RSS Распечатать

Болезнь и смерть. Димитрий Пасекунов, Новосибирск

ВОПРОСЫ К СВЯЩЕННИКУ

Отец  Димитрий  Пасекунов – один из  священников, которых епископ Новосибирской и Бердской епархии благословил совершать чин отпевания усопших в Новосибирском крематории. В ходе многочисленных бесед с горюющими выявился ряд  вопросов,  наиболее часто задаваемых священнику. Одна из тем, которая неизменно волнует родственников умершего – причины возникновения смертельных болезней.
Предлагаем вам ответы священника Димитрия Пасекунова.

Вопрос: полезно ли человеку размышлять в этой жизни о смерти, суде, небе и аде?

Даже необходимо, ибо такое размышление удерживает его от грехов, побуждает к покаянию и ведет к добрым делам и любви к Богу.
Действительно, когда человек заболевает сколько-нибудь серьезно, то – справедливо или нет – вкрадывается мысль: значит,  я над собой не имею власти, я не могу помешать болезни мною овладеть; значит, я не смогу, если она мною овладеет до конца,  избежать смерти. Таким образом, болезнь ясно говорит человеку, что он смертный.

Вопрос: почему люди страдают и болеют?

Страдание – разлад жизни.  Значит, жизнь идет не так, как хотел бы Давший ее.
Все страдания и болезни есть следствие нашей греховности, унаследованной от Адама и Евы. Иногда они служат наказаниями за наши вполне определенные грехи, но чаще эта связь прямо не прослеживается. Наши грехи служат как бы неким серым фоном нашей жизни, который временами сгущается до черного, а временами рассеивается. Точно так же и боль, и страдание сопровождают человека вдоль всей жизни.
Болезни тела могут оказать благотворное действие на душу. Они слегка задерживают нас в жизненном потоке от суеты, заставляют помнить о грехе и о посмертном воздаянии. Они смиряют человека перед неизбежной вечностью. Иногда они разрушают наши греховные намерения и планы. Еще чаще они грозно колеблют веру человека в себя и в собственные силы, побуждают его вспомнить о Боге и помолиться Ему.

СЕМЬ СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ
БИБЛИЯ не приводит точного списка грехов, но предостерегает от их совершения в десяти заповедях.
Святые отцы различают такие понятия, как «грех» (всякое преступление заповедей Божиих) и «страсть» (устойчивый греховный навык). По определению преп. Иоанна Лествичника «страстью называют уже самый порок, от долгого времени вгнездившийся в душе, и чрез навык сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собою к нему стремится» (Лествица, 15; 75). От греха человек избавляется покаянием. Искоренение страсти требует упорного духовного труда. Когда говорят «семь смертных грехов», то имеют в виду страсти. Число семь выражает определенную степень полноты. Большинство святых отцов-аскетов говорит о восьми губительных страстях. Преп. Иоанн Кассиан Римлянин, называя их пороками, перечисляет их в такой последовательности: чревонеистовство, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. Последняя является самой опасной страстью. Она может изгнать из человека любую добродетель. Некоторые, говоря о семи смертных грехах, объединяют уныние и печаль. Смертными они называются потому, что могут (если полностью овладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти.
По учению святых отцов, за каждой страстью стоит определенный бес, зависимость от которого и делает человека пленником того или иного порока. Когда говорят о восьми страстях, находят подтверждение в святом Евангелии: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, –  и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк, 11.24-26). Объединяет их принадлежность к единому царству тьмы.
Нужно быть в постоянном трезвении, бороться с беспечностью, но страшиться
бесов не должно: бесобоязнь – вид духовной болезни. Апостол говорит: «покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас» (Иак,4.7).

Вопрос: я очень боюсь смерти. Что мне делать?

Чем страшна смерть? Мучением в момент смерти, отнятием радости жизни или тем, что будет после смерти? Чего из сих трех мы боимся больше всего? Мучения предсмертного мы боимся, вероятно, больше всего, потому что никогда его не переживали. Между тем страдание это, каким бы тяжким оно ни было, «хотя и не всегда оно тяжко», во всяком случае, кратковременно. И нам следовало бы больше бояться того, что ждет после смерти: «суда Божия и муки бесконечные», как читается в вечерней молитве. Но даже верующие далеко не всегда боятся этого.
Чаще всего страх смерти в нас чисто животный, неосознанный. Смерть животного ужасна для него, потому что это – полный конец его индивидуального существования. А для человека смерть есть лишь переход в жизнь иную – это скорее всего, начало, чем конец. Истинно верующему смерть не страшна; он надеется на милость Божию и жизнь вечную.
Как избавиться от страха смерти? Прежде всего, самое простое средство – на всю жизнь исключить зловредные бесовские вторжения в свою психику: телевизор, непотребные видеофильмы и компьютерные игры, особенно со всеми ужасами и острыми ощущениями, а также подобную этому литературу. Таким образом, должно вернуться нормальное психическое состояние, когда страх смерти не является постоянным,  болезненным ощущением.
Затем должно всю жизнь возрастать в христианском благочестии и страхе Божием; постоянным напоминанием себе о смерти и жизни вечной, чтением жития святых, а также прилежною молитвою укреплять в себе память смертную и отгон смерти.

Вопрос: начал читать православную литературу. Пока не могу осмыслить выражения: «памятование смерти», или «смертная память».  Жить и бояться умереть, не так ведь?

Я хотел бы попытаться сначала рассеять отношение к смерти, которое выработалось у современного человека: страх, отвержение, чувство, будто смерть – худшее, что может с нами произойти, и надо всеми силами стремиться выжить, даже если выживание очень мало напоминает настоящую жизнь.
В древности, когда христиане были ближе к потрясающему опыту обращения к Богу, к откровению во Христе, они, постигая Его Слово, Слово Живого Бога, о смерти говорили как о рождении в вечную жизнь. Смерть воспринималась не как конец, не как окончательное поражение, а как начало.
«Памятование смерти»  означает жить так, чтобы целью жизни было – стать той подлинной личностью, какой мы были задуманы Богом, стать возможно совершеннее, стать изначальным, неискаженным образом Божиим. Жизнь рассматривается как путь к вечности, войти в которую можно только открывшимися вратами смерти.
В этом смысле мы должны дорожить временем, потому что дни наши лукавы. Годы проходят, а мы ничего не делаем,   не только потому, что приходит смерть и «пожинает» нас, но и потому, что на каждом этапе жизни мы становимся неспособными к тому, что могли сделать прежде. Есть время для всякой вещи, но когда время ушло, какие-то вещи уже осуществить невозможно. Есть огонь в глазах юноши, и должен быть свет в глазах старика. Когда говорится, что мы должны помнить смерть, это говорится не для того, чтобы мы боялись смерти; а для того, чтобы каждый миг нашей жизни был совершенным, был не спадом, а вершиной волны, не поражением, а победой. 
Подумайте, каков был бы каждый момент нашей жизни, если бы мы знали, что он может стать последним, что слова, которые мы произносим – последние слова, и поэтому должны выражать всю красоту, всю мудрость, все знание, но также и в первую очередь – всю любовь, которой мы научились в течение своей жизни, коротка ли она была или длинна.
Опыт показывает, что перед лицом смерти стирается всякая обида, горечь, взаимное отвержение. Смерть слишком велика рядом с тем, что должно бы быть ничтожно в масштабе временной жизни. Смерть, мысль о ней, память о ней – как бы единственное, что придает жизни высший смысл. Жить в уровень требований смерти означает жить так, чтобы смерть могла прийти в любой момент и встретить нас на гребне волны, а не ее спаде, так, чтобы наши последние слова не были пустыми, а наше последнее движение не было легкомысленным жестом. Мы должны успеть, еще до своего смертного часа, вплести нашу любовь ко всем людям в Божественную Любовь к человеку.

Вопрос: я одинока. Конечно, смерть пугает меня. Помогите найти точку опоры.

Такая точка опоры, несомненно, есть у человека, познавшего при жизни всю полноту Церкви, без которой нет спасения.
Если Бог посылает такому человеку одинокую смерть, то это – не оставленность, это одиночество в Божием присутствии. Этот человек пребывает в уверенности, что никто не ворвется в его жизнь безрассудно и драматически, не внесет тоску, страх, отчаяние в душу, которая способна свободно войти в вечность, ибо Господь уже приуготовил ее к этому.
И Вам надо ступать на эту тропу, проявляя свою свободную волю, дарованную Богом всякому человеку. Делайте свой выбор и Вы найдете точку опоры. Как сказал святитель Феофан Затворник: «Ведайте, что Благодать никогда не насилует свободного произволения человека и никогда не оставляет его одного, без своей помощи, когда он этого достоин, имеет нужду и просит об этом… Не беспокойтесь! Господь никого не обидит».

Вопрос: умерла скоропостижно моя жена. Не представлял при ее жизни всю остроту и меру этой оставленности. Не готов к ней.

Действительно, одна из проблем, сразу встающих перед тем, кто потерял близкого человека, – это ощущение одиночества, оставленности тем, порой единственным человеком, кто имел для нас значение, кто заполнял все пространство, все время, все сердце. Нет уже того человека, который мог бы сказать «я тебя люблю», и, следовательно, у нас как бы нет признания, нашего утверждения в вечности.
Это требует мужества, и, я думаю, об этом надо говорить снова и снова сегодня, когда многие, чтобы избежать страдания, обращаются к транквилизаторам, к алкоголю, ко всякого рода развлечениям – лишь бы забыться. То, что происходит в душе человека, может быть заслонено этим греховным и скоротечным, но не прерывается. Если это состояние не будет разрешено, человек измельчает, он не вырастет.
Этому тоже надо уметь посмотреть в лицо. Образовалась пустота, и эту пустоту никогда не следует пытаться заполнить искусственно чем-то мелким, незначительным. Мы должны быть готовы признать, что любовь может выражаться и через страдание. Если мы утверждаем, что действительно любим того, кто ушел из этой жизни, мы должны быть готовы любить человека и из глубины горя и страдания, как мы любили его в радости, утверждая его этой радостью будущей общей жизни.

Вопрос: память об умершем. Понимаю, как это важно. Думаю о младшем поколении. Как передать им эту память?

Да,  мы должны учиться не только от каждого живущего, но и умершего человека: дурного – избегать, добру – следовать. Каждый, кто знал усопшего, должен глубоко продумать, какую печать тот наложил своею жизнью на его собственную жизнь, какое семя было посеяно; и должно принести плод. Каждый,  кто знал усопшего, особенно дети, принес бы плод его жизни, стал бы жить согласно полученному и воспринятому образу, подражая всему, что достойно подражания в жизни этого человека.
На погребении мы стоим с зажженными свечами. Это означает, по-видимому, две вещи. Одна самоочевидна: мы провозглашаем будущее Воскресение, мы стоим с зажженными свечами так же, как в пасхальную ночь. Но мы стоим, свидетельствуя перед Богом, что этот человек внес в сумерки нашего мира хоть проблеск света, и мы этот свет сохраним, сбережем, умножим, поделимся им так, чтобы он светил все большему числу людей, чтобы он разгорался по возможности в тридцать, в шестьдесят, во сто раз. 

Вопрос: у меня тяжело болеет дочь. Обыкновенные врачебные средства не помогают. Скорблю, не имея возможности облегчить ее страдания. Помогите, батюшка.

Действительно, когда человека посещает настоящее горе, он неожиданно осознает меру своего одиночества. Не с кем поделиться, нет человека, которому можно открыть душу, встретить понимание. Мир, утопая в суете, живет на своей поверхности, ему чужда глубина страдания.
Но милость Божия возможна для всех. Молитва матери, молитва церкви, обращенные к нашему Спасителю, Божией Матери, святым угодникам Божиим творят чудеса. «Стучите и отверзется вам. Ищите и обрящете».  Примерам несть числа. Приходите в храм, обращайтесь к священникам. Это путь, который избавит Вас от уныния.

Вопрос: почему в нашей жизни умирают люди, которые ни в чем не виноваты?

Значит, Вы уже видите связь между виною, то есть грехом, с одной стороны, и смертью – с другой? Правильно. Здесь и суть ответа.
Умирают все люди, хотя и в разном возрасте. Уже из этого и из понятия о справедливости Божией можно сделать вывод, что все мы грешны. За это и умираем. Но Вы, вероятно, имеете в виду, что случается иногда преждевременная смерть людей добрых и сравнительно долгая и внешне благополучная жизнь злых.
Объяснение этому мы можем дать лишь приблизительное, с благоговением перед непостижимостью путей Господних. Иногда добродетельный христианин с молодости оказывается готовым к будущей вечной жизни и самим предсмертным страданием совершенствуется и достигает ее. Иногда же Господь забирает с земли молодого человека, если видит, что к покаянию он не способен. Тем самым Бог не дает ему совершить новых тяжких преступлений, увеличить свои будущие мучения и повредить кому-то другому. Иному человеку лучше, быть может, умереть нестарым.

Димитрий ПАСЕКУНОВ, священник храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы, г. Новосибирск


Тематики: смерть

26.06.2009


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae