хочу, чтобы меня кремировали»,- сейчас стало модным так говорить. Я слышу это почти на каждой встрече. Одно время было модно говорить: «Просто положите меня в старый сосновый ящик и закопайте. Мне не нужны все эти церемонии».
Такие заявления обычно произносят с оттенком превосходства. Говорящий хочет показать собравшимся, что он человек современный и «крутой». Он бросает эти слова и ждет, что они произведут впечатление разорвавшейся бомбы. Он ждет реакции. Я не встречал людей в группах, которые бы отреагировали на эти слова. В этом есть и наша вина. Мы недостаточно говорим людям о значении похоронных церемоний, чтобы им было что сказать в ответ на подобные заявления. Они сидят молча, потому что не в состоянии разобраться в собственных чувствах, не говоря уже о том, чтобы привести необходимые аргументы.

ВАЖНОСТЬ ПРОВЕДЕНИЯ ТРАУРНЫХ ЦЕРЕМОНИЙ
Однажды мне в панике позвонил директор похоронного дома. Люди один за другим стали выбирать немедленную кремацию и отказываться от проведения похоронных церемоний. Он выяснил, что причина этой «эпидемии» в медсестре, работающей в местной больнице. По каким-то причинам она была яростным противником проведения поминальной службы.  Благодаря ее влиянию в больнице многие стали отказываться от траурных церемоний. Директор похоронного дома решил провести семинар, чтобы как-то изменить ситуацию и пригласил меня выступить. Как бы мне хотелось сказать, что нам удалось переубедить эту медсестру. Но этого не произошло. Она вышла из зала при первых же словах в защиту проведения поминальной службы. Но нам удалось изменить ситуацию, так как люди узнали на семинаре достаточно для того, чтобы отразить выступления медсестры. Директор похоронного дома написал: «Я понял, как важно учить и просвещать общество. Меня больше не застигнут врасплох».
Люди, которые говорят о том, что хотят, чтобы их просто кремировали и развеяли прах, обычно очень удивлены, когда я отвечаю им. Они годами гнули свою линию, не слыша ни слова в ответ, и вдруг появляюсь я и спрашиваю, зачем им это нужно? Обычно первое, что я слышу в ответ, это то, что они не хотят причинять беспокойство своим близким, или не хотят, чтобы люди на них глазели. Большей частью ответы расплывчаты и непоследовательны. Я продолжаю свои расспросы до тех пор, пока не пойму в чем настоящая причина, либо что ее не существует, и они просто говорят так, чтобы выглядеть хладнокровными и «крутыми» людьми.
Возможно, это покажется странным, но за все годы, что я общаюсь с людьми, пережившими утрату, я ни разу не услышал от них, что они выбрали кремацию или отказались от службы, чтобы сократить расходы на похороны. Я убежден, что  даже если стоимость похорон и учитывается при этом, основная причина того, что люди отказываются от службы, заключается совсем в другом. С тех пор как в 60-х вышла книга «Митфорд», нас преследует панический страх, как бы люди не сочли стоимость наших ритуальных услуг слишком высокой. Нам кажется, что весь мир обсуждает, какие мы лицемеры и мошенники. И меня удивило то, как мало людей упоминает о стоимости церемонии.

РОЛЬ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ В ПРОВЕДЕНИИ ПОХОРОН
В вашем городе может быть свой «сбиватель цен», который предлагает провести сокращенную поминальную службу по смехотворной цене, но люди выбирают его не из-за цен. Они приходят к нему, потому что не осознают важности проведения траурных церемоний, или им не нравится то, как священники проводят службу. Я думаю, что главная причина именно в священниках.
Моего брата кремировали без траурных церемоний. Была только краткая заупокойная служба и поминки через несколько дней после его смерти. Мы собрались и вели себя так, как будто никто не умер, и называли это поминками. Кто-то сказал: «Те, кто избегают похоронных церемоний, проводят поминки в кабинете психоаналитика». Это сказано о семье моего брата. Прошло четыре года, а они все еще переживают и не могут смириться с утратой. Поэтому, если раньше я просто верил в важность проведения похорон, то теперь я стал настоящим фанатиком в этом вопросе.
Брат сам выбрал немедленную кремацию без проведения заупокойной службы, так как хотел уберечь своих близких от страданий. Мы часто обсуждали с ним это решение. Я объяснял ему, что наши попытки оградить семью от переживаний обычно приводят к еще более тяжелым последствиям, так как лишают ее возможности осознать случившееся и почувствовать завершенность процесса. Это происходит только тогда, когда родственники прощаются с усопшим. Без этого осознания действительности и чувства завершенности нормальное проявление скорби невозможно.
Мы рассуждали с братом о том, не окажется ли этот груз слишком тяжелым для воображения близких. Я рассказал ему историю, которая произошла с моей управляющей. Ее сын покончил жизнь самоубийством. Через несколько месяцев после его смерти она отправилась в полицию и попросила у них фотографии, сделанные в комнате, где он застрелился. Она пошла на это, потому что ее воображение не давало ей покоя. Конечно, фотографии были ужасны, но в своем воображении она рисовала картины еще более кошмарные, и для нее было большим утешением наконец увидеть то, что произошло на самом деле.
Пока мы разговаривали, брат перечислил все свои доводы против похоронной церемонии, а потом вдруг сказал: «Терпеть не могу ходить на поминальные службы из-за проповедей, которые там читают». Он, как и многие другие, считал эти проповеди слишком затянутыми и официальными. Брата возмущали попытки священника обратить в веру его, когда он посещал поминальную службу, считая это неуместным и назойливым.

СВЯЩЕННИКОВ МОЖНО ОБУЧАТЬ
Священники плохо выполняют свои обязанности на похоронах не потому, что они ленивы или хотят бесцельно провести время. Они ведут себя так потому, что не осознают, какими должны быть современные похоронные церемонии и в чем их предназначение. Вкусы, притязания, настроения, потребности в обществе в XIX веке заметно претерпели изменения, а многие священники продолжают вести себя на похоронах будто ничего не происходит. Как итог - формальные безучастные похороны.
Несколько недель назад я выступал на встрече с духовенством, организованной похоронным домом. Я говорил о том, как важно придать значимость личности усопшего. Когда я закончил, один из священников сказал: «Я взволнован, но одновременно с этим испытываю большое облегчение. В семинарии нам говорили о том, что мы никогда не должны прославлять усопшего. Мы должны только читать проповеди. Долгие годы я чувствовал, что это неправильно. Когда я начинал говорить так, как меня учили, то видел, что слушатели остаются безучастными. Если им нужно, чтобы я говорил о том, каким был покойный при жизни, придать службе более личностный характер, то я буду делать это, начиная с сегодняшнего дня».
Священникам необходимо знать, и они хотят знать, об эмоциональном и психологическом значении всей похоронной церемонии в целом. Для директора похоронного дома это не является невыполнимой задачей. Проведение встреч с духовенством - лучший способ наладить отношения и провести
обучение. Специально для этого я написал «Дар значимости». Все, о чем я говорю на встречах с духовенством, и не только, можно прочитать в этой книге, которая может стать подарком для духовенства. Мне кажется, что обучение священнослужителей является жизненно необходимым.
Схема проста: сначала люди перестают ходить в церковь, но приходят туда на церемонию бракосочетания и поминальную службу. Затем они перестают проводить эти церемонии в церкви. А потом они вообще откажутся от подобных церемоний. Нетрудно понять, к чему все это приведет.
В Англии, Германии, Австралии и даже в ортодоксальной России появилась новая профессия - похоронный церемониймейстер - организатор гражданских похорон. Это люди, которые проводят похороны не по церковному обряду. Встреча с ними произвела на меня неизгладимое впечатление. Для каждого усопшего они проводят похороны с индивидуальным подходом,  уделяя внимание конкретной личности. Я вернулся домой, веря, что нам необходимо перенять эту идею. Если церковь будет постепенно утрачивать свое влияние, то в будущем необходимо найти альтернативные варианты.
Представители похоронной индустрии также должны исследовать новые пути развития траурных церемоний, чтобы придать им значимость и личностный характер, независимо от духовенства. Владелец фирмы ритуальных услуг - это единственная в своем роде профессия, в которой дальнейшая судьба оказанных услуг не прослеживается. Директор похоронного дома детально организует проведение похорон, а затем стоит в стороне, надеясь, что все пройдет как надо.
Что плохого в том, если директор похоронного дома будет сам проводить церемонию похорон? В качестве распорядителя похорон он мог бы намного улучшить эти церемонии. Люди, присутствующие на поминальной службе, обычно долго разбираются в том, кто исполняет гимны, а кто читает проповедь, и имеют ли эти люди отношение к семье усопшего. Я не думаю, что священнослужители будут обижены тем, что директор похоронного дома будет исполнять роль распорядителя на похоронах. Скорее всего, им понравится, что их представят слушателям. Трудно выступать перед собравшимися в неизвестном качестве. Церемония представления добавит поминальной службе теплоты и близости. Работа в качестве распорядителя на похоронах - это только первый шаг. Когда люди привыкнут, а священнослужители одобрят эту деятельность, тогда похоронный директор в качестве распорядителя может начинать разрабатывать новые подходы к проведению церемонии, которые придадут ей значимость и более личностный характер.
Идея придать индивидуальный оттенок похоронной церемонии может исходить от родственников усопшего и являться официальной частью церемонии. Заранее могу сказать, что эти попытки окажутся заразительными. Священнослужители заметят реакцию людей и захотят присоединиться к этой обстановке душевного участия и теплоты. Присутствующие на службе  увидят ее значительность, и это будет неплохой рекламой на будущее.
Как говорится в старинной поговорке: «Сам себя не похвалишь, никто не похвалит». Если мы не будем говорить о своей роли в похоронном процессе, о ней никто не узнает. Если мы не сделаем все возможное для того, чтобы сделать похороны более осмысленными, они и не станут осмысленными. Священнослужители играют важную роль в этом отношении, решение остается за нами.

Даг МЭННИНГ, лицензированный похоронный директор, Великобритания


03.06.2008


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Новосибирский Завод Специальных Изделий

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae