RSS Распечатать

Болезнь и смерть.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО В № 1-2-3 2009 Г.)

Вопрос: почему умирают только что родившиеся младенцы? Они ведь совсем невинные.
Неожиданно люди умирают часто: в землетрясениях, наводнениях, под случайными обвалами зданий, в сошедшем с колеи поезде или взорвавшемся самолете. Такой видимой несправедливости в мире очень много. У христианина на этот вопрос есть ответ.
Мы не имеем права говорить, что люди эти греховнее нас, поэтому они так страшно погибают. Мы можем только сказать, что такую незаслуженную кару принял за каждого из них Господь Иисус Христос на Кресте. И он незримо присутствует рядом с любым погребаемым под обломками зданий, утопающим в волнах, несправедливо и жестоко убиваемым человеком. И он его никогда не оставит.
Нет слезы, которая была бы пролита, и которую Христос потом не отер, или горе матери, потерявшей ребенка, которого не было бы «засчитано» в Царствии Небесном.
Вопрос: если страдают и болеют все, надо ли сочувствовать и сопереживать другому человеку?
Именно болезни располагают наше сердце к сочувствию и милосердию. Испытав, что такое боль, что такое длительное  болезненное состояние, мы легче можем понять чужую боль. Не страдавший не представляет себе, насколько порой нужно страждущему слово утешения. А испытанный страданием   «болезнью»,  может помочь и облегчить чужое страдание. Так и Апостол советует нам: «друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов».
В юности мало кто знает, что такое болезнь настоящая, не насморк и не грипп. В зрелом и пожилом возрасте такие болезни уже знают все. Здоровье – ценный дар Божий, большой аванс, выдаваемый нам в молодости. На квитанции за этот аванс жирным красным карандашом написано: ненадолго, безвозмездно, но не безответственно.
Вопрос: всегда ли нужно исполнять желания больных, умирающих?
Конечно, среди этих желаний могут быть явно вредные и самому человеку, и его ближним. Таковыми могут быть завещание отомстить кому-то за свои обиды или иное что-то похожее. Такие желания исполнять, конечно, не нужно, а самого умирающего, если он еще способен понимать, нужно постараться отговорить от таких повелений, поскольку от них будет, несомненно, только вред его душе за гробом.
И все же у всех народов последнее не греховное желание умирающего окружается особым почтением и подлежит точному исполнению. Это касается распоряжений имуществом, советов ближним, как нужно жить и чего в жизни добиваться. Христианин, умирая, дает свое завещание с самого порога вечности. Вряд ли в этот час он будет желать своим что-то пустое или суетное. И мы, чувствуя святость смертного часа, благоговейно относимся к его последним просьбам и наставлениям. Быть может,  душе, отходящей в вечность, каким-то образом станет легче от того, что ее последнее, благочестивое желание исполнено.
Вопрос: очень трудно бывает найти слова сочувствия смертельно больному человеку. От чего оттолкнуться? Что сказать?
Если мы хотим помочь этим скорбящим людям, то нарочито, теоретически, от ума ничего не надо делать. Нельзя говорить умные слова без сердечного в них участия. Если человек прочитал где-то хороший совет, воспользовался им и сказал другому, например: «Радуйся!», а у человека все кости трещат от боли. Это немыслимо и жестоко. В таких ситуациях, когда мы хотим кому-то помочь, прежде всего,  надо обратиться к своему сердцу, надо не сфальшивить.
Болезнь – это момент изумительной встречи с человеком… Ты должен быть настолько углубленно-молчалив и открыт, чтобы больной мог в любую минуту с тобой заговорить. Страшно важно не замкнуть человека в абсолютное отчаяние одиночества. Сядьте, возьмите больного за руку и скажите спокойно: «Я рад побыть с тобой…» И замолчите, будьте с ним, не воздвигайте между вами мир незначительных слов или поверхностных эмоций. В какой-то момент люди становятся способными говорить, – говорить глубинно, серьезно, произносить то немногое, что сказать стоит.
Но если нужно слово, то оно должно быть от Бога, Бог действует очень близко. Он Сам должен сказать через уста человеческие слово, которое попало бы в сердце и дало бы силы человеку жить.  Это может быть маленькое слово или несколько слов, которые укрепят человека, дадут ему силы все осмыслить. Но это будет уже Божие действие. Бог привел тебя к этому человеку, и ты просто являешься свидетелем, как Бог действует, и ты становишься проводником.
Но иногда человек молчит, и молчит не потому, что ему не дается слово. Человек видит, что в этом молчании есть действие самого Бога. Обостряется восприятие ближнего, потому что скорбь раскрывает человека духовно, открывает его внутреннюю сущность. Люди это чувствуют и благодарят за такое молчание.
Надо стать как музыкальная струна, которая сама не издаст звука, но как только к ней прикоснется палец человека, она начинает звучать – петь или плакать… Этому должен научиться всякий человек, на этом основаны все человеческие отношения…
Вопрос: близкие смертельно больного человека страдают бесконечно. Говорю о своем друге, у которого на одре болезни любимая супруга. Как мне помочь ему? Как утешить?
Именно близким нам надо отдать как можно больше своего времени. Надо прийти и с ними побыть, дать им возможность просто говорить на житейские темы, «часто, когда у человека перед глазами страх, ему хочется поговорить о пустяках».  А постепенно ты можешь обратиться к основной теме: да, жизнь течет, жизнь продолжается, а в сердцевине жизни происходит что-то очень серьезное, – и происходит это и с нами, и с тем дорогим нам человеком, который умирает…
Говорить надо в первую очередь о том, что любовь не может быть побеждена смертью, чтобы никогда никто не смел говорить: «мы любили друг друга», а только «мы друг друга любим во веки веков». «Вы оба можете врасти в эту вечность тем, чтобы в вас любовь не умирала, но углублялась и утончалась, делалась более светлой. Спешите сейчас разрешить все существующие между вами проблемы. Продумайте, что у вас на совести, что между вами стоит преградой к тому, чтобы любовь ликующе текла между вами», — таким должен быть лейтмотив вашего сочувствия.
Язык любви, привязанности, света, тьмы понятен каждому человеку. И так можно постепенно готовить окружающих к тому, что смерть – не последнее слово: если вы любите до конца, то ваша любовь не умрет. И так постепенно можно очистить в себе и в другом человеке всю область потемок, или несовершенства в любви, или его страха.
Человеку нужно, чтобы ты с ним был в его горе, на дне этого горя вместе с ним, и не убеждал его, что горя нет или что он не прав, горюя. И надо дать время благодати и внутреннему опыту человека что-то сделать.
Можно дать еще такой совет Вашему другу. Часто, когда видны первые признаки приближающейся смерти, надо вдумчиво, упорно работать на то, чтобы помочь человеку, который должен войти в ее тайну, открыть, что такое вечная жизнь. В какой мере он уже обладает этой вечной жизнью, настолько уверенность в том, что он ею обладает, сводит на нет страх смерти, – не горе разлуки, не горечь о том, что смерть существует, а именно страх.
Некоторым людям можно сказать: «Смерть при дверях; пойдем вместе до ее порога; будем вместе возрастать в этот опыт умирания. И войдем вместе в ту меру приобщенности вечности, которая доступна каждому из нас».
Вопрос: видела на похоронах, как одни люди бьются в истерике, исходят в плаче, а другие – застыли в окаменелости. Свидетельствует ли то и другое поведение о мере переживаемого горя?
Слезы – дар Божий.  Люди имеют право плакать над тем, что смерть скосила любимого, плакать о том, что они остались сиротами. Но между слезами и истерикой или плачем без веры есть громадная разница. Я думаю, что, с одной стороны, абсолютно справедливо, чтобы человек до конца своей жизни плакал о разлуке. В этом смысле всю жизнь можно пронести скорбь, но не истерическую, не бунтующую скорбь, а скорбь тихую, углубленную. С другой стороны, скорбь должна как бы перелиться в другое: в любовь, которая не кончается, в осознание – я тоже иду по этому пути, мне тоже придет время умирать, и какая тогда будет радость встречи!.. Тогда скорбь просветляется.
Давайте плакать, потому что ушел от нас любимый человек, но давайте плакать как верующие. Мы плачем над усопшим, потому что человек не призван к тому, чтобы умереть, — человек призван к вечной жизни. Смерть вошла в жизнь через человеческое отпадение от Бога, поэтому смерть как таковая – трагедия. С другой стороны, она – освобождение. Если бы надо было жить, никогда не умирая, в той ограниченности земной жизни, которую мы знаем, был бы неизбывный кошмар. Есть целый ряд мест в службе по усопшему, где он как бы говорит:  не рыдайте обо мне.
Если мы – собственный Христов народ, мы не имеем права из-за того, что сами глубоко ранены потерей и осиротели по- земному, не заметить рождения усопшего в вечную жизнь. В смерти есть сила жизни, которая достигнет и нас, еще живущих на земле и готовящихся к этой жизни в вечности.
Что касается окаменелости, трудно судить. Возможно, человек впервые оказался перед лицом смерти, и она со всей остротой и обнаженностью поставила перед ним проблему смысла его собственной жизни, цели его существования на земле. Хочется думать, что у такого человека все впереди, надеяться, что он обретет «память смертную», которая приведет его к спасению в  вечности.
Вопрос: на одре болезни лежат двое: верующий в Бога и проживший всю жизнь без Него. Отчего спокоен один и негодует другой?  У меня был такой опыт в жизни «моя бабушка и дядя».
Да, действительно, так бывает. Например, в больнице у двух человек одна и та же болезнь, на одной кровати человек умирает и говорит: «Господи, помоги! Я хочу быть с Тобой».  А на другой – человек негодует: «За что? Я не хочу умирать! Если ты есть?!  Как ты несправедлив и жесток ко мне!»
Норма человека, — чтобы Бог действовал в нас всегда. Мы приняли Причастие – и мы живем, потому что в нас живет Христос. Но живет Он в нас очень редко, очень мало, иногда какие-то секунды. А потом живет наше больное «Я».
В таких случаях, когда видишь реальную боль,  хочешь помочь и сердце сострадает, говоришь: «Господи, как, что сделать?» И, наверное, если человек имеет вопрос к Богу, нуждается в Его слове, в совете, в поддержке – она дается. Потому, что по вере действует Бог, потому, что человек пришел к Богу, а не к человеку. Пришел к человеку – получишь человеческие слова, пришел сам к себе – получишь другое.
Почему человек в большинстве случаев не получает ответа, негодует и мучается, когда настигает его смертный час? Потому что он не нуждается в этом ответе, он сам уже все знает, ему не нужен Бог.
Если больной, скорбящий человек находится в состоянии неверия и у него есть озлобление, сомнение, у нас слова не найдется. Такой человек уже борется с Богом. Есть только протест, обида: «за что? почему?» Что здесь делать? Он нас не захочет слышать. Нужно помолиться о нем.
Сколько таких людей уходят в вечность без покаяния! Но это судьбы Божии. Если бы мы могли поступать иначе, например, приезжали бы в больницу, всех подряд причащали,  всех бы подряд спасали,  и все было бы хорошо.
Но спасение – это всегда тайна. Почему один человек принимает помощь Божию, один слышит, а другой не слышит?  Все зависит от жизни самого человека, от его желания, от свободы выбора и ответственности за него. Каждый обладает свободой воли, и эта свобода не нарушается даже Богом.
Спасение состоит из соединения воли Божией и воли человеческой. Только это взаимное стремление друг к другу восстанавливает в человеке потерянный рай.
Вопрос: у меня долго болела и мучительно умирала мама. В детстве она была крещена, но прожила годы безбожия. Очень страдаю от чувства вины перед ней: это не доделал, то  не договорил, не дообъяснил. Говорят – время лечит. Спокойно сидеть и ждать?
Это действительно очень острое переживание. Но оно необходимо для осмысления собственной жизни. Где я сам? Боль за ближнего становится верным свидетелем того, что в сердце живет Бог. Хорошо, если мы видим свою реальную вину перед ближними, за которых отвечаем, не оправдываем себя и не отворачиваемся от Бога.
Чем ближе ко Христу, тем больше скорбей и испытаний,  тем ближе становится страдание того, кто рядом. Сам Христос стучится в наши сердца, когда мы рядом со скорбящими. Мы не можем быть безразличны к человеку, который, например, сознательно уходит в Вечность без покаяния, с озлобленностью, без надежды на встречу с Богом.
В том, что происходит с моим ближним, действительно, есть и моя вина. Значит, я – не домолился, не дотерпел, не смирился, не долюбил. Внешне, по человеческим меркам, этой вины нет, и можно смело оправдывать себя, но внутренне, если человек живет по духовным законам – вина есть. И чем ближе человек ко Христу, тем больнее от этого  греха.
Но у каждого своя мера любви и сострадания. Хочется любви Вселенской, а сострадания за весь мир. Святые люди молились и плакали за все человечество. Но человек, живущий в миру, конечно, не пришел в такую меру. Если он попытается ее самовольно на себя взять, то может просто  сломаться. Он не сделает вообще ничего, он надорвется.
Поэтому все и начинается с людей, которые рядом. Если приходишь к человеку, который страдает, то Господь промышляет и об этом человеке, и о тебе. Через немощи этого человека, не обязательно близкого тебе, надо увидеть свою греховность, свое собственное несмирение, нетерпение, надо меняться самому. Так определяется твой дальнейший путь ко Христу и твоя жизнь. Так Бог входит в нашу жизнь через болезнь ближнего.
Но вот его уже нет рядом, кого ты так любил и потерял. Не оставляй свой молитвенный труд, твори дела милосердия.  Чем больше молитв возносится за усопшего, чем больше его близкие творят милостыни и дел милосердия, тем легче душе усопшего обрести покой на небесах.
Вопрос: батюшка сказал в проповеди,  что только скорбями человек спасается. Вот все сектанты говорят: «Мы любим Бога, будем друзьями Божьими, идем все в Рай.  Мы — спасенные». Что значит спастись? Почему недостаточно просто любить Бога?
Вопрос очень важный и распространенный среди людей, не знающих еще всей полноты Церкви. Их называют невоцерковленными.
Действительно, человек, возможно, и не хочет грешить. Грех не радует его душу. Уповает на любовь Божественную,  хочет сам любить Его. Но сектанты не понимают того, что говорят, потому что не знают цену этой любви. Все их слова выражают лишь внешние эмоции, в них нет глубины, боли и страданий, пораженного грехом сердца.
Мы знаем, что эта мера очень болезненна для современного человека. «Я так не люблю и не умею так любить. Но Ты, Господи, Сам люби во мне.  Для Твоей любви я отдаю свое сердце», — так бы хорошо молиться современному человеку, желающему стяжать любовь Господню.
Православный человек, в отличие от сектантов, хорошо понимает: чтобы вместить в себя любовь Христову, нужно совсем отказаться от греха. Человеку надо привести себя в такую меру любви к Богу, чтобы он сам понял, что его скорбь – это его крест, он ему нужен, это его спасение, его путь ко Христу.
Это очень глубоко. Это внутренняя духовная борьба за Жизнь. Если мы принимаем это, если мы смиряемся и ищем во всем, что происходит с нами в нашей жизни, волю Божию и Промысл Божий – тогда все становится на свои места. Если мы противимся, спорим, уходим, убегаем, прячемся от Бога, то начинаются страдания, которые бессмысленны и не спасительны. Они озлобляют и ожесточают душу, и она становится не способной встретить Бога – своего Спасителя и войти в Его Царство вечной любви.
Вопрос: все болезни от грехов, говорят нам. Первыми согрешили Адам и Ева. Плохо понимаю, почему мы должны так сильно страдать за грехи первых людей, давно когда-то живших?
Грех первых людей еще называют первородным грехом, за который нам так не хочется страдать.
Все дело в том, что мир сотворен и развивается по Божественному сценарию. Нашей, человеческой воли здесь нет никакой.
Бог Отец, прежде творения предвидевший падение человека, его греховность, по своей безграничной любви и неизреченному милосердию, возжелал и определил в предвечном Совете спасти его,  вернуть ему достоинство и ценность, возродить его к подлинной жизни, направить его к его назначению.
Бог Отец послал в мир Сына Своего Единородного, который взял на Себя крест страдания за все человечество. Он был распят и умер на кресте, воскрес и стал Совершителем новой жизни для людей. Будучи истинным Богом и истинным Человеком, Господь Иисус Христос совершил дело нашего спасения во всей его полноте. Не имея Личного греха, Христос принял на себя весь удел изгнанного из рая человечества, принес новые благодатные силы в мир.
Таков Божественный сценарий о нас, Его созданиях. Мы, православные, принимаем его в сердце свое и спасаемся им.
Вопрос: Куда попадают души наших любимых животных после смерти?
В Житиях Святых есть много примеров того, как святые пользовались помощью животных, и те помогали и даже спасали их.
Куда уходит душа животных? Есть разные мнения на этот счет.  В духовных книгах пишут больше всего о спасении людей: куда попадает душа после смерти, какие мытарства проходит человек после смерти, что с ним происходит после того, как душа разлучится с телом. На эти вопросы можно найти очень подробные ответы. А вот насчет животных – не знаю, ничего не читал.
Святые отцы больше заботились о спасении людей. Животные не подвержены греху так, как мы с вами. Хотя в них входят и добрые, и злые духи, но все-таки они не обладают такой свободой, какая дана человеку для выбора между добром и злом. Поэтому Бог с них не спрашивает за их дела. Некоторые говорят, что у животных есть одна общая душа, что после смерти они соединяются вместе. Но точно никто на это не ответит.
Главное у нас – спасение человека. Я думаю, нам надо жить так, чтобы по смерти войти в Царствие Небесное, соединиться с Богом, и тогда все тайны нам будут открыты. Если мы будем жить с Богом, все-все узнаем.
В ответах на вопросы использованы книги из фонда «Библиотеки духовной литературы» имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия:
 1. Жизнь, болезнь, смерть, Митрополит Сурожский Антоний, Сергиев Посад
 2. О смерти и загробной жизни.  «Диоптра»
 3. Загробная жизнь. «Даниловский Благовестник»
 4. Душа после смерти. Серафим Роуз. изд. «Царское дело»
 5. Слово о смерти. Минск «Лучи Софии»
 6. Загробная жизнь или последняя участь человека.  Тихомиров Е.  «Отчий Дом»
 7. Как живут наши умершие и как будем жить и мы по смерти. Монах Митрофан. «Православное братство святого апостола Иоанна Богослова»
 8. Тайны загробного мира. Архимандрит Пантелеимон. «Благовест»
 9. Слово о смерти. Брянчанинов. «Лепта-пресс»
 10. Тайная  жизнь души  после телесной  смерти.  Св. Григорий (Дьяченко). «Православное братство во имя Воздвижения Честнаго Животворящего Креста Господня»
 11. Загробная жизнь при свете. Богооткровенные учения. Св. Георгий Орлов. «Паломник»
 12. Христианское отношение к смерти.  «Благо»
 13. Слово утешения скорбящим и обидимым. «Русский Хронограф»
 14. Последование панихиды. Свято-Троицкая Лавра
 15. Как вести себя на кладбище. «Ковчег»
 16. Что суждено нам за чертой жизни. «Благо»
 17. О жизни и смерти. «Лествица»
 18. Умение умирать или искусство жить. Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Димитрий ПАСЕКУНОВ, священник храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы, г. Новосибирск


Тематики: смерть

26.10.2009


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Яр

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae