RSS Распечатать

История двух песен (памяти коллег-журналистов)

От Москвы до Бреста нет такого места,
Где бы ни скитались мы в пыли,
С «лейкой» и с блокнотом, а то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
От Москвы до Бреста нет такого места, 
Где бы ни скитались мы в пыли, 
С «лейкой» и с блокнотом, а то и с пулеметом 
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Многим знакомы эти строчки из песни. Мы обычно называем ее «Песенкой фронтовых журналистов», но ее оригинальное название «Корреспондентская застольная». Текст песни принадлежит перу писателя, поэта и военного корреспондента газеты «Красная звезда» Константина Симонова.
Simonov.jpg
 Константин Симонов

В легкой, непринужденной, а местами и шутливой форме песня рассказывает нам о подвиге тех, благодаря повседневной работе кого, современники и потомки узнавали о страшных, трагических и героических событиях войны – подвиге фронтовых журналистов.
2.jpg
Спецфотокор газеты «Красная Звезда» Олег Кнорринг и кинооператор 
Иван Малов снимают допрос немца-перебежчика старшего ефрейтора 
Альфонса Баушхофа
Повседневной работе… Однако, эта повседневная работа была связана с постоянным риском для жизни, потому что военные журналисты, в особенности, если это фотокорреспондент или оператор не всегда может взять в руки оружие, чтобы защитить собственную жизнь, но информация должна быть добыта любой ценой. 
Жив ты или помер – главное, чтоб в номер 
Материал успел ты передать. 
И чтоб, между прочим, был фитиль всем прочим, 
А на остальное – наплевать! 
Вот так вот, «жив ты или помер»… Работа журналиста во время военных действий требовала особого склада характера, ума, смелости и отчаянности. 
А что же такое «фитиль»? О чем нам говорит автор? 
«Фитиль» на языке журналистов – умение подать материал в своем издании так, чтобы он был гораздо более интересен для читателя, нежели все другие материалы на эту же тему в других изданиях. Такое вот негласное журналистское соревнование.
3.jpg
Георгий Липскеров в фотолаборатории фронтовой газеты, 1944 год

Профессия военного журналиста стала наиболее популярной в период Великой Отечественной войны. 
А как вообще появились военные журналисты? 
Несмотря на то, что военные события всегда вызывали огромный интерес как у самих писателей и журналистов, так и у читающей публики, как профессия военная журналистика появилась только в XIХ веке во время Крымской войны (1853-1856 гг.).
4.jpg
Аркадий Шайхет с американскими репортерами на Одере, 1945 год

Все началось с того, что Николай Берг – сотрудник журнала «Московитянин», который принадлежал историку коллекционеру, журналисту, публицисту, писателю и издателю М. П. Погодину, отправился в Севастополь, где должен был освещать, проходящие в городе военные действия. С английской стороны (а Британия в составе коалиции нескольких стран воевала против России) об этой же войне начал писать известный на всю Англию того времени корреспондент Уильям Хорвард Рассел.
5.jpg
Советские фотокорреспонденты у здания Рейхстага, 1945 год

Во время русско-турецкой войны (1877-1878 гг.) с русской стороны было представлено более двух десятков российских и иностранных корреспондентов, а в период русско-японской войны (1904-1905 гг.) количество корреспондентов из России составило 102, а из других стран мира – 38.
6.jpg

Но вернемся к песне. Почему «Корреспондентская застольная», потому что это песня-тост – песня – приглашение помянуть погибших коллег, песня, которая часто исполнялась и исполняется за столом. 
Без глотка, товарищ, песню не заваришь, 
Так давай по маленькой хлебнем! 
Выпьем за писавших, выпьем за снимавших, 
Выпьем за шагавших под огнем. 

Есть, чтоб выпить, повод – за военный провод, 
За У-2, за «эмку», за успех…
Как пешком шагали, как плечом толкали, 
Как мы поспевали раньше всех. 

От ветров и водки хрипли наши глотки, 
Но мы скажем тем, кто упрекнет: — 
С наше покочуйте, с наше поночуйте, 
С наше повоюйте хоть бы год. 

Там, где мы бывали, нам танков не давали, 
Репортер погибнет – не беда. 
Но на «эмке» драной и с одним наганом 
Мы первыми въезжали в города. 
Кстати, несмотря на всю сложность работы журналиста в военных условиях, у них находилось время сочинять стихи, писать не только журналистские материалы, но и художественную прозу (ведь военными журналистами часто становились писатели и поэты: тот же Константин Симонов или Михаил Шолохов, да и многие другие), фотографировать и снимать друг друга на кинокамеру. Очень часто эти кадры или фото становились последними в их жизни.
Помянуть нам впору мертвых репортеров. 
Стал могилой Киев им и Крым. 
Хоть они порою были и герои, 
Не поставят памятника им. 
А вот здесь Константин Михайлович ошибся. Памятник все же поставили. Произошло это в 1993 году. 
Как рассказывал ветеран журналистики Федор Царев, он вместе с коллегами обратился к скульптору Льву Кербелю, который при встрече с ними признался, что хотел бы запечатлеть «фигуру журналиста, присевшего, чтобы написать по горячим следам корреспонденцию в газету».
Pamyatnik.jpg

Памятник был установлен у входа в Центральный Дом журналиста в Москве. 
Кстати, на колонне за спиной военкора высечена цитата из «Корреспондентской застольной»: «С «лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом сквозь огонь и стужу мы прошли». 
Так выпьем за победу, за свою газету, 
А не доживем, мой дорогой, 
Кто-нибудь услышит, снимет и напишет, 
Кто-нибудь помянет нас с тобой. 
История создания «Корреспондентской застольной» больше похожа на легенду. Почему? Судите сами. 
Итак, хрестоматийная версия. 
В 1943 году Константин Симонов по заданию редакции ехал на «Виллисе» из Краснодара, который Красная Армия к тому времени уже освободила в Ростов-на-Дону, где еще шли военные действия. Дорога, как и любая фронтовая, была долгой. Водитель попался неразговорчивый. Чтобы как-то скоротать время Симонов двое суток сочинял песню, посвященную фронтовым журналистам. Возможности записать текст у него не было, поэтому он многократно и почти непрерывно проговаривал вслух каждую строчку. Это обстоятельство и навело меня на мысль, что часть этой истории – художественный вымысел. Сегодня, в эпоху развития технических средств, редкий журналист возьмет с собой блокнот и ручку. К чему, когда есть диктофоны? Но представить военкора времен Великой Отечественной без этих атрибутов весьма сложно.
7.jpg

Но, тем не менее, продолжим вспоминать историю. 
 Когда Симонов приехал в Батайск, где находился корпункт «Красной звезды», его встретили коллеги. Тут же был накрыт стол и впервые спета песня. Тогда ее исполнили на мотив всем известной «Мурки».
8.jpg

Спустя некоторое время в корпункте появился военный врач, которому водитель доложил о странном поведении «ненормального подполковника», всю дорогу бормотавшего какие-то стихи. 
Уже после войны поэт рассказал об этой истории по радио; откликом на его воспоминания стало письмо из Ялты, автор которого признался, что был тем самым доктором, срочно вызванным из санитарной части.
10.jpg

Вот такая история – полубыль-полулегенда о создании песни. 
Жив ты или помер – главное, чтоб в номер 
Материал успел ты передать. 
И чтоб, между прочим, был фитиль всем прочим, 
А на остальное — наплевать! 
Приведенный здесь с моими комментариями текст – это полный авторский вариант Константина Симонова. Однако в таком виде песня никогда не исполнялась (разве что в кругу близких друзей поэта). Как это часто бывало в советские времена, в дело вмешалась цензура.
11.jpg
Писатели М. Шолохов, А. Фадеев, Е. Петров в гостях у командующего 
Западным фронтом генерал-лейтенанта И. С. Конева (крайний слева)

Строчка «от ветров и водки хрипли наши глотки» была заменена на «от ветров и стужи петь мы стали хуже». Строчку «так давай по маленькой хлебнем» заменили на «так давай за дружеским столом». 
Более двадцати лет в песне отсутствовал вырезанный цензурой куплет о мертвых репортерах. Эти строки были возвращены лишь во время оттепели.
1.jpg
Военный фотокорреспондент «Известий» Д. Бальтерманц снимает 
на станции Раздельная-1 под Одессой, 1944 год

Как уже было сказано, первое и несколько последующих исполнений «Корреспондентской застольной было на мотив «Мурки». Но в том же 1943 году, когда были написаны стихи, композитор Матвей Блантер – автор знаменитой «Катюши» - написал к ней оригинальную музыку.
12.jpg
Фронтовой оператор Н. Киселев

О том, насколько песня была популярна, можно судить по воспоминаниям писателя Анатолия Рыбакова, наблюдавшего, как оркестр ресторана приветствовал входившего в зал Симонова мелодией «Корреспондентской застольной». 
Существует и курьезная история, связанная с песней. В своем романе «В круге первом» Александр Солженицын описывает ее с сарказмом: писатель не только создал «карикатурный образ» военного корреспондента Галахова, который сочинил песню о фронтовых журналистах, но и язвительно прокомментировал ее строки: «От ветров и водки хрипли наши глотки» - это где ж они брали столько водки, чтобы хрипнуть?». По мнению некоторых журналистов, Солженицын-артиллерист с самой войны копил обиду на любимца фортуны Симонова-корреспондента. В своем романе он взял реванш.
13.jpg

Как бы там ни было, но песня стала настоящим гимном профессии. К слову, «Корреспондентская застольная» в творчестве Симонова была уже, что называется «продолжением темы». Годом раньше они вместе со своим другом и коллегой Алексеем Сурковым написали «Песенку о веселом репортере». 
Оружием обвешан, подкравшись по тропе, 
Неукротим и бешен, он штурмом взял КП. 
Был комиссарский ужин им съеден до конца. 
Полковник был разбужен и побледнел с лица. 
Но вышли без задержки наутро, как всегда,
 «Известия», и «Правда», и «Красная звезда». 

О взятии плацдарма, что только в полдень пал, 
Он раньше командарма на полчаса узнал. 
Во избежанье спора напоен был пилот, 
У генерал-майора был угнан самолет. 
Но вышли без задержки наутро, как всегда, 
«Известия», и «Правда», и «Красная звезда».

В блокноте есть три факта, что потрясут весь свет, 
Но у Бодо контакта всю ночь с Москвою нет; 
Он, чтобы в путь неблизкий отправить этот факт, 
Всю ночь с телеграфисткой налаживал контакт. 
Но вышли без задержки наутро, как всегда, 
«Известия», и «Правда», и «Красная звезда». 

Под Купянском, в июле, в полынь, в степной простор 
Упал, сраженный пулей, веселый репортер. 
Блокнот и «лейку» друга в Москву, давясь от слез, 
Его товарищ с юга редактору привез. 
Но вышли без задержки наутро, как всегда, 
«Известия», и «Правда», и «Красная звезда». 
Легкая, шутливая, ироничная, местами даже двусмысленная песенка, но конец трагичен. И все тот же мотив: «Жив ты или помер…» Как видим, хоть и с помощью друга, но погибший «веселый репортер» все же успел передать материал в номер, потому то и «…вышли без задержки…»
Surkov.jpg 
Алексей Сурков

Сколько военкоров погибло во время Великой Отечественной? Официальная статистика отсутствует. На сайте ohranka.com приводятся следующие данные Союза Журналистов Москвы: 
На фронтах Великой Отечественной войны погибло 1500 журналистов, среди них: 
Герои Советского Союза: 
Муса Джалиль, сотрудник армейской газеты «Отвага», казнен в Моабитской фашистской тюрьме в 1944. 
Цезарь Куников, московский журналист (командир отряда десантников, погиб в бою за Новороссийск в 1943). 
Петр Назаренко, корреспондент газеты «Красная звезда», впоследствии начальник артиллерии дивизии, погиб в 1944 на правом берегу Днестра.
Военкоры ТАСС: 
Сергей Соколов, Николай Петров, Анатолий Краснов, Александр Файнгар (замучен в концлагере в Крыму), фотокорреспондент Владимир Иванов (погиб в Югославии в 1944 в боях за Белград), корреспондент Фотохроники ТАСС Николай Кубеев (боец отряда Московского ополчения, погиб в 1942 на Северо-Западном фронте), Александр Малибашев (погиб в 1945 в районе Лансберга, Германия) и другие. Всего 17 человек.
Совимформбюро: 
Мкртыч Лилоян (погиб в 1944 у румынского города Тимишоара). 
 «Красная звезда»: 
Евгений Петров (корреспондент, писатель, погиб в 1942 под Ростовом), Борис Лапин (погиб в 1941 под Киевом), Александр Анохин (погиб в 1943 в период наступления частей Красной Армии у реки Ловать в районе Великих Лук), Леонид Фокерман (Лось) – погиб в 1942 в подбитом самолете в районе Ржева; Александр Поляков (погиб в 1942), Захар Хацревин (погиб в 1941 под Киевом), Константин Бельхин (погиб у города Дмитриев-Льговский Курской области в 1943) , Михаил Бернштейн (погиб в 1942 под Харьковом), Леон Вилкомир (погиб в 1942 на Южном фронте – Ростовская область – при выполнении боевого задания), Лев Иш (погиб в 1942 в Севастополе), Сергей Сапиго (погиб в полтавской фашистской тюрьме в 1942), Абрам Слуцкий (фотокорреспондент, погиб в 1941 под Киевом) и другие. Всего 17 человек.
14.jpg
Часть советской киногруппы перед 
подписанием капитуляции в Берлине, 8 мая 1945 г.

«Комсомольская правда»: 
Аркадий Гайдар (погиб в 1941 года в партизанском отряде в Прохоровском лесу на Украине), Лиля Карастоянова (военный корреспондент «Комсомольской правды» и сотрудник газеты соединения партизанских отрядов А.Ф. Федорова «Большевик», погибла в 1943 в окруженном гитлеровцами Клетнянском лесу у села Будиша), Михаил Розенфельд, Иван Войтюк (погиб в 1944 в бою на Балтике), Виталий Гордиевский (сотрудник газеты «Комсомольская правда» и корреспондент флотской газеты «Красный Балтийский флот», погиб в 1941на Балтике), Яков Гринберг (погиб в 1941 в Таллине), Борис Иваницкий (погиб в районе Краснодара в 1943), Виктор Кривоногов (погиб в 1941 в партизанском отряде в районе станции Черешня), Михаил Луцкий (погиб на Западном фронте в 1942), Николай Маркевич (погиб в 1943 года в районе Великих Лук, возвращаясь из ночного боевого полета) и другие. Всего 16 человек. 
«Правда»: 
Петр Лидов (погиб в 1944 под Полтавой), Иван Ерохин, Владимир Ставский (погиб в е 1943 в районе Невеля), Григорий Певзнер (Гринев) – погиб под Киевом в 1941, Сергей Диковский (корреспондент газеты «Правда», работавший в армейской газете «Героический поход», погиб в 1940 во время советско-финляндской войны), Иван Ерохин (погиб под Новороссийском в 1943), фотокорреспонденты Михаил Калашников (погиб в 1944 при штурме Сапун-горы под Севастополем) и Сергей Струнников (погиб в1944 под Полтавой). 
«Известия»: 
Сергей Галышев (погиб в 1942 в Севастополе), Александр Кузнецов (погиб в 1944 под Полтавой), Михаил Сувинский (погиб под Киевом в 1941), фотокорреспондент Павел Трошкин (погиб незадолго до окончания войны в перестрелке с бандеровцами в районе Львова). 
«Вечерняя Москва»: 
Александр Кутузов (солдат народного ополчения, погиб в 1942 года в районе Спас-Деменска), Александр Гехман, Борис Медведев.
9.jpg
Советский фотокорреспондент на Нюрнбергском процессе

«Московский комсомолец»: 
Вадим Белов, Николай Васильев, Абрам Зальцман, Александр Малибашев. 
«Московская правда»: 
Серафим Прокофьев, Сергей Бобров, Илья Друз, Рубен Межлумян. 
«Водный транспорт»: 
Собственный корреспондент Владимир Черносвитов (командир отдельного стрелкового батальона, погиб в 1945 на западном берегу Одера). Радиожурналисты: 
Георгий Стуков (председатель Комитета по радиовещанию и телевидению при Совнаркоме СССР), Семен Добренко, Александр Фетисов (военный корреспондент Всесоюзного радио, погиб в 1942 года в партизанском отряде), Евгений Барский (погиб на Юго-Западном фронте в 1941 прямым попаданием бомбы в танк, в котором с экипажем шел в бой) и другие.
Журнал «Физкультура и спорт»: 
Лев Гугель (ополченец, погиб в лагере военнопленных в 1942 в Юхнове). 
Фабрично-заводская пресса: 
Паул Вейнберг (заведующий кабинетом фабрично-заводских газет московского Дома печати. Погиб в бою как солдат Краснопресненской дивизии народного ополчения в 1941 под Москвой), Николай Козырев (редактор многотиражной газеты «Колхозный путь» Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, был политруком, сгорел в танке в 1943 в районе города Спас-Деменск), Иван Ярошенко (редактор многотиражной газеты Военно-ветеринарной академии, погиб на Брянщине в 1943). 
Список далеко не полный. 
Отгремели залпы Великой Отечественной, но и после нее журналисты продолжают гибнуть уже в локальных военных конфликтах. Не буду писать много. Приведу лишь три примера. 
Афганистан: 
Александр Секретарев (корреспондент газеты «Известия», погиб в 1988). 
Александр Каверзнев (журналист-международник, политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио, умер в 1983).
Каверзнев не погиб от пули или мины, но в 1983 году он месяц провел в командировке в Афганистане, где снимал документальный фильм «Афганский дневник». В фильме он исследовал историю страны и пытался дать свою версию ее ближайшего будущего. Возможно, именно этот фильм (позже доделанный коллегами Каверзнева Фаридом Сейфуль-Мулюковым, Леонидом Золотаревским и Натальей Ильинской) и послужил причиной таинственной смерти Каверзнева в том же году. 
Работавший вместе с Каверзневым военный переводчик Борис Саводян вспоминал: «21 марта, афганский Новый год, 12 часов ночи... Каверзнев со своей группой сидит в аэропорту... Подходит афганский офицер (он хорошо говорил по-русски), спрашивает: «Вы Александр Каверзнев?» - «Да». Офицер предлагает выпить местного бренди. Саводян отказался, Каверзнев с офицером выпили за знакомство. «Уже за несколько дней до конца командировки я стал замечать, что Каверзнев чувствует себя все хуже и хуже...» В Москву вернулись 23 марта, а 29 марта он скончался от «какой-то гадости». 
Не исключено, что Александр Каверзнев был отравлен. 
Югославия: 
Специальный корреспондент Центрального Телевидения СССР в Югославии Виктор Ногин и его оператор Геннадий Куринной погибли 1 сентября 1991 года. 
Украина:
24 мая 2014 – переводчик Андрей Миронов, работавший вместе с итальянским фотокорреспондентом Андреа Роккелли. 
17 июня 2014 – Игорь Корнелюк, корреспондент ВГТРК, скончался в больнице от ран, полученных от минометного обстрела украинских вооруженных сил. Вместе с ним был убит и его звукорежиссер Антон Волошин, который скончался на месте. 
29 июня 2014 – Анатолий Клян, оператор «Первого канала». Получил ранение в живот при обстреле автобуса. Скончался в больнице. 
6 августа 2014 (предположительно) – Андрей Стенин, фотокорреспондент МИА «Россия сегодня», его машина попала под обстрел. Это только российские журналисты. 
Журналисты продолжают погибать при исполнении служебного долга, но, как и раньше, «…вышли без задержки наутро, как всегда, «Известия», и «Правда», и «Красная звезда».

Словарик 
«Лейка» ( Leica) – фотоаппараты и кинокамеры, выпускаемые одноименной немецкой компанией Leica Camera AG.
Leica.jpg

Военный провод – телефонный провод, который протягивался вдоль линии фронта. 
У-2 или По-2 – многоцелевой биплан («этажерка»), созданный под руководством Н. Н. Поликарпова в 1928 году. В числе многих выполнял и
транспортную функцию. На нем часто летали военкоры.
U2.jpg

«Эмка» (М-1) – советский легковой автомобиль, серийно производившийся на Горьковском автомобильном заводе с 1936 по 1943 год. Автомобиль стал одним из символов своей эпохи, сыграл немалую роль в военные годы, так как являлся одной из наиболее распространенных моделей легковых автомобилей в стране и использовался весьма широко.
M1.jpg

«Виллис» (Willys MB) – американский армейский автомобиль повышенной проходимости времен Второй мировой войны. В Советский Союз поставлялся по Ленд-лизу (государственной программе, по которой США поставляли своим союзникам во Второй мировой войне боевые припасы, технику, продовольствие и стратегическое сырье, включая нефтепродукты).
Willys.jpg

Бодо ( радио-Бодо) – аппаратура, сконструированная советскими специалистами и освоенная отечественной промышленностью. Она очень помогала в работе нашим штабам, особенно когда в связи с быстрым продвижением советских войск на запад поддерживать устойчивую проводную связь было трудно. С помощью аппаратуры радио-Бодо велись прямые переговоры и осуществлялся обмен радиограммами. Двукратным аппаратом Бодо-дуплекс можно было одновременно работать одним сектором по проводу, а вторым по радио.
Bodo.jpg

Ольга Герасименко


22.06.2015


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae