RSS Распечатать

Мемориальный комплекс сибирякам на Тверской земле. Геннадий Туманик, Тверская область

Вот уже без малого двенадцать лет под городом Белый Тверской области у практически стертой с лица земли деревушки Плоское действует и выполняет воспитательную функцию мемориальный комплекс сибирякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. Именно так решением межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» зовется этот скорбный мемориал, возведенный у братского захоронения, в котором, по имеющимся сведениям, похоронено двенадцать с половиной тысяч воинов-сибиряков, погибших в кровопролитных боях с немецко-фашистскими захватчиками в 1942-1943 годах.
О том, как непросто шло строительство необычного мемориала воинам Сибирского добровольческого корпуса под городом Белый, рассказывает руководитель авторского коллектива проекта, заслуженный архитектор России Г. Н. Туманик. Полагаем, статья будет интересна широкому кругу читателей журнала, особенно специалистам по возведению монументов на местах захоронений.
ПОГИБЛИ ВО ИМЯ ЖИЗНИ

«Долина смерти» – таким мрачным именем окрестили наши земляки эту прекрасную сегодня долину маленькой речушки с красивым названием  Вишенка. Здесь, на заснеженных склонах долины холодной осенью и морозной зимой 1942-1943 гг. происходили события, сыгравшие впоследствии важную роль в исходе Второй мировой войны.
Дело в том, что при подготовке операции в районе Сталинграда Ставка Верховного Главнокомандования, «…чтобы не допустить переброску (противником  Г. Т.) войск из группы «Центр», …приняла решение одновременно с ходом контрнаступления в районе Сталинграда организовать наступление Западного и Калининского фронтов против немецких войск, занимавших «Ржевский выступ». И крупные силы немцев, двигавшиеся к Сталинграду, вынуждены были повернуть, укрепив войска на подступах к Москве.
Именно здесь, под городом Белый, 6-ой Сибирский добровольческий корпус совместно с 1-ым механизированным корпусом в составе 41-ой армии Калининского фронта вел ожесточенные бои с хорошо укрепленными частями группы «Центр», выполняя боевую задачу по соединению с Западным фронтом. Ее выполнить не удалось, но была выполнена первая и главная задача – отвлечь силы немцев от Сталинграда. Потери были немалые. В братских могилах только в Бельском районе и по самым скромным подсчетам покоится прах 22-х тысяч погибших. И подавляющее большинство из них  сибиряки.
КОНКУРС ВЫЗВАЛ ИДЕИ
Захоронение у деревни Плоское  самое крупное. Расположено оно на пологом склоне правого берега долины. Здесь и решено было поставить памятник, о котором в 1984 году заявили в Совете Министров СССР первые секретари обкомов: новосибирского  А.?Филатов и калининского  П. Леонов. И в январе-феврале 1985 года в Новосибирске был оперативно проведен представительный конкурс на идею памятника.
К участию в закрытом конкурсе были приглашены наиболее крупные творческие коллективы архитекторов, скульпторов, художников: Новосибгражданпроект, СибЗНИИЭП, СибЗНИИЭПсельстрой, ВНИПИИЭТ, ГипроНИИ, НГПИ, НИСИ им. В. В. Куйбышева.
Каждый из участников конкурса воспринимал работу над данной творческой задачей как высокую честь. Чувство ответственности, с которым все участники принялись за работу, привело к высокому творческому результату: все представленные проекты были выполнены на достойном профессиональном уровне, отличались обилием интересных мыслей и предложений, раскрывающих тему героизма, тему памяти.
Конкурс показал, что ограничиться «небольшим и скромным памятником», как это дипломатично было сказано в письме в Совет Министров СССР, в данном случае не удастся хотя бы потому, что исходная ситуация, характеризующаяся наличием определенных пространственных требований, предполагает создание многоэлементной композиции. Да и масштабы событий, проходивших в данном районе осенью-зимой 1942-1943 гг., и те жертвы, которые понесли наши войска в сражениях под городом Белый, побуждали к нестандартному решению.
Братская могила, в которой были похоронены останки 12,5 тысяч воинов, расположена, как уже было сказано, в открытом пространстве на правом берегу долины. По другому, левому берегу долины, проходит дорога Смоленск-Белый  во время войны важнейший стратегический объект, отчаянно защищаемый немцами при наступлении наших войсковых соединений. Расстояние от дороги до братской могилы составляет по прямой ровно два километра.
Конкурс показал, что «сооружение небольшого и скромного памятника в районе г. Белый, где похоронены более 12 тысяч воинов-сибиряков», неизбежно переходит в строительство мемориального комплекса, в который включается не только одно из крупнейших братских воинских захоронений Второй мировой войны, но и «Долина смерти», и дорога Смоленск-Белый.
ПОМОГЛА ШТАБНАЯ КАРТА
Идея трехгранной пирамиды, напоминающей в плане стремительную стрелу, появилась неожиданно. Она пришла со штабных карт, где командирские линейки-трафареты рисовали эти стрелы по направлениям ударов частей и соединений во время разработки планов военных операций. Треугольник стрелки превращается в объемную пирамиду, когда ее острие приподнимается вверх, иллюстрируя как бы столкновение с противоборствующей силой. От этого столкновения у основания пирамиды остается рваный пролом.
Так рождался образ главного композиционного элемента мемориального комплекса  монумента, который,  по нашему мнению, должен быть размещен у дороги и указывать своей формой направление главного удара наших войск, одновременно символизируя мощь этого удара. Кроме того, монумент должен открывать проход через долину к братской могиле, стать началом «тропы Памяти». И здесь очень важной находкой решения стал узкий «пропил» в теле пирамиды по оси комплекса, который при выходе в месте рваного пролома по первоначальному замыслу должен был сопровождаться барельефными изображениями на тему сражения. Относительно узкая (1,5 м) щель четко ориентировала посетителя и указывала, как через прицел винтовки, на братскую могилу  –  основной содержательный элемент мемориала.
«Пирамида» – это как бы результат столкновения двух сил, след этого столкновения – рваной формы пролом у основания пирамиды. Взметнувшись от взрыва, земля будто бы застыла здесь вечным памятником воинам, которые, не дрогнув, отдали свои жизни за Родину...
Контраст между ярко освещенной солнцем площадкой перед монументом и затененным спуском к тропе, между стесненностью этого прохода-щели и простором долины – одно из средств эмоциональной подготовки к восприятию мемориального комплекса.
Узкий проход в массиве пирамиды сразу же дает четкий ориентир в пространстве: через эту щель, как сквозь прицел, просматривается долина, идущая по ней тропа Памяти и братская могила на противоположной ее стороне. В «Долине смерти» бетонные плиты тропы прервутся, и тропа пойдет прямо по земле, которая была так обильно полита кровью сибиряков...
При динамичной, мощной и стремительной форме монумента, символизирующей мощь и стремительность удара соединений наших войск на алининском фронте осенью 1942 года, архитектурно-пространственное решение (оформление) захоронения представлялось предельно статичным, спокойным, тихим. В конкурсном проекте место захоронения накрывалось горизонтальной, квадратной в плане каменной плитой с некоторыми деталями, позволяющими острее сориентировать ее в пространстве и разместить необходимую текстовую и символическую информацию.
«Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче - гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы,
Все судьбы в единую слиты...»

Да, будто именно об этой братской могиле на месте былых яростных боев, вздыбленной взрывами земли, сложил свою песню Владимир Высоцкий. В единую судьбу,  скорбную и славную судьбу павших смертью храбрых,  слиты судьбы погребенных здесь двенадцати с половиной тысяч сибиряков – уроженцев Алтая и Красноярского края, томичей, омичей, новосибирцев, кемеровчан.
Связать монумент с братским захоронением тропой Памяти становилось при таком решении уже само собой разумеющимся. Проходя по узкому проходу в теле пирамиды и выходя на простор долины по такой же узкой тропе, посетитель комплекса получал уже здесь, в самом начале пути, соответствующий настрой.
Он мог пройти расстояние в 2 километра за 15-20 минут, хорошо себе представляя, как этот же путь осенью 1942 года бойцы 6-го Сибирского добровольческого корпуса преодолевали под сплошным огнем вражеской обороны много суток, теряя на каждом шагу своих товарищей.
Поле сражения «Долина Смерти» включалось таким образом в композицию мемориального комплекса как важный его элемент.
НАГРАДА ЗА ПРОЕКТ
Анализируя результаты конкурса, мы осознавали, что наш проект был отмечен жюри первой премией за простоту, лаконичность использованных форм, которые не снижают, а напротив, усиливают эмоциональное звучание мемориала. Именно архитектурные формы в открытом природном ландшафте смогли сработать наиболее сильно.
Простота и ясность форм, значительное пространственное развитие, соответствующее природно-ландшафтной ситуации и наиболее точно отвечающее характеру событий, происходивших в долине в годы войны, точные образные характеристики элементов мемориала, все это сохранено в проекте. И при отсутствии дополнительных пластических (изобразительных) средств решение не теряет, а напротив, приобретает большую лаконичность и выразительную силу.
Проект мемориала 25 мая 1989 г. был рассмотрен и одобрен на совещании у председателя Новосибирского горисполкома с участием представителей Барнаула, Кемерова, Красноярска, Новосибирска, Омска, Томска, а также Калинина и Белого. Кроме того, он был рассмотрен и одобрен Правлением Калининской организации Союза архитекторов СССР.
Однако Мемориальный комплекс был построен только через одиннадцать лет. И построен он был уже по другому проекту. Гораздо более скромному и спокойному.
Об истории создания этого комплекса, которая насчитывает более десятка лет, написана и издана книга. Ее написала Ксения Борисовна Пальмина, на протяжении более восьми лет бескорыстно занимавшаяся организацией этого очень важного дела, являясь членом Президиума Новосибирского филиала Российского фонда культуры. Возведение мемориала воинам-сибирякам, написание и издание книги в очень непростых условиях современной действительности – нравственный подвиг К. Б. Пальминой, инженера-металлурга, бывшей сотрудницы завода им. Кузьмина, пенсионерки.
ВОПЛОЩЕНИЕ ПРОЕКТА С УЧЕТОМ ПРАВОСЛАВНЫХ ТРАДИЦИЙ
В марте 1993 года мы с Ксенией Борисовной Пальминой посетили епископа Новосибирского и Бердского Тихона и получили первое благословение. Часовня как традиционный православный символ памяти все больше и больше занимала пространства в нашем представлении о новом содержании мемориала.
По заверениям Ксении Борисовны, которой именно образ стройной, красной по цвету часовни, похожей на красноярскую (она сама родом из Красноярска) привиделся во сне, работа по продвижению проекта мемориала стала более динамичной и успешной после того, как часовня появилась в чертежах.
Приближение часовни к братской могиле, а другого места часовне мы и не видели, снимало и то самое противоречие, о котором дважды указывал в своих заключениях художественно-экспертный совет Минкультуры РСФСР.
Часовня-обелиск выполнена из красного облицовочного кирпича с покрытием штукатуркой части поверхностей стен и использованием для защиты от дождя (карниз, завершение) медного листа. Часовню венчает крест, изготовленный в ТОО «СибНИИМаш» из нержавеющей стали с последующим приданием изделию матовой поверхности. Этим же предприятием изготовлены по чертежам и 4 подсвечника для установки в часовне.
Со стороны братской могилы в специально предусмотренной нише размещена икона Георгия Победоносца, выполненная в технике флорентийской мозаики из сибирских камней. Автор и исполнитель иконы художник из Саяногорска А.?С.?Безруков.
В первоначальном проектном варианте часовня не имела внутреннего открытого пространства, образованного впоследствии сквозными арочными проемами. В наружных стенах нижнего прямоугольного объема предполагались лишь ниши с арочными обрамлениями. Создание сквозных проходов в реализованном варианте позволило обеспечить внутри часовни открытое пространство, где по углам прикреплены специальные полочки-подсвечники для установки поминальных свеч. Кроме того, прием
раскрытия интерьера часовни-обелиска на внешнее пространство позволил более органично включить сооружение в природную среду.
К сожалению, полная открытость интерьера часовни постоянно создает проблемы для зажженных свеч. Лишь в условиях полного безветрия свеча может гореть. А поскольку штиль в условиях открытости пространства долины бывает очень редко, то с этой проблемой приходится сталкиваться постоянно. Эту проблему в процессе эксплуатации комплекса пытались решить временными, устанавливаемыми лишь на момент торжественных поминальных мероприятий ширмами, навешиваемыми в тех или иных проемах в зависимости от направления ветра. Определенный эффект достигался, однако, как правило, о ширмах часто просто забывают.
Между часовней и братской могилой организован травяной газон-цветник, на котором предполагалось по проекту высадить сибирские луговые цветы огоньки, или, как еще их  называют в Сибири, жарки. Своевременно эта работа сделана не была, а потом как-то о ней забыли. Наша попытка высадить несколько корней жарков в один из весенних визитов в Белый, к сожалению, не увенчалась успехом. Цветы не прижились. Не сделаны пока и планируемые посадки в роще саженцев сибирского кедра.
Может быть, эту работу удастся организовать и провести к 15-летию мемориала. Пока лишь сделано прореживание рощи с тем, чтобы пространственно объединить архитектурное оформление захоронения и часовню-обелиск. Может быть, к этой дате следовало бы на Рижской автостраде у свертка в сторону города Белого установить памятный указатель с необходимой информацией о мемориале. Это нужно будет обсудить с новым главой Бельской администрации Х. А. Муратовым и председателем Фонда поддержки мемориала М. Д. Хетчиковым (г. Тверь).
ВЫНУЖДЕННЫЕ ПЕРЕДЕЛКИ НА ХОДУ
Почему же так резко пришлось отойти от первоначального замысла? С 1985 года, когда был проведен конкурс на проект памятника, и до 1993 года, когда появились первые наброски нового решения, прошло восемь лет. И это были годы значительных трансформаций как в жизни, так и в сознании. Нельзя сказать, что эти трансформации всегда носили положительный характер. Но возвращение к исконным русским, православным традициям в отечественной культуре в эти годы было органичным и вполне правомерным. Это можно считать первой и самой существенной причиной пересмотра прежнего проектного решения.
Однако подтолкнули авторов проекта к поиску более скромного и органичного решения причины сугубо прагматические – отсутствие необходимых средств для строительства, с одной стороны, и отсутствие поставок необходимого камня  красноярского розового сиенита с месторождения «Моховой лог»,  с другой. В городе Красноярске розовый сиенит широко использовался и используется в благоустроительных работах. Практически вся набережная левобережья выполнена из этого камня. Даже дорожный поребрик на улицах города часто выполнялся из блоков этого камня. Удивительно, но для памятника сибирякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны,  возводимом на обильно политой кровью наших земляков Бельской земле, розового сиенита в Красноярске тогда не нашлось. Красноярцы предложили взамен черный камень Канского месторождения, который также повлиял на результат поиска нового проектного решения.
Часовня-обелиск как вертикальный элемент композиции в контрасте с горизонталью плиты захоронения должна была стать, по замыслу, основным ориентиром в пространстве долины речки Вишенки. Именно часовня должна была стать кульминационным элементом, объединяющим все звенья мемориала и окружающий природный ландшафт, в том числе «Долину смерти».
Часовня-обелиск поставлена на оси, соединяющей видовую площадку у дороги Смоленск-Белый и захоронение. Этот двухкилометровый поперечник долины в прежнем проектном решении был отмечен тропой Памяти, соединяющей монумент у дороги с местом захоронения. В новом решении эта ось носит чисто визуальный характер. Стоя на видовой площадке у дороги (окраина села Клемятино), мы хорошо просматриваем часовню на другом берегу долины, фиксируя в панораме ландшафта положение братской могилы.
Общие габариты сооружения: размеры в плане 3,4х3,4 м, высота до основания креста  12,5 м  (12,5 тысяч похороненных).
Оформление захоронения в первоначальных вариантах представляло собой квадратную в плане горизонтальную плиту, которая в окончательном решении значительно видоизменилась. Плита расчленена на множество кубических объемов (121 шт.) размером 700х700х700 мм, отстоящих друг от друга (в двух направлениях) на расстоянии 400 мм.
Один из кубических объемов вырастает в три раза, образуя вертикальную стелу высотой 2,1 м, на которой высечена надпись: «Воинам-сибирякам, отдавшим свои жизни в борьбе за Родину. Благодарные потомки» с таким же рельефным углубленным изображением пятиконечной звезды над выбитым текстом.
В связи с вынужденной заменой камня, в процессе корректировки проекта розовый сиенит был заменен черным камнем из Канского карьера, который по своему качеству (из-за трещиноватости) не мог иметь цельного монолита необходимых размеров. Эту информацию мы получили из АО «СИБПОЛ»  совместного российско-польского предприятия, которое выполняло заказ на изготовление и поставку в город Белый каменных блоков.
Это очень серьезное обстоятельство заставило нас оперативно решать проблему монтажа кубических объемов из отдельных элементов, размеры которых были согласованы с технологической службой «СИБПОЛА»  700х350х350 мм. Технология монтажа и система крепления нами была проработана достаточно подробно. Но в процессе подготовки к строительству мастерам эта система показалась слишком сложной, так как требовала сверления в блоках гнезд и использования анкерных креплений.
Представители «СИБПОЛА» предложили значительно более простой способ  – склеивание блоков с помощью мастики, которую предложено было изготовить из абразива камня и жидкого стекла. Наши предупреждения о бесполезности такой работы вначале были отвергнуты. И весной «красноярский» способ монтажа блоков был опробован на стройплощадке.
КРИЗИС МОГ ПРИВЕСТИ К БЕДЕ
Во время инспекционной поездки в Белый в мае 1995 года мы предупредили строителей о полной бесперспективности этой технологии склеивания: вопрос лишь во времени – завтра развалятся блоки или через какое-то более продолжительное время. Нами были выявлены и другие отступления от проекта. В частности, были грубо нарушены размеры и контуры завершающей шатровой части часовни-обелиска. Мы с К.?Б.?Пальминой были шокированы результатами работы каменщиков. Низкая квалификация бригады местных строителей не оставляла у нас надежды на успешное завершение строительства в 1995 году к 50-летию Победы. Да и сроки поставки камня из Канска постоянно срывались.
Повторная поездка в Белый в середине октября того же года выявила новые проблемы: технология монтажа блоков не выдерживается. Неоднократные напоминания о необходимости строгого выполнения проектных решений не давали никаких результатов. За время теплого периода 1995 года был выполнен значительный объем работ по монтажу блоков надгробия. Наступила зима 1995-1996 гг., которая и расставила все по местам.
Весной, а точнее 17 апреля 1996 года К.?Б. Пальминой позвонил  из Белого представитель администрации города О.?П. Шилов и сообщил печальную весть:  блоки рассыпались...  Другого мы и не ожидали.
Это был один из трагических эпизодов в длительной истории проектирования и строительства мемориала под городом Белый. У администрации города в этот момент появилась идея (еще одно рацпредложение!):  вместо четырех состыкованных каменных элементов в каждое «гнездышко» вставить по одному. В результате снимаем головную боль монтажа кубических объемов и сэкономим на этом драгоценное время. Во-вторых, не надо ждать из Красноярска изделия из камня, так как их вполне хватает, ведь количество каменных брусков размером 700х350х350 мм сокращается вчетверо.
Главное для сторонников этой идеи заключалось в том, чтобы убедить в правомочности такого решения авторов проекта. А поскольку Ксения Борисовна была рядом с нами, то работу с авторами проекта она взяла на себя. Осада продолжалась не один день. Конечно же, представить в таком виде оформление братской могилы мы могли только в кошмарном сне. Нам удалось убедить своих оппонентов в недопустимости искажения проектного решения в угоду сложившейся конъюнктуре.
Таким образом, зима убедительно показала абсолютную несостоятельность предложенной старшим мастером «СИБПОЛА» технологии «склеивания». В данном случае необходимо было менять не только технологию, но и тех, кто пытался ей следовать.
ДЕЛО МАСТЕРА БОИТСЯ
Летом, с 10 июня к работе приступила бригада мастеров из Твери во главе с Е. А. Антоновым. Евгений Андреевич имел большой опыт работы с камнем, и принялся за работу с двумя помощниками со знанием дела. Его не нужно было убеждать в том, что без анкерных креплений монтаж блоков невозможен. Работа была выполнена качественно и в кратчайшие сроки.
Железобетонное основание надгробия необходимо было в соответствии с проектом засыпать каменным щебнем. Однако хорошую идею подсказал мне во время одной  из поездок  в город  Белый  накануне открытия В. И. Кривогорницын, в то время главный архитектор Новосибирской области. Владимир Ильич посоветовал использовать для этого не каменный щебень, а кирпичный.
Кирпичный бой – подручный материал. Но дело не только в его дешевизне. Главное – красное поле, на котором строгими рядами выстроены черные кубические объемы, в полированных гранях которых огненными всполохами отражается красный цвет битого кирпича, неожиданно решило и другую важную задачу – композиционно объединило кирпичную часовню и братское захоронение. На протяжении более чем 10-летней эксплуатации мемориала уже несколько раз подсыпался свежий кирпичный щебень, и это не является какой-то сложной проблемой.
Другим средством, помогающим объединить в единый ансамбль часовню-обелиск и надгробие, стало проектное введение в основание часовни четырех аналогичных кубических объемов из черного камня, составляющих основу оформления захоронения.
ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ КОМПЛЕКСА
Торжественное открытие мемориального комплекса сибирякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, сооруженного у конкретного братского захоронения, в котором покоится прах 12,5 тысяч воинов-сибиряков, состоялось 14 августа 1996 года. Казалось, что весь город Белый, все жители близлежащих сел и деревень собрались в этот погожий августовский день у святого места.
Приехали делегации ветеранов из многих сибирских городов, из города Новосибирска. Откликнулись сибирские землячества из Москвы и Твери. Было много официальных лиц из Белого, Твери, Новосибирска, Москвы, других городов и регионов. Участвовали в этом празднике и мы с Ксенией Борисовной.
Думаю, что все тогда почувствовали и осознали, что несмотря ни на какие трудности и невзгоды сложного периода в жизни нашей страны, несмотря на попытки многих реформаторов переписать историю страны, в том числе историю Великой Отечественной войны и роль СССР в победе над фашизмом,  память людская сохранит и передаст от поколения к поколению дух того великого времени, дух истинного патриотизма, массового героизма, неиссякаемой воли к победе.
Люди пришли с детьми. Было много молодых людей. Четкими порядками были выстроены ребята из поисковых отрядов, которые из года в год использовали летние каникулы для проведения раскопок в Тверской и других областях и захоронения поднятых останков погибших воинов. В строгом строю, сверкая аксельбантами, стояли курсанты Тверского суворовского училища. Это был действительно праздник, многолюдный и торжественный, красочный и волнующий...
Праздник был поставлен московскими мастерами во главе с художником-постановщиком Владимиром Деминым. Когда мы с ним снова встретились в Белом уже на торжествах, посвященных 5-летию открытия мемориала в 2001 году, также поставленных под его руководством, он сказал, что с желанием работает на мемориале в Белом, так как считает его очень органичным и масштабным, что, к сожалению, в практике проектирования и строительства памятников, посвященных событиям Великой Отечественной войны, случается не так часто. Много я слышал добрых слов и от других людей по этому поводу, хотя были иные мнения и взгляды.
Здесь следует остановить внимание на одном важном моменте. Поскольку по причине сложившихся обстоятельств многолетнюю работу по реализации проекта, авторскому надзору за строительством приходилось вести мне, как руководителю авторского коллектива, то и в информации об авторстве построенного мемориала часто стали упоминать лишь одну фамилию.
Считаю своим долгом напомнить еще раз, что проект мемориала (конкурсный проект, эскизный проект, рабочая документация) выполнен авторским коллективом в составе архитекторов: Туманика Геннадия Николаевича, Галямова Владимира Михайловича, Бондаренко Александра Васильевича при участии инженера Толмачева Евгения Николаевича.
ЛИШЬ ПАМЯТЬ НЕТЛЕННА
Многолетняя, трудная работа, наконец, была завершена. Как все это происходило  описано в «Истории создания мемориала Славы всем воинам-сибирякам, погибшим в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов». Эту книгу Ксения Борисовна Пальмина писала на основе многолетних дневниковых записей, поэтому история создания мемориала описана подробно, с многочисленными деталями и фактами. И, тем не менее, в этой книге не могли найти себе места творческие стороны работы, профессиональные коллизии, авторские переживания.
Восполнить этот пробел в истории проектирования и строительства мемориального комплекса сибирякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, и сооруженного под городом Белый в Тверской области, явилось основной задачей автора изданной в 2006 году книжки «Мемориальный комплекс сибирякам под городом Белый Тверской области».
Последние строки статьи писал в канун славного праздника – Дня Победы. Я представлял, как колонны машин движутся в сторону деревни Плоское. Деревни давно уже нет, лишь указатель на свертке напоминает об этой деревушке, вошедшей в историю Великой Отечественной войны. И снова сотни, тысячи людей отдают долг памяти погибшим сибирякам, внесшим неоценимый вклад в оборону Москвы, в успех Сталинградской битвы, в Победу 1945 года. Автобусная экскурсия по местам боев, сопровождаемая Г. И. Муратовой, директором Бельского краеведческого музея, еще раз раскроет посетителям картину бессмертных событий Второй мировой войны, произошедших на многострадальной тверской земле осенью и зимой 1942-1943 годов.
Пусть никогда не выветрится из памяти поколений великий подвиг наших отцов и дедов!

Геннадий ТУМАНИК, заслуженный архитектор России, почетный гражданин Бельского района Тверской области


Тематики: памятники

26.06.2009


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae