RSS Распечатать

Кремация в Израиле: инициативы и препятствия.

«Алей шалехет» стал первым крематорием в Израиле. Он открылся в 2005 году. В связи с его открытием главный раввин высказал резкое замечание против кремации, заявив, что она пробуждает трудные и горькие воспоминания наиболее темного периода иудейской истории. В свою очередь Алон Натив, директор похоронного дома и исполнительный директор крематория, развивал эту тему в СМИ и в своих выступлениях перед коллегами. Первый крематорий в Израиле входит в международную федерацию кремации. Публикуем выступление Алона Натива на ежегодной конференции в Великобритании.
Когда мы начинали работать в Израиле, то не знали, как долго это продлится. В Израиле нет закона, который бы разрешал кремацию, и нет закона, запрещающего ее, но существует множество способов толкования закона. Мы не знали, как отнесутся к нам власти и правительство. Мы знали, что религиозные бюрократы будут против нас, но не знали, на какую поддержку мы можем рассчитывать.
У нас было два возможных варианта приступить к работе: либо получить разрешение свыше, либо просто начать работать. Мы выбрали второй вариант, в противном случае это привело бы к нескончаемой бюрократии.
Ситуация в Израиле гораздо сложнее потому, что, во-первых, похоронные услуги являются бесплатными. Каждый, кто платил взносы в фонд социального страхования, имеет право на бесплатные ритуальные услуги. Это означает, что нужно оплатить лишь надгробие, а это небольшая сумма. Все услуги, включая перевозку тела, бесплатны. Вот с кем нам приходится конкурировать!
На похоронах в Израиле пользуются услугами частной службы санитарного транспорта Лицензия на оказание погребальных услуг выдается министерством религии, в котором, естественно, служат религиозные чиновники, и очень трудно получить разрешение или лицензию на владение кладбищем. Так как нам не удалось получить лицензию, мы приобрели небольшую компанию, которая уже владела лицензией, и таким образом смогли приступить к работе. В настоящее время нам принадлежат два кладбища в Израиле, и мы надеемся, что скоро начнет работать третье.
У религиозных чиновников против нас существует огромное количество правил и запретов; некоторые из них направлены против концепции кремации, некоторые идут еще дальше. Проблема, с которой я столкнулся при подготовке к этой презентации – это проблема терминологии, которой вы пользуетесь. В иврите нет слова «кремация», мы называем это просто «сжигание тел» (это единственный термин, который используется). Нет специального слова для «крематория», и очень трудно выходить на рынок с идей кремации, поскольку в Израиле это слово ассоциируется с холокостом. У нас нет катафалка – ни термина, ни самого транспортного средства! Мы пользуемся услугами частной службы санитарного транспорта. Поэтому существует множество различий в концепции.
Мы попытались этим воспользоваться. Это также помогло нам, поскольку мы могли набросать и нарисовать все, что мы захотим, поэтому мы разработали свою собственную систему, основанную главным образом на психологических потребностях родственников, которые мы пытаемся удовлетворить. Мне кажется, что именно это помогло нам продавать свои услуги, в то время как наши конкуренты предоставляют услуги бесплатно.
Сначала религиозные чиновники просто доказывали, что сжигание человеческого тела (кремация) запрещено. Затем, когда они поняли, что мы не собираемся останавливаться, и люди продолжают приходить к нам, главные раввины (я не оговорился, у нас их два) запретили хоронить урны с прахом на еврейском кладбище. Несмотря на это постановление, мы продолжили свою работу, и это вызывало определенные проблемы, которые нам приходилось решать.
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ЧИНОВНИКОВ
- Раввины постановили, что сжигание человеческих тел запрещено;
- главные раввины постановили, что нельзя хоронить урны с прахом на кладбищах;
- главные раввины постановили, что нельзя справлять шиву или даже оплакивать того, кто выбрал кремацию.
Позднее было принято решение о запрете шивы. Шива – это иудейский семидневный период траура после похорон, и это не просто религиозный, но также и национальный обычай.
С другой стороны, с самого начала мы думали: «Какого черта, почему нас должны волновать постановления религиозных чиновников. Мы не относимся к ортодоксальному меньшинству, мы относимся к большинству (70%) светских евреев Израиля. Почему это должно нас волновать?» Это волнует нас потому, что в семье всегда есть кто-то, кто имеет отношение к религии, и спрашивает раввина о том, как поступить, как себя вести, и для него это действительно важно. И поскольку это для него важно, многие родственники согласны терпеть, чтобы не ранить его чувства, и выбирают ортодоксальный способ погребения, а не то, что им хочется. Буквально вчера одна женщина указала в своем завещании, что она выбирает кремацию, и ее сын также хочет, чтобы ее кремировали, но дочь против этого. Это вызвало в семье многочисленные споры, и, в конце концов, они приняли решение отказаться от кремации, и это не единственный случай. Поэтому мы должны учитывать это в своих обсуждениях; мы не можем это игнорировать.
На этом споры с религиозными чиновниками не заканчиваются. Среди них есть члены израильского парламента (Кнессета). Они представили на рассмотрение правительства поправки к закону о погребении, который бы запретил кремацию в Израиле. Нам удалось предотвратить это. На нас также работают лоббисты. Один из членов парламента отстаивает гражданские права и процедуры, но продолжать работу все равно нелегко. Они (религиозные чиновники) идут еще дальше. Они обращаются с жалобами в полицию. В Израиле существует закон, согласно которому вы должны уважать все человеческое тело в целом. Они интерпретируют этот закон в том смысле, что кремация – это надругательство над телом и поэтому отправляются в полицию и выдвигают против меня обвинения.
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ЧИНОВНИКОВ
- С помощью члена парламента они подготовили и представили на рассмотрение поправку к закону о запрете кремации;
- они обращаются с жалобами в полицию о том, что мы совершаем надругательство над телами;
- чиновники заявляют, что «Алей шалехет» и я кремируем тела, а значит, совершаем над ними надругательство. Вот в каких условиях нам приходится работать.
Мы стараемся отвечать на все вопросы. Мы не являемся раввинами и не претендуем на звание теологического авторитета, и не пытаемся оказывать на кого-либо влияние. Мы просто отвечаем на вопросы о происхождении кремации, как это описано в Библии, что доказывает, что это иудейский обычай. Мы заявляем о том, что если кремация описана в Библии, и если ее проводили в те времена, почему мы не можем продолжить эту традицию. Приведенные ниже цитаты – это лишь часть упоминаний о кремации, которые мы обнаружили в Библии.

Цитаты из Танах.
«И поднялись все отважные, и шли всю ночь, и взяли тело Саула и тела сыновей его со стены Бейт-Шеана, и пришли в Явеш, и сожгли их там» (Цар 31:12).
Стена Бейт-Шеан, возможно, та самая, на которой были выставлены тела царя Саула его сыновей...
«…И он умер в жестоких страданиях; и не устроил для него народ его сожжения, подобно сожжению отцов его» (2 Пар 21:19).
«И похоронили его в гробнице его, которую он устроил для себя в городе Давида; и положили его на одре, который наполнили благовониями и разными искусно приготовленными мастями, и сожгли их для него великое множество» (2 Пар 16:14).
С моей точки зрения, в действительности проблема не в понимании иудаизма, а в финансовой стороне вопроса, так как они (наши клиенты) платят нам довольно большую сумму, тогда как от правительства получают это бесплатно. Никто не хочет терять деньги. Именно эти проблемы мы вынуждены решать.
Я уже говорил о том, что у нас есть преимущество. Мы начинали с нуля, и поэтому провели исследования по всему миру, изучили не только ваш опыт, то что вы делаете здесь, в Великобритании, но и опыт других стран. Мы попытались отовсюду собрать информацию, которая бы удовлетворяла нашим запросам и соответствовала нашим обычаям. Мы внесли некоторые изменения и исправления, которые, по нашему мнению, необходимы. Поэтому наша деятельность в корне отличается от точки зрения, услышанной мной на днях.
Мы относимся к этому как к бизнесу. Мы предоставляем услуги. Мы обязаны предоставить полный пакет услуг, который бы точно соответствовал ожиданиям и возможностям. Мы не приходим к родственникам домой и не говорим им: «Вы должны делать это так». Мы создаем это вместе. У нас нет проблемы временных интервалов, поскольку мы работаем в совершенно другой манере. Мы относимся к нашим клиентам как клиентам, но что касается родственников усопшего или друзей, пришедших на панихиду отдать дань уважения, относимся к ним как к посредникам.
ЧТО И КАК МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ, ВЫХОДЯ НА РЫНОК
- Подтверждения, обнаруженные в Библии;
- деловой подход: информационные бюллетени, объявления, публичные обсуждения и так далее;
- отношение к родственникам усопших как к посредникам.
Выступивший докладчик сказал, что ему не понравилась одна панихида, на которой он присутствовал, но он решил промолчать и не вступать в конфликт с сотрудниками крематория, чтобы не доставлять беспокойства семье. Но это не совсем так, ведь он выступил здесь, вы все его слышали, и возможно, он разговаривал со своими приятелями. Таким образом, результат наших стараний всегда будет сопровождаться слухами, которые распространяют те, кто посещают службу. Кстати, мы не рассматриваем их просто как посетителей, они принимают в этом участие. Они не просто приходят, а приходят для того, чтобы отдать дань уважения, им это не безразлично, а раз так, то они будут об этом говорить. И если им что-то не понравилось, они будут громко обсуждать это со своими друзьями и сделают вам плохую рекламу. Мы этого не хотим, и поэтому у нас подход иной. Логотип компании «Алей шалехет». На иврите такое название означает «осенние листья» или «листопад» Первый, кто ответит по нашему телефону 0800, (работает круглосуточно, семь дней в неделю) это наш представитель. Его/ее работа заключается в том, чтобы после того как звонок принят, бросить все свои дела и отправиться к родственникам домой или в больницу, где они находятся. Там они просто продают пакет услуг. Они обсудят с родственниками, что они хотят и как они хотят, чтобы это происходило. Мы рассматриваем это как возможность сбыта – заключение сделки. Это не оказание услуг, а лишь вопрос сделки и ожиданий родственников. Агенты могут рассчитывать на пребывание там в течение часа, а заключить сделку через 20 минут, но при этом так и не узнают, чего же хочет семья, и мы не сможем удовлетворить их запросы. Поэтому мы учим их беседовать с клиентом не менее часа, а затем заключать сделку.
После заключения сделки распорядитель отправляется на дом к клиентам. Для них это гораздо удобнее, чем встречаться с нами в офисе. Это еще одно отличие, так как мы работаем не только в нашем родном городе, но и по всей стране. Иногда мы проделываем довольно большие расстояния, порой 200 км или около этого, поэтому мы обычно отправляем представителя и распорядителя домой к клиентам, и вместе они планируют церемонию. Это означает, что мы заранее знаем, сколько придет людей, сколько человек будет выступать и так далее. Таким образом, мы можем соответствовать ожиданиям и избежать каких-либо накладок.
Что нам удалось сделать? Мы первая организация в Израиле, в которой есть профессиональный распорядитель, оказывающий профессиональные услуги, учитывая не только религиозные, но и психологические потребности. Мы пытаемся развить рынок предварительного спроса. Важно понять, что если вам оказывают услуги бесплатно, перевозят тело и оказывают прочие необходимые услуги, их нельзя заказать заранее. Поэтому в Израиле нет рынка предварительного спроса. Именно это мы пытаемся объяснить людям, тратя огромное количество сил и времени, и мы всего лишь в начале пути.
Начинаем по-другому смотреть на многие вещи. В одном из законов Израиля (у нас нет законов о кремации) говорится, что вам необходимо получить лицензию на ведение любых видов деятельности. Очень просто получить лицензию на открытие офиса или предоставление услуг и пр. – это не проблема; вы получаете ее автоматически. Но получить лицензию на открытие крематория невозможно. Такой лицензии не существует. Как приступить к работе? Поэтому мы приступили к работе, но знали, что как только местные власти обнаружат на их территории крематорий, они потребуют от нас необходимую документацию, которую мы, естественно, не сможем предоставить, и нас закроют. Поэтому нам приходилось пять раз скрываться вместе с кремационной печью. Только представьте себе побег с печью, которая весит около 12 тонн! А здание вокруг нее и прочее! В прошлом году мы сделали это пять раз. Поэтому скучать нам не приходится.
Причина, по которой мы выбрали название «Алей шалехет» в том, что на иврите оно означает «осенние листья» или «листопад», и это не просто лирическое название, но также и омограф многих библейских понятий. «Шалехет» – ворота храма, а «алей» – омограф самого высокого священника храма. Таким образом, мы пытаемся не быть аутсайдерами, людьми без корней. Мы основываемся на иудаизме и культуре Израиля и стараемся предоставить наиболее полную информацию на нашем интернет-сайте.
Когда мы начинали, первый вопрос, который нам задавали, был: «Законно ли проводить кремации в Израиле?» На него не знали ответа ни пресса, ни сами люди. Одним из первых к нам обратился с этим вопросом человек, умиравший от рака. Кремация была очень важна для него, но он опасался, что власти закроют нас и не хотел платить. Потребовалось время, чтобы люди нам поверили.
У нас нет обязательных целевых фондов, поэтому нам платят напрямую, то есть мы пользуемся доверием у общественности, и нам верят, что и завтра мы будем существовать, а это гораздо важнее.
Мы решили не оставаться на одном уровне с местным способом ведения дел, а проявлять широту взглядов по отношению ко всему, что может понадобиться в нашей работе. Мы не считаем, что наше дело имеет отношение к смерти, скорее мы даруем жизнь тем, кто остается позади, когда кто-то близкий уходит из жизни, и нужно прямо сейчас оказать свои услуги, выполнить все их многочисленные требования. У каждого из них своя история, и мы стараемся выслушать и ответить на вопросы. Поэтому мы стараемся представить нашу компанию как компанию, предоставляющую уникальные услуги, как, например, LifeGem, изготавливающую бриллианты из праха усопших, или Space Services, отправляющую прах в космос.
Мы постоянно проводим исследования, чтобы понять нашу позицию на рынке. Тридцать процентов населения знают о нашей деятельности и предоставляемых услугах. Это можно считать как большой, так и маленькой цифрой, смотря как это оценивать, потому что совсем недавно считалось, что кремация запрещена. Информированность 30% населения страны является определенным достижением.
ЧЕГО МЫ ДОСТИГЛИ В ПЕРВЫЙ ГОД?
- «Алей шалехет» – первая организация, в которой есть профессиональный распорядитель;
- создан рынок предварительного спроса;
- «Алей шалехет» стал официальным представителем компаний LifeGem и Space Services;
- 30% населения Израиля имеют представление о кремации.
Мы расцениваем наше положение как непрерывную борьбу, то есть мы знаем, что религиозные чиновники не сдадутся; поэтому стараемся «работать по правилам». Это значит, что мы не делаем ничего, что могло бы быть истолковано как незаконное действие. Тогда как другие компании позволяют себе это, мы не желаем соглашаться на то, что может быть истолковано как нечто незаконное.
Тем не менее, мы не сидим тихо, как мыши. Мы требуем, чтобы правительство прислушалось к нашему голосу и пошло нам навстречу. Возьмем, к примеру «Хевра Кадиша», некоммерческую организацию по предоставлению похоронных услуг, финансируемую правительством. Министр здравоохранения добился того, чтобы в каждой больнице предоставлялся бесплатный телефонный номер, по которому родственники могут сразу же связаться с офисом «Хевра Кадиша» в случае летального исхода. Мы требуем от правительства и суда, чтобы нам были предоставлены такие же права. Мы требуем, чтобы каждый раз, когда израильтянина направляют в «Хевра Кадиша», его также направляли бы и в "Алей шалехт". Мы должны быть равны. Но пока этого не произошло.
БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Мы продолжаем отстаивать свои права:
- работаем «по правилам», законодательная ситуация позволяет нам действовать, и мы этим пользуемся;
- представили правительству список наших требований;
- возбуждаем судебные дела против правительства или оказываем помощь нашим клиентам при обращении в суд;
- продолжаем PR-кампанию;
- жители Израиля голосуют ногами и продолжают приходить к нам.
Закон о погребении, как я уже упоминал прежде, означает, что институт национального страхования оплачивает все похоронные услуги. Мы обратились к нему через суд с требованием оплачивать также и наши услуги, чтобы у людей были равные возможности при выборе. Нельзя, чтобы государство сказало: «Хорошо, вы можете выбирать, но если вы выберете ортодоксальный путь, то платить будем мы». Это несправедливо, необоснованно и это противоречит другим законам Израиля, но опять-таки это длительный процесс и нам предстоит пройти три этапа.
Первый этап заключается в том, чтобы обратиться к правительству, второй – к суду и третий – это члены семьи, которые сами предъявляют обвинение правительству и требуют свои деньги, так как они оплачивали взносы в институт национального страхования. Мы также действуем путем лоббирования. Так, один из членов Кнессета (Израильский парламент) представил на рассмотрение поправку к закону о том, чтобы институт национального страхования оплачивал наши услуги. Нам вновь предстоит длительный процесс, и я не уверен, сможем ли мы добиться успеха.
Тем временем мы продолжаем PR-кампанию. По моим сведениям, уже на втором году о нас упоминали в газетах приблизительно 100 раз, приблизительно 20 раз – по телевидению и радио, в основном в лучшее эфирное время либо в заголовках газет. О нас пишут все израильские газеты, на иврите, английском и русском языках, а также в мировых новостях, например ВВС или агентство Рейтер.
Основным достижением, с нашей точки зрения, является то, что израильтяне по-прежнему голосуют ногами и продолжают приходить к нам. Для нас это самое главное. Мы считаем себя бегуном на длинную дистанцию, это марафон, а не спринт, и мы знаем, что не сможем достичь многого или вернуть инвестиции в первые годы работы, но надеемся сделать это за более длительный срок.
Заглядывая в будущее, мы стараемся развивать новые виды услуг. К услуге по развеиванию праха, присылаемого со всего мира, на земле Израиля – мы пришли случайно. Мы не думали об этом, но люди обращались к нам через наш интернет-сайт и через другие похоронные дома и просили об этом. И мы развеиваем прах, доставленный к нам из США, Таиланда, из России, Польши, Швейцарии, Нидерландов и Англии. К нам просто обратились люди. Я считаю, что это самостоятельный вид бизнеса. Мы собираемся развивать этот сегмент рынка как отдельный центр прибыли.
Мы попытались лоббировать прогрессивные законодательные нормы в поддержку кремации, пытаясь перенять ваши правила. Например, в том, что похороны длятся ограниченное время, и хотя, мне кажется, что в Израиле это будет сложно, по крайне мере мы попытались это сделать. Наша задача на ближайшие годы – донести информацию о нашей деятельности до большего числа людей. Мы открыли объединенное кладбище для иудеев и неиудеев, чего раньше не было. До этого были только раздельные кладбища – для иудеев и неиудеев, и поэтому в смешанных семьях всегда возникали проблемы, если они хотели быть похороненными вместе. Сегодня мы даем им такую возможность.
Совместная деятельность – это нечто очень мощное. С совместной деятельностью и совместными усилиями я познакомился в своей предыдущей работе – в области высоких технологий. Вы и ваши партнеры получаете возможности без каких-либо вложений. Когда мы составляли список некоммерческих организаций в Израиле, то выясняли цели и задачи каждой организации. Мы попытались создать своего рода таблицу, чтобы понять, какая из них наиболее подходящая и много ли между нами общего, обращались к ним по очереди и создавали множество совместных предприятий. Иногда мы оказывали взаимные услуги. Иногда нам помогали с прессой. Иногда нам помогали в лоббировании.
ЧТО МЫ ПЛАНИРУЕМ СДЕЛАТЬ СЕЙЧАС
- Предоставление услуг по развеиванию праха со всего мира на святой земле Израилевой;
- лоббирование прогрессивных законов в поддержку кремации;
- более активное информирование населения об услугах кремации;
- открытие кладбища для неиудейских сообществ;
- сотрудничество в основном с некоммерческими организациями в Израиле: Институт еврейских светских обрядов; Израильское общество достойной жизни и достойного ухода из нее; Ассоциация Менуха Никона (RIP); Хофеш (свобода); Израильский центр по религиозным вопросам; Паним – зонтичная организация; ITIM – Информационный центр жизни иудеев.
Иногда это помогало сплотить аудиторию из различных сообществ. И, насколько я знаю, в настоящее время существует приблизительно 10 некоммерческих организаций, которые мы можем назвать деловыми партнерами. Одна из наиболее интересных организаций называется ITIM. Этот информационный центр по религиозным вопросам принадлежит ортодоксальным евреям, которые выступают против наших целей, но при этом отнеслись к нам довольно непредвзято и согласились на небольшое сотрудничество.
СОВМЕСТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
- Мы стараемся стать частью «мировой маленькой деревни»;
- мы считаем кремацию частью мирового решения проблемы экологии;
- услуги по развеиванию праха становятся все более насущными для родственников усопших всего западного мира.
Мы также пытаемся выйти на мировой уровень и считаем, что на международном рынке появится много возможностей для взаимного интереса. Количество туристов, умирающих по всему миру, все растет, и это создает своего рода проблему для тех, кто заранее оплатил ритуальные услуги в своей стране и скончался за границей.

Алон НАТИВ, исполнительный директор крематория «Алей шалехет», Израиль

ПРИЗЫВ ЗАПРЕТИТЬ КРЕМАЦИИ
Израильский политик предложил новый законопроект, запрещающий кремации, после того как суд Иеруса-лима постановил, что этот способ погребения является законным, несмотря на то что он противоречит канонам иудаизма.
Член Кнессета Яков Коэн из ультра-ортодоксальной партии «Объединенное Еврейство Торы», заявил, что новый закон запретит кремацию в отсутствие нотариально засвидетельствованного завещания.
Разногласия возникли после того, как окружной судья Иерусалима Мозех Соболь вынес вердикт о том, что бывший узник Холокоста Шмуэль Розен может быть кремирован. Оба сына усопшего и его вдова обратились за решением в суд после того, как дальняя родственница Мирима Фрид потребовала, чтобы от кремации отказались. Соболь процитировал недавнее заявление генерального прокурора Менахема Мазуза о том, что так как в Израиле нет закона о кремации, она не является незаконной. В Израиле не проводились кремации, пока полтора года назад в Хадере не открыли первый крематорий.
Похоронный дом «Осенние листья» представляет себя как «некоммерческая группа, предлагающая израильтянам возможность выбрать способ уйти из этого мира, не пытаясь получить одобрение от официальной церкви».
По сведениям «Осенних листьев», были уже проведены десятки кремаций стоимостью примерно 1200 долларов за церемонию.
Главный раввин Израиля яростно выступил против кремации, заявив, что она «пробуждает тяжелые и горькие воспоминания о наиболее мрачном периоде истории еврейского народа, о Холокосте, когда миллионы наших братьев, потомков Израилевых были отправлены в крематории нацистами и их приспешниками».
«Еврейские новости», 11 января 2007 г.

ОТ РЕДАКЦИИ
ПОЖАР В КРЕМАТОРИИ ВЫСВЕТИЛ ГЛУБИНУ ПРОТИВОРЕЧИЙ
22 августа 2007 года здание первого в Израиле крематория внезапно загорелось. Пострадавших не было, но зданию крематория был причинен серьезный ущерб. Полиция предположила, что крематорий, принадлежащий компании нетрадиционных ритуальных услуг «Алей шалехет», подожгли религиозные радикалы – ультраортодоксальные иудеи, считающие кремацию «богопротивным» делом. Религиозная добровольческая организация «ЗАКА», занимающаяся в том числе спасением и идентификацией людей, пострадавших в терактах, заявила, что благословляет исполнителей акции, в случае, если поджог действительно имел место. Министр по делам религий Ицхак Коэн от религиозной партии «ШАС» объявил, что его партия намерена добиться в законодательном порядке запрещения деятельности фирмы «Алей шалехет».
Интересно, что местонахождение крематория держалось его владельцами в секрете, и даже на веб-сайте компании был указан лишь адрес офиса. После пожара секрет был раскрыт журналистами.
Известно, что представители религиозных кругов Израиля давно ведут борьбу за принятие законов, препятствующих сжиганию тел умерших. Йегуда Меши-Заав, глава службы «ЗАКА», совместно с Моти Эльбоймом, директором филиала похоронной компании «Хеврат-Кадиша» в Кфар-Сабе, подали жалобу против «Алей шалехет» в полицию. Они утверждали, что действия компании неправомочны, ее руководство не имеет соответствующих разрешений, и ссылались на вердикт юристов, якобы признавших кремацию в Израиле незаконной. Меши-Заав заявил, что он «благословляет тех, кто поджег крематорий, поскольку иудаизм не признает кремации, и сотрудники «ЗАКА» борются против сжигания тел евреев по всему миру, а уж тем более не готовы допустить его в Израиле».
Тем не менее, компания по оказанию ритуальных услуг «Алей шалехет» вместо крематория, сгоревшего во время пожара, открыла новый. Адрес этого объекта, вызывающего острые противоречия, также был засекречен.


22.04.2009


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Яр

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae