RSS Распечатать

Если деятельность, которую вы ведете, неэффективна, у вас есть три пути решения проблемы: перестать действовать вообще, бросить все ресурсы на достижение результата, найти способ действовать эффективно. Верно только последнее

К деятельности человека и к ряду явлений можно применить такое понятие, как коэффициент полезного действия (КПД). КПД показывает, какая доля исходного ресурса или исходных усилий принесла пользу. Лишь часть топлива (всего около 40%) используется для движения автомобиля, остальная «вылетает в трубу» и «греет атмосферу». Лишь часть электроэнергии доходит до электроприборов и электромашин, значительная же часть теряется в момент передачи по электрическим сетям (так называемые сетевые потери). Мало того, сами приборы не очень-то эффективны. Общеизвестен пример лампочки накаливания: лишь 4% потребляемой ею энергии расходуется на освещение — остальное потери. Компьютер (на экране которого кто-то сейчас читает эту статью) значительную долю электроэнергии использует непродуктивно. Часть этой энергии расходуется сначала на выработку ненужного тепла, а затем на работу вентилятора системы охлаждения компьютера.

КПД не чисто технический феномен. Он присутствует и в экономике, и в военном деле, и во многих других сферах человеческой деятельности. Лишь часть бюджета используется эффективно, другая часть «теряется» или расходуется непродуктивно. И это касается не только государственного бюджета. Когда у известного коммерсанта спросили, почему он не урезает расходы на рекламу, он ответил: «Я знаю, что половина моего рекламного бюджета расходуется впустую, вот только не знаю, какая именно».

Один из свежих примеров: 19 октября американские военные сбросили обороняющим сирийский город Кобани курдским ополченцам оружие, боеприпасы и средства для оказания медицинской помощи. Как заявили в Белом доме, таким образом США намерены предотвратить «гуманитарную катастрофу и массовые убийства мирных жителей, которые могут произойти, если Исламское государство возьмет город». Но часть оружия, сброшенного американцами своим союзникам, попала по ошибке в руки боевиков того самого Исламского государства.

Во всех этих случаях деятельность человека не очень эффективна, если посмотреть на нее с точки зрения достижения поставленных целей. Но это не удерживает людей от продолжения этой деятельности. Мы не перестаем ездить на автомобилях или пользоваться компьютером. А лампочка накаливания вообще была прорывом в освещении жилища, несмотря на свою кажущуюся неэффективность.

Что заставляет людей так поступать? И какой урок из этого может извлечь Центральный банк России, упомянутый в заголовке? Об этом и пойдет речь. А рассмотрим мы эти вопросы на одном известном историческом примере. Речь пойдет о Битве за Атлантику.

Битва за Атлантику

Великобритания уже с XIX века очень сильно зависела от поставок продовольствия из других стран. И доставлялось это продовольствие морским путем.

«Битвой за Атлантику» называется борьба Великобритании и других союзников по антигитлеровской коалиции с нацистской Германией за коммуникации в Атлантическом океане и прилегающих к нему морях во время Второй мировой войны, с 1939 по 1945 год. В ходе войны у Великобритании (а позже и у СССР) возникла необходимость получать не только продовольственные, но и другие, в том числе военные, грузы из Америки, Канады и других стран. Термин «Битва за Атлантику» впервые официально употребил Уинстон Черчилль в своей речи 6 марта 1941 года в связи с резко возросшими потерями английского торгового флота.

Действительно, с сентября 1939 года по июнь 1941-го было потоплено транспортов и боевых кораблей (союзников и нейтральных стран) общим водоизмещением 7,6 млн тонн. Это огромная цифра, сотни кораблей! И более половины — результат действия немецких подводных лодок. Германия при этом потеряла всего 43 подводные лодки. Это был первый эпизод большой битвы. В Германии его называли «счастливыми временами». Почему это были действительно счастливые для фашистской Германии времена, станет ясно позже.

Здесь самое время остановиться и вернуться к теме эффективности разных видов деятельности. Эффективность морских перевозок в Великобританию резко снизилась из-за действий Германии. Значительная часть грузов просто не доходила до места назначения. При этом терялся не только груз, но и транспортные средства, а иногда и военные корабли сопровождения. Представьте себя на месте премьера Великобритании Черчилля или президента США Рузвельта. Что бы вы предприняли? Давайте поразмыслим вместе. Основных вариантов действий три:

1. Не действовать. Самое простое — прекратить деятельность в связи с тем, что коэффициент полезного действия стал очень низким. «Зачем отправлять суда и грузы, если мы знаем, что значительная часть из них будет потоплена?»

2. Ориентироваться на конечный результат («мы за ценой не постоим»). Можно увеличить количество отправляемых судов и грузов, чтобы добиться нужного конечного эффекта от грузопотока даже при больших потерях. «Если до цели доходит только 50 процентов судов и грузов, то надо увеличить количество (и судов, и грузов) в два раза, и мы достигнем требуемого результата, несмотря на потери».

3. Бороться за эффективность. Найти способы увеличения КПД. «Надо найти способ уменьшить процент наших потерь при доставке грузов».

Кто-то, может быть, удивится (возможно, это будут руководители Банка России, о них мы поговорим ниже), но первый вариант даже не рассматривался. Ведь речь шла буквально о выживании населения Великобритании (мы уже говорили о зависимости британцев от импорта продовольствия). Запасов некоторых критически важных ресурсов в Великобритании в отдельные периоды войны хватало всего на три недели.

Великобритания и США пошли одновременно по второму и третьему пути. Первоначально было увеличено количество отправляемых грузов. А верфи США стали усиленно работать, чтобы создавать суда взамен потопленных германскими подлодками. Кстати, рост заказов на морские суда был одной из причин бурного роста экономики США во время войны. А некоторые экономисты считают, что только благодаря подобным заказам Америка окончательно выбралась из Великой депрессии.

Одновременно с постройкой новых кораблей был предпринят целый ряд мероприятий, которые позволили резко сократить потери при морских перевозках. Назову только два из них для примера.

Во-первых, стала использоваться система конвоев. Проанализировав потери за определенный период времени, британцы заметили, что немцы потопили 110 одиночных кораблей. Но из нескольких тысяч судов, которые шли группами с военным охранением, было потоплено лишь четыре. Было принято решение, что все суда должны передвигаться в составе таких охраняемых групп — конвоев. И это резко усложнило действия немецких подводных лодок.

Во-вторых, маршруты движения судов стали выбираться таким образом, чтобы они были максимально приближены к базам авиации, расположенным на побережье или на островах. Это дало военным самолетам Великобритании и ее союзников возможность быстро приходить на помощь конвоям и увеличило потери немецких подводных лодок.

Именно поэтому второй эпизод битвы был уже не столь благоприятным для Германии. С июля 1941-го по март 1943 года союзные и нейтральные страны потеряли транспортов и боевых кораблей общим водоизмещением около 10 млн тонн, из них 80% от подводных лодок. За это же время германский флот потерял 155 подводных лодок. В сравнении с первым эпизодом результат действий немецких подлодок вырос примерно на треть, но потери возросли более чем в три раза!

И совсем разгромным для Германии стал третий эпизод Битвы за Атлантику. С апреля 1943-го по май 1945 года, то есть за 25 месяцев, Германия потопила суда союзников общим водоизмещением всего 3 млн тонн (из них от подводных лодок 73%), потеряв при этом свыше 600 подводных лодок. В значительной мере такой результат был достигнут благодаря успешной блокаде основных германских баз подводных лодок, а затем Германия эти базы и вовсе потеряла.

Битва за Атлантику совсем не безразличный для нашей страны пример. Конвои (в том числе печально известный конвой PQ-17) доставляли в СССР автомобили, танки, самолеты, медикаменты и другие важнейшие грузы от союзников.

Центробанк предпочитает не действовать

Самое время перейти от рассматриваемого примера к политике Центрального банка России. В ситуации, когда в России замедляется экономический рост (а это стало заметно с конца 2012 года), многие обратили свой взор на Банк России в надежде на денежное стимулирование экономики с его стороны. Центробанк это заметил. «Нам иногда говорят: низкие темпы экономического роста! Поддержите их дешевыми деньгами. У нас предприятия не могут модернизироваться, потому что кредиты очень дорогие. Вы не даете дешевых денег!» — говорит глава ЦБ Эльвира Набиуллина в программе «Познер».

Но не таков Центробанк России, чтобы поддаваться внешнему давлению. Тем более что по закону он не зависит от других органов власти, и вообще, стимулирование экономики не его функция. Но какая-то реакция на внешние запросы необходима, и у ЦБ есть два рубежа «интеллектуальной» обороны.

Первый рубеж — это тезис о том, что денежное стимулирование в текущих условиях не поможет, потому что замедление экономики имеет не циклическую, а структурную природу. «В связи со снижением темпов экономического роста активно обсуждается вопрос о применении мер денежно-кредитной политики для его стимулирования. По оценке Центрального банка, замедление роста в значительной степени обусловлено структурными факторами, и переломить влияние этих факторов денежно-кредитная политика не может», — сказала Эльвира Набиуллина, выступая на заседании правительства 25 сентября 2014 года). Не будем останавливаться подробно на этом тезисе ЦБ. Если читателя интересует данный вопрос, на эту тему есть несколько неплохих публикаций, например статья «Не хватает прозрачности» в газете «Ведомости». Спорить с Центробанком об этом в каком-то смысле бесполезно, потому что даже если вы убедите ЦБ в его неправоте, то столкнетесь со вторым, уже непробиваемым барьером.

Этот второй рубеж обороны прост: денег давать экономике не следует, потому что часть из них (заметьте, часть!) разгонит инфляцию или повлияет на валютный курс. Другими словами, даже если кому-нибудь удастся доказать, что ЦБ не прав в оценке природы кризиса, то денег все равно не следует давать, потому что эта деятельность (по обеспечению экономики деньгами) эффективна не на сто процентов.

Вот здесь и применимо сравнение с Битвой за Атлантику. Центробанк как бы говорит: «Только часть моих кораблей дойдет до порта назначения, поэтому лучше вообще корабли не отправлять».

На эту статью меня сподвигли слова Эльвиры Набиуллиной, произнесенные 10 ноября 2014 года в интервью телеканалу «Россия 24»: «Мы временно ограничим предоставление рублевой ликвидности, потому что она используется не только для финансирования экономики (здесь и далее курсив мой. — С. Б.), но и для игры на валютном рынке». Но не только курс рубля является заботой ЦБ. Ранее многократно подчеркивалось, что денежно-кредитное стимулирование будет разгонять инфляцию. «Если вы просто дадите дешевых денег, то не факт, что они пойдут в инвестиции. Скорее всего, они пойдут просто на прирост цен. И тогда риск стагфляции возникает» (Эльвира Набиуллина, январь 2014 года). Главе ЦБ вторит ее заместитель Ксения Юдаева: «Пытаться влиять на экономический рост через политику ЦБ может быть контрпродуктивно: на темпы роста экономики мы не повлияем, а инфляцию раскрутим».

У Черчилля и Рузвельта был выбор из трех вариантов. Они выбрали одновременно второй и третий, так как выбор первого был несовместим с выживанием Великобритании. Как эти три варианта выглядят в ситуации с ЦБ России?

1. Не действовать (не добавлять денег в экономику). Фактический выбор ЦБ. Он не дает денег в экономику, поскольку лишь часть этих денег дойдет туда, куда надо. «Я умываю руки», как сказал Понтий Пилат.

2. Ориентироваться на конечный результат. Центробанк в этом варианте ориентировался бы на реальное приращение денег в экономике (то есть без учета денег, «потопленных» инфляцией). Каждому читателю это понятно на бытовом примере: работодатель лишь тогда реально увеличивает зарплату, когда ее рост превышает рост цен.

3. Бороться за эффективность. ЦБ в этом случае задумывался бы об эффективных способах добавления денег в экономику, чтобы их влияние на инфляцию (и/или на ослабление курса рубля) было бы минимальным. Это был бы высший пилотаж со стороны ЦБ, но, как мы видим, он пока не готов даже приступить к этой задаче.

Эффективные способы добавления денег в экономику есть. Достаточно лишь перекрыть самые неэффективные каналы. Для обуздания валютных спекуляций Центробанку вовсе не обязательно вести себя как хирургу, который на живом человеческом теле учится своей профессии. «Для ЦБ прозрачен валютный рынок, видны все позиции на нем, кто играет против рубля. Пять банков, в том числе четыре с госучастием, контролируют 50 процентов банковских активов, 20 банков — более 80 процентов. В этой нерыночной, по сути олигополистической среде очень действенны административные способы воздействия на цены активов. Плюс нормативы валютной позиции, плюс резервирование против валютных активов и так далее», — говорит Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН.

Другими словами, более правильной для Банка России была бы не стратегия бездействия, а стратегия ориентации на конечный результат и повышения эффективности.

КПД Центробанка

Можно ли наглядно увидеть КПД действий Центробанка? Да, это несложно сделать, если сопоставить динамику номинальной и реальной денежной массы в России. Номинальная денежная масса соответствует количеству отправленных кораблей в нашем примере с Битвой за Атлантику. А реальная денежная масса соответствует количеству дошедших до получателя кораблей (см. график). Единственное отличие от «атлантического» примера — у денежной массы есть возможность падать ниже нуля. Это все равно, что вместо доставки продовольствия в блокированную Великобританию туда приходили бы пустые корабли и вывозили продовольствие, которого и так не хватает.

Черная область на графике показывает потери денег из-за инфляции. Красная область — количество денег, реально дошедших до экономики. Области ниже линии 0% означают сокращение денежной массы в России, что всегда ведет к кризису. Этот график дает нам уникальную возможность увидеть всю монетарную историю постсоветской России. Обратите внимание: периоды, когда график опускается ниже нулевой отметки, всегда соответствуют кризисам в экономике. Иногда причинами кризиса было уменьшение даже номинального роста денежной массы (2008–2009 годы и в меньшей степени 1998 год). Случалось и так, что номинально количество денег росло, но этот рост был недостаточным, чтобы компенсировать инфляцию. Так было и в 1992–1995 годах, и в 1998–1999-м.

Отдельной важной для Центробанка исследовательской задачей является сравнение эффективности разных каналов поступления денег в экономику на предмет их «инфляционной емкости». Представляется, что есть каналы, которые вызывают больший всплеск инфляции (прямое субсидирование бюджета за счет эмиссии, происходившее в 1998 году и в некоторые периоды 1992–1995 годов), а есть каналы, которые инфляцию не разгоняют (операции на открытом рынке по скупке активов за рубли). Выявив такие каналы и начав их использовать, Центробанк повторил бы действия союзников в Битве за Атлантику, когда они стали использовать более безопасные и защищенные маршруты перевозки грузов.

Как видно на графике, сейчас проблема не столько в количестве потерь (они относительно невелики), сколько в количестве «отправляемых» в адрес экономии денег. Мы приблизились к ситуации, когда прирост реальной денежной массы окажется ниже нуля. На самом деле реальная денежная масса уже снижается, начиная с июня 2014 года (см. правую часть графика). Опасность кризиса велика как никогда. И ЦБ может исправить эту ситуацию, если прекратит бездействовать.

Немного оптимизма

Хочется закончить на оптимистической ноте. И Центробанк неожиданно дал такую возможность. 11 ноября он объявил об ограничении предоставления рублевой ликвидности по операциям «валютный своп» — операции такого вида ограничены двумя миллиардами долларов в день.

Что это означает и почему это хорошая новость? Поясню для непосвященного читателя. Представьте, что вы банкир и что у вас только доллары (ситуация вымышленная, конечно). Вдруг вам понадобились рубли. На время. Что делать? Придется пойти на биржу и продать доллары, получив за них рубли, скажете вы (это, кстати, очень хорошо отразилось бы на курсе рубля — он бы не падал, а укреплялся). Но будете неправы, потому что есть волшебный инструмент — тот самый валютный своп. Банкиру ни на какую биржу идти не надо. Он просто берет рубли под залог валюты на нужное ему время. И ставки выгодные, всего лишь на 1% выше ключевой ставки ЦБ.

То, что банкир не продал валюту на бирже, плохо для курса рубля. Но возможен еще более тяжелый для курса рубля случай: если банкир, взяв таким образом рубли взаймы, пошел и продал их на бирже, купив доллары. Он будет в выигрыше, если курс рубля в итоге ослабнет. И такой возможностью реально пользовались. Один из банковских служащих описывает это так: «Мы знали, что под 10,5 процента (ключевая ставка плюс 1 процентный пункт) годовых у ЦБ всегда можно взять под залог валюты. Иногда, когда ситуация на рынке была очевидной (доллар наверняка рос, отбивая этот процент), все понимали, что грех не воспользоваться ею».

Центральный банк ограничил эти возможности физическим объемом сделок. Очень правильный шаг. Можно рассмотреть еще один вариант: увеличить ставку, по которой предоставляются рубли по сделкам «валютный своп». Сейчас, как было сказано, такая ставка составляет 10,5%, всего на 1% выше ключевой ставки ЦБ.

Повышение ставки по предоставлению рублей по сделкам «валютный своп» с 10,5 до, скажем, 15% или даже одно только объявление о таком повышении, например с 1 декабря 2014 года, и о последующем повышении этой ставки до 20% благотворно сказалось бы на валютных курсах, снизило бы давление на рубль.

Итак, Центробанк начинает действовать в правильном русле, «распугивает вражеские подводные лодки». Но самым неправильным в этой ситуации будет, если он одновременно не предоставит рублевую ликвидность по другим, безопасным для экономики каналам. Получится как в анекдоте: «Вчера кондуктора обманул: купил билет и не поехал».


Тематики: Центробанкрубль

26.11.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Яр

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae