RSS Распечатать

Пыльный шумный склад

Экстенсивный путь развития Новосибирска вширь и ввысь похож на бесконечный вдох, от которого начинает кружиться голова. Настало время для выдоха — создания комфортной среды.

Как правило, у приезжих два диаметрально противоположных взгляда на городское пространство Новосибирска. Одним он кажется серым и неинтересным и в силу молодости почти лишенным значимых памятников архитектуры, скульптуры, концептуальных градостроительных решений, зеленых зон. В качестве архитектурно ценного принято называть театр оперы и балета, здания, возведенные по проектам Андрея Крячкова, и объекты конструктивизма. К классным планировочным решениям относят верхнюю зону Академгородка, улицы Станиславского, Богдана Хмельницкого, Мира. Со скульптурой совсем плохо. То, что появилось в городе после 1991 года, по большей части можно отнести к примитивизму как по форме, так и по содержанию. Наиболее заметные исключения — памятники Александру Покрышкину и Александру III. Центр города просто-таки завален сомнительного качества мраморными изваяниями — плодами труда участников ежегодного симпозиума каменной скульптуры. Есть здесь и бюджетные изваяния из пластика, и уж совсем незатейливые бюсты великих русских писателей — Гоголя, Достоевского, Крылова. В области городской скульптуры Новосибирск сильно отстает от соседних сибирских регио­нальных центров — Томска и Иркутска, с их видением и исполнением тех же фигур Чехова или Гайдая. Благополучнее у соседей и с прибрежными пространствами. Банальная полоска асфальта, тянущаяся на полтора километра вдоль реки Обь от парка «Городское начало» до гостиницы River Park, — это то, что сегодня предлагает своим жителям и гостям города Новосибирск. «Мы много говорим о необходимости развития набережной, но только говорим. Реального движения в этом направлении не происходит. Хотя и начинаются попытки освоения прибрежных территорий — строительство аквапарка на левом берегу», — отмечает заместитель генерального директора по проектированию ОАО «СИАСК» Михаил Ельский.

Другая категория гостей, наоборот, восхищается динамично растущим Новосибирском с множеством торговых центров, кафе, ресторанов, интересных современных высотных зданий из стекла и бетона. Как правило, это взгляд молодых людей, которые связывают свое будущее с городом на Оби. Каждый год Новосибирск притягивает тысячи людей со всей Сибири. И это не может не радовать.

Впрочем, и горожане, и приезжие, и обыватели, и профессионалы едины в одном — Новосибирск еще очень далек от того, чтобы называться городом, комфортным для жизни. «Новосибирску всего 120 лет, что по меркам истории совсем немного, но рос он чрезвычайно быстро, что и сказалось на его облике. Знаете, когда люди переезжают в новую квартиру, то какое-то время вещи лежат не на своих местах. Мы только сейчас начинаем разбираться с ошибками», — уверен один из самых известных новосибирских экспертов в области архитектуры, директор ООО «АПМ-2002» Игорь Поповский.

Комплексная задача

Как и «точечная застройка» (см. «Как у динозавра» в «Эксперте-Сибирь» № 27 за 2014 год), термин «комфортная городская среда» не имеет точного и единого определения. Каждый горожанин понимает комфорт по-своему. Для кого-то это озелененный ландшафт (парки, скверы, бульвары), для кого-то — плотная среда исторического города, а кому-то кажется комфортной урбанистическая высотная застройка. «Что такое в представлении среднестатистического горожанина комфортный город для проживания? Город-сад? Но тогда это уже не город. Так или иначе, все крупные мегаполисы некомфортны. Это шум, пыль, излучение, плотная застройка, — говорит новосибирский архитектор, директор ООО «АПМ Фефелова В.В.» Мария Фефелова. — Если комфортная городская среда — это просто некое оптимальное количество зеленых насаждений, то это уже другое дело. И в этом смысле наш город далеко не самый комфортный».

«Пространственная городская система Новосибирска очень молода и выглядит подростком-акселератом. Отсюда много связевых разрывов и наличие незрелости городской средовой культуры. Город напоминает в большей части пыльный шумный склад автомобилей», — объясняет феномен городского пространства Новосибирска Игорь Поповский.

По мнению архитекторов, высокое качество городской среды должно восприниматься на системном уровне. Это органическое сочетание и гармоничная связность трех компонентов городской пространственной системы. Первый — планировочный каркас (магистрали, уличная сеть, транспортные узлы); второй — городская ткань (застройка, функциональная концентрация, градостроительное зонирование); третий — городские общественные пространства (городская среда, тротуары, бульвары, парки, скверы, ландшафтные рекреации).

«Комфортность достигается следующим. Во-первых, высоким уровнем благоустройства. Во-вторых, транспортная доступность. Хорошо, когда работа у человека рядом с домом, а еще в пешеходной доступности есть детский сад, школа, торговый центр. А если мы к этому добавим спортивно-оздоровительную и парковую зоны, то тогда комфорт будет абсолютным, — говорит заместитель генерального директора по проектированию ОАО «СИАСК» Михаил Ельский. — Но ничего страшного нет и в том, если составляющие комфортной среды находятся от горожанина в 10–15 минутной транспортной доступности. И житель может перемещаться по городу без пробок. К этому мы и должны стремиться».

Вице-президент АТТА GROUP Ольга Сметанина считает, что городская среда должна состоять из отдельных социокультурных кластеров, где житель получает все необходимое: театр, каток, детский центр, общепит, магазины и так далее. «Если как пример взять наш зоопарк, то это, несомненно, точка притяжения, своего рода якорь городского масштаба. Люди любят зоопарк, но до него не так-то легко добраться, а еще сложнее — припарковаться. Есть зоопарк, но вокруг нет инфраструктуры для отдыха, значит, нужно выбираться в центр, а это снова транспортный вопрос. А значит, совершенно уникальный зоопарк оказывается совершенно некачественной культурной средой», — сетует Сметанина.

На недавней встрече избранного в апреле мэра Новосибирска Анатолия Локтя со строителями и архитекторами было высказано мнение, что утвержденный в 2007 году генеральный план развития города не решает многих градостроительных задач. Это и проблема дорожной инфраструктуры, и переуплотнения центра при общей невысокой плотности городской застройки, и отсутствие комплексного подхода при возведении жилых микрорайонов, и сложности сноса ветхого и аварийного жилья, и отсутствие конструктивного диалога с населением. «Генеральный план оказался компромиссом и на момент принятия нуждался в доработке, — вспоминает президент Ассоциации строителей и инвесторов Новосибирска и Новосибирской области Константин Боков. — Один из самых серьезных вопросов, который не был тогда проработан, — это развитие инженерных сетей. Были наметки лишь на ближайшие пять–семь лет, не более, притом что генплан рассчитан до 2030 года. Мы считали, что в таком виде документ принимать было нельзя. Но он был принят. В результате более или менее серьезное планирование выполнил только «Горводоканал», по всем остальным направлениям, к сожалению, ничего масштабного так и не было сделано. А это сдерживающий фактор для развития города».

Услышал мэр негодование строителей и по поводу возведения так называемых «муравейников» — высотных многоквартирных домов, сплошь состоящих из однокомнатных квартир и студий обшей площадью 18–25 квадратных метров. Это самое востребованное ныне новое жилье на рынке недвижимости. «Вот сегодня строят дом в 800 квартир в двух подъездах. Это 18 квартир на этаже, площадью 21 квадратный метр. И все радуются. А ведь это мы бараки просто ставим на попа и говорим, что это наше достижение. А это никакое не достижение — это отсроченная проблема. Это гетто!» — восклицает генеральный директор треста «Новосибирскжилстрой-2» Виктор Урванцев. Застройщик удивляется, зачем возводить огромные микрорайоны там, где нет работы: «На окраинах живут сотни тысяч новосибирцев. Но эти территории несамодостаточны. Утром их жители едут на работу и везут своих детей в детские сады и школы в центральную часть, а вечером возвращаются обратно. Если мы не создадим на этих территориях нормальный замкнутый цикл «больница — детский сад — школа — завод» и так далее, то никаких мостов и развязок не хватит, чтобы решить транспортную проблему».

Вдох-выдох

Архитекторы ассоциируют город с живым организмом, который совершает «вдохи» и «выдохи». «Вдох» — это экстенсивное развитие территории, как правило, очень агрессивное, за которым неизбежно следует кризис. И тогда происходит выдох — переосмысление, поиск способов исправить ошибки, что, в конечном счете, приводит город в состояние качественной среды. Так «дышат» Париж и Лондон. А вот Москва, например, постоянно «вдыхает», что ненормально для организма, он начинает задыхаться. Экстенсивно рос последние два десятилетия и Новосибирск. Только сейчас мэрия задумалась о регламенте, ограничивающем застройку в центральной части, масштабном расселении и сносе ветхого и аварийного жилого фонда, смещая градостроительные акценты с окраин на околоцентральные территории.

«То, как сегодня мы строим город, строить больше нельзя. Как в бизнес, в строительство полезли все — бизнесмены, депутаты, чиновники, проходимцы. Все! Но если мы и дальше будем рассматривать застройку Новосибирска исключительно как бизнес, то это утопия. Да, строительство дома — это бизнес, но строительство города — это творчество, и оно не оценивается в деньгах», — убежден Виктор Урванцев. Схожего мнения придерживается и один из авторитетнейших архитекторов Новосибирска, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук Геннадий Туманик: «Не инвестор должен определять политику проектно-строительных работ на приобретенном участке, а город должен выдвигать свои требования для того, чтобы решать проблемы стандарта нового строительства или существующей застройки территории. Если город и дальше будет плестись в хвосте инвесторов, среди которых есть грамотные заказчики, а есть полуграмотные и даже проходимцы, то мы ничего хорошего не получим. Убеж­ден, город должен предлагать потенциальным инвесторам наработанные градостроительные концепции, рассмотренные общественностью и утвержденные городским руководством. Это и реконструкция участка улиц, площадей или набережной».

В этой связи Туманик и его коллеги ждут большей активности и авторитета от градостроительного совета — консультативного органа при мэре. «Градостроительный совет должен состоять из профессионалов. А что такое совет сегодня? Это мэр, его замы, главы администраций и другие чиновники. Сейчас он нужен только для продавливания определенных решений. И это неправильно. Градостроительный совет должен давать советы мэру, а уже мэр как политик должен принять решение», — убежден Виктор Урванцев. Поэтому, считают участники строительного рынка, для формирования в городе по-настоящему комфортной среды совет нужно хорошенько «причесать», то есть обновить состав и дать больше полномочий.

Мэр готов к переменам

Несмотря на обилие градостроительных проблем, город тем не менее неуклонно, хотя и очень медленно движется в сторону большей комфортности. Появляются интересные здания, реконструируются парки, все большее участие в градостроительстве принимают горожане, чей голос уже не раз останавливал неуместное с точки зрения жителей строительство в парках или во дворах. В качестве удачных примеров создания комфортной среды Михаил Ельский называет благо­устройство площадей перед ГПНТБ и ДК «Энергия», когда после установки фонтанов пустующие территории стали местом массового притяжения горожан.

«Как всякий сложный организм, а город — это социально-пространственный организм высокого уровня сложности, Новосибирск движется в сторону спонтанного улучшения среды в процессе самоорганизации и каких-то управленческих воздействий, — считает Игорь Поповский. — Сегодня появились неординарные архитектурные объекты: бизнес-центры «Кокон» и «Кобра», гостиница Hilton, Технопарк. Реставрируются и капитально ремонтируются памятники архитектуры, хотя этого еще пока физически недостаточно. Улучшается благо­устройство, создаются новые скверы и парки. Благодаря давлению общественников власть начинает внимательно относиться к озеленению и улучшению среды». Однако для большего успеха дела, по мнению Поповского, необходимо и переосмысление современных управленческих подходов, которые бы мотивировали новый междисциплинарный системный подход в работе по формированию городской среды.

Игорь Поповский предлагает шесть первоочередных действий, призванных улучшить пространственную систему Новосибирска. Первый — прекратить практику укрупнения кварталов. В новом строительстве перейти на приоритетную систему квартальной и мелкоквартальной структуры (разделение публичных и частных пространств, увеличение плотности уличной сети, развитие инфраструктуры мелкого и среднего бизнеса). Второй — выстроить приоритеты: а) в строительстве развязок и магистралей; б) ограничение въезда в центральные зоны личного транспорта и введение платных парковок; в) должно быть преимущество общественного транспорта над личным. Третий — создать планировочную систему публичных пространств и пешеходных связей: парки и скверы, площади, бульвары, пешеходные улицы и пешеходные пространства улиц. Четвертый — создать критерии качества городской среды разных типов застройки. Пятый — переход к интенсивному пути развития: каждая реконструкция должна быть подкреплена междисциплинарными мероприятиями разных управленческих департаментов для подтверждения либо сохранения качества среды, либо ее улучшения. Шестой — процессы реконструкции городской среды и строительства должны быть прозрачными. Для этого необходимо создание информационно-выставочного центра для развития коммуникативных технологий соучастия горожан в развитии города. «Именно это поможет решить основные проблемы: деградацию планировочной сети и отставание развития транспортной инфраструктуры, отсутствие системы публичных пространств и пешеходных связей, улучшение качества городской среды и характера застройки», — полагает эксперт.

Председатель совета директоров АТТА GROUP Сергей Лукьянов считает, что в Новосибирске необходимо строить смело «и не пытаться сохранять то, что было построено так же быстро и смело в прошлые эпохи». «Это не культурное наследие, это своего рода ответы на вызовы времени, среда, которая сохранила отпечаток очень быстрого развития города. Поэтому вопросы сохранения не должны стоять на первом месте в формировании градостроительной политики. Действительно уникальных зданий в Новосибирске совсем немного», — безапелляционен Лукьянов.

Только вот пока очень трудно ожидать, что на месте огромных массивов частного сектора даже вблизи центральной части города появится, например, высококлассная малоэтажная застройки типа таун-хаусов, как, скажем, сложилось в Лондоне, или новые парки. «Земля под строительство нового жилья продается с торгов, как же вы решите экономическую составляющую при возведении малоэтажки в три–четыре этажа, когда участок куплен с условием расселения? Знаете, сколько люди просят за снос своих частных домов? Иногда под десятки миллионов руб­лей. Запросы просто несопоставимы с существующей реальностью, строители просто вынуждены отказываться от освоения уже застроенных территорий. А вы говорите: создать новый парк», — разводит руками Мария Фефелова.

Впрочем, власть, похоже, осознала необходимость глобальных перемен в градостроительной политике. Мэр Анатолий Локоть признался новосибирскому градостроительному сообществу в том, что специфику строительной отрасли он знает плохо, но обязательно во всем разберется и станет прислушиваться к мнению профессио­нального сообщества, в том числе при принятии кадровых решений. А еще он сделал сенсационное для чиновника своего уровня заявление: «Вот та кажущаяся хаотичность управления [строительной] отраслью — это кажущаяся. На самом деле создана система, которая сама себя поддерживает. Система ставит целью выкачивание денег, торговлю земельными участками и извлечение максимальной рентабельности из квадратного метра сданной земли. Куда идут эти деньги — я не хочу на этом останавливаться. Может, действительно на какие-то благие цели — наверное, может быть. Хочу надеяться». Что ж, значит, есть надежда что созданная и поддерживаемая годами коррумпированная модель принятия решений в сфере строительства хотя бы содрогнется. Тем более что именно от мэрии во многом зависит то, каким город будет завтра. «С моей точки зрения, нам все-таки необходимо ограничивать этажность в определенных пределах и параметрах. И заниматься этим должен именно муниципалитет. Когда мэрией выдается застройщику градостроительный план, то, по идее, как это делается в развитых странах, там должна прописываться высотность здания. У нас же понятие вилки достаточно большое: условно от шести до пятидесяти этажей. Эту вилку и необходимо скорректировать для отдельных городских территорий. Это прямая прерогатива муниципалитета», — подчеркивает Михаил Ельский.


Тематики: событияНовосибирская область

17.07.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae