RSS Распечатать

Исследование: почему жители Москвы так агрессивны

Злость, тоска меня съедает...

Жители Москвы нетерпимы, агрессивны и полны тревог. Такой вывод можно сделать по результатам исследования Фонда общественного мнения. 80% горожан сталкиваются с агрессивным поведением людей в общественных местах и сами раздражаются из-за поведения окружающих. А почти половина опрошенных уверены, что в столице люди раздражительнее, чем в других российских городах.

Агрессия усиливается — и это не только субъективное мнение простых людей, но и ученых. Чтобы понять причину растущего негатива, «МК» с помощью экспертов «сконструировал» среднестатистический день среднестатистического москвича. Все совпадения случайны, советы специалистов — актуальны.

7.00. «Дзыыыыынь!»

Ну что за манера у этого будильника звонить в самый неподходящий момент? Посплю я, пожалуй, еще минут десять.

7.40. До чего же глупый будильник! Почему повтор у него срабатывает через раз? Опять позавтракать не успею.

Для многих москвичей стресс начинается в первые секунды нового дня — со звонка будильника. «По идее, за ночь наш мозг должен решить вчерашние проблемы, — говорит кардиолог — специалист по проблемам сна Маргарита Смирнова. — А если сон был некачественным, да к тому же прервался из-за резкого звонка будильника, человек начинает нервничать, не успев встать с постели. Фактически мы переносим вчерашний стресс на утро. И если не удается выспаться месяц за месяцем (а такая проблема есть у 80% москвичей), стресс накапливается».

На самом деле плохой сон и резкое пробуждение — проблема настолько серьезная, что специалисты задумались о щадящих будильниках. Суть новации — в создании искусственного рассвета. Если на звонок наш организм чаще всего реагирует негативно, то свет является для нас привычным сигналом к пробуждению.

«Стандарты поведения задает элита»

Ладно, пробудились, вышли из дома. И дальше нас ждет движение по московским дорогам. «Блондинки» обоих полов за рулем, подрезания, злобные сигналы и все остальное, хорошо нам знакомое.

— Когда мы задавали респондентам вопрос: «С какими проявлениями агрессии по отношению к себе вы столкнулись?» — на первые позиции вышли общественный транспорт и конфликты на дорогах, — говорит руководитель проектов Фонда общественного мнения Екатерина Кожевина. — Но в этом нет ничего сверхъестественного. Дороги — места скопления людей, их вынужденного взаимодействия почти каждый день. И чем больше людей, чем больше спорных ситуаций, тем больше возникает агрессии и конфликтов.

«Глубокое неуважение к другим участникам дорожного движения» — вот, пожалуй, самая корректная характеристика транспортной ситуации в Москве, сформулированная одним из респондентов. Кстати, социологи не делали разницы между коренными жителями Москвы и теми, кто приехал в столицу на работу или учебу из других регионов или стран. Важен сам факт, что человек живет в Москве.

Спрашивается: почему именно в Москве такой агрессивный характер движения?

— У нас двойные стандарты: кому-то можно нарушать, кому-то нет. Если бы была единая система, тогда люди чувствовали бы себя спокойнее, — полагает социальный психолог Екатерина Левина. — Но даже знание правил на тех же дорогах не очень помогает, поскольку водители очень часто провоцируют друг друга.

— Пока нет тотального равноправия для всех участников движения, ситуация на московских дорогах не изменится, — говорит директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ Михаил Блинкин. — В Америке, например, есть единственное исключение, когда освобождают проезд для кортежа президента, спешащего на официальную встречу. А у нас в административном регламенте ГИБДД списки лиц, у которых есть множество неформальных привилегий, занимают несколько страниц мелким шрифтом. Стандарты поведения задает элита. Разве нормально, когда народный артист говорит, что у него есть личное разрешение президента на поворот через две сплошные к своей даче? Если можно кому-то — значит, можно всем.

Неадекватное поведение водителей на дорогах опустило Россию в самый низ мирового рейтинга безопасности дорожного движения. «Есть такой показатель — транспортные риски: сколько погибших в дорожно-транспортных происшествиях приходится на 10 000 автомобилей. В странах с приличным уровнем безопасности этот показатель меньше единицы. У лидеров — Великобритании, Германии — меньше 0,5. В России — между 6 и 7. По этому показателю мы входим в десятку стран с самыми высокими рисками в мире», — констатирует Блинкин.

Кстати, на дорогах мужчины встречаются с агрессией чаще, чем дамы. Точная причина этого неясна. Возможно, из-за того, что они чаще бывают в разъездах, а возможно, потому что им банально не хватает терпения.

Ладно, добрались до работы. Служебные стрессы — завал на работе, истерики шефа, подложенные коллегами «свиньи» — мы в расчет не берем. Это, пожалуй, явление интернациональное. Больше того — в Москве перерабатывает далеко не каждый сотрудник многих фирм и предприятий. В свое время президент холдинга «Ромир», доктор социологических наук Андрей Милехин рассказывал, что показатели эффективности труда в российской столице (не говоря уже о глубинке) катастрофически низкие. Даже по сравнению с бывшими странами соцлагеря. Ну а если представить, в каком трудовом стрессе постоянно пребывают те же японцы, жизнь покажется раем. Тем более что у нас есть то, чего, как говорят, нет у них — возможность в рабочее время посидеть в социальных сетях. И здесь как раз и кроется еще один огромный источник агрессии.

Провокатор выпускает пар для собственного спокойствия

Однако вмешательство окружающих в наше личное пространство перестало быть предсказуемым. Специалисты заявляют о появлении новых видов угроз для жителей большого города. И сталкиваются с ними люди отнюдь не на улице или в транспорте, а даже будучи наедине с самим собой.

12.50. Кажется, пора завязывать с социальными сетями. Надоело читать, как народ поливает друг друга грязью. «Ватники», «вышиватники», «портянки», «майдауны», «укропы», «гейропы»... Лучше бы делом занимались в рабочее время, а не по форумам шлялись! Бездельники. И за что им деньги платят?..

— Происходит поляризация суждений. Надо обязательно быть либо «за красных», либо «за белых», — говорит психиатр Этель Голланд. — Меня словно вынуждают принять решение — или я патриот, или категорически не поддерживаю власть. Малейшая попытка выработать свою позицию считается предательством. И чем больше человек интересуется политикой, тем больше его вынуждают принять какую-то сторону. Кстати, стоит только примкнуть к какой-то стороне, человек сразу успокаивается: у него появляется определенность. Для кого-то война на Украине стала смыслом жизни: раньше было скучно, а тут появился повод порассуждать и себя показать. «Я причастен к истине, я знаю, как будет, я чуть ли не пророк. У меня есть единомышленники», — примерно так ощущают себя те, кто любит порассуждать о политике.

— Когда я читала про Майдан, удивлялась: сколько психопатов! — говорит Екатерина Левина. — Спросила у коллег: люди стали такими только сейчас или так всегда было? Все были единодушны: сейчас просто «тайное стало явным». Раньше они злились втихую. А теперь выливают на головы своих «френдов» тонны ненависти.

Тяжелее всего мыслящим людям, которые стараются анализировать ситуацию, смотреть на происходящее взвешенно либо нейтрально. Особенно если в их окружении есть провокаторы, которые «гнобят» других за несогласие с «правильным», как им кажется, взглядом на жизнь.

— Я прохожу не первый кризис за свою жизнь и хорошо знаю его приметы: определенным слоям общества выгодно нагнетать панику, агрессивное состояние, — говорит врач Татьяна Данилова. — За агрессией гораздо меньше видно то, что происходит на самом деле. Сейчас идут политические игры, которые обостряют отношения между людьми.

Лучший способ избежать неприятного общения — уходить от него, не высказываться. Агрессору нужно спровоцировать другого человека. Он прибегает к любым способам, чтобы заставить людей отвечать на его выпад, поскольку у него нет иной возможности выпустить пар. А выпустив, успокаивается, расслабляется, в то время как его визави будет переживать и мучиться.

— Провокативное поведение — это, кстати, для человека способ справиться с собственной тревогой. Если он кричит: сейчас меня ударят — и его вправду ударяют, становится легче. Вот какой я умный, я же говорил, я же знал! Можно сказать, что человек таким образом удовлетворяет свои психические потребности. Но если общение в социальных сетях становится смыслом жизни, это попахивает серьезным отклонением, — полагает Екатерина Левина.

— Самое опасное — когда человек перестает ощущать самого себя, отвыкает думать, — комментирует Этель Голланд. — Есть такое понятие — алекситемия: неспособность распознавать собственные чувства. Человек может ничего не ощущать или ощущать два чувства без оттенков: либо негатив, либо позитив. Интернет усиливает эту особенность.

Меньше всего кризис ударяет по беднякам

И еще один «подарочек» от информационного моря — нагнетание разговоров о кризисе, возможном увольнении, обеднении и проч. В течение среднестатистического рабочего дня они то и дело вспыхивают и в «реале».

Осознание того, что твое финансовое благополучие может рухнуть в любой момент, что у тебя отберут привычные удовольствия, вызывает колоссальный стресс. Приходит понимание, что от счастья до несчастья иногда один шажок. Сегодня ты — уважаемый человек, а завтра — отработанный материал.

— Я сужу по своим клиентам: у людей появился серьезный страх перед будущим, — говорит Этель Голланд. — В 2008 году такого чувства — что все исчезнет, превратится в пыль — не было. Люди были уверены: перетерпим — и жизнь наладится. Сейчас не так.

— Бедные умеют выживать. Им нынешняя экономическая ситуация с точки зрения психологии более понятна и привычна. А вот богатым людям есть что терять. Они нервничают больше других, многие пребывают в сильнейшем стрессе, — продолжает Екатерина Левина.

18.30. Пробки 8 баллов??? Спасибо за ценную, но печальную информацию. А ведь утром ничего не предвещало. Надеюсь, что эвакуатор не утащит за ночь мою машину. Метро, я иду к тебе!

18.50. Почему бабуси и дедуси с грязными тележками так любят передвигаться в общественном транспорте в час пик? Это у них забава такая? Еще и толкаются, и смотрят на других пассажиров как на врагов, и осуждают.

...В ходе опроса москвичи признавались, что их раздражает, «когда более пожилое поколение недовольно молодым поколением, что не уступают им место, не пропускают вперед». Респонденты вспоминали, как «пенсионер наорал на подростков и на меня»; «мужчина, достаточно взрослый пенсионер, стал оскорблять меня ни с того, ни с сего».

18.52. Ну вот как такое возможно? Совсем молодые парни развалились на сиденьях и ржут как кони, не замечая стоящих женщин с детьми. Уж лучше париться в пробке, чем наблюдать за всем этим.

— Ситуации в общественном транспорте имеют ту же природу, что и конфликты на дорогах, — это борьба за ресурс: занять лучшее место, сесть у окна, вовремя приехать. Ты постоянно должен выстраивать логику поведения: вставать в очередь, пропускать пассажиров к выходу, подбирать ноги, уступать место. Все это создает внутреннюю напряженность, подспудно давит на психику. Да, существуют моральные нормы, но они не являются законом. Никто не обязан выстраиваться в ожидании автобуса в очередь или уступать место, — говорит Екатерина Кожевина.

В общественном транспорте постоянно возникают неоднозначные ситуации. Например, в метро стоит молоденькая женщина, а перед ней сидит мужчина средних лет. Надо ли ей уступать? Или нередко бывает, когда над сидящей девушкой нависает дама средних лет, всем своим видом показывая, что та должна ей уступить. Да только даме неведомо, что у девушки грипп с высокой температурой.

Глубоко несчастные люди злятся больше других

18.55. Я попал в акустический ад. Слева девушка без умолку болтает по мобиле, справа мужик играет в танчики с включенным звуком.

«Громкие разговоры по телефону в общественном транспорте, обсуждение своих дел на повышенных тонах; шум, ругань» — эти раздражители подтачивают нервную систему не по-детски. Но только в том случае, если человек сам раздражен.

— Мы смотрим на окружающий мир через себя, какими бы мы ни были, глупыми или умными, — комментирует Этель Голланд. — Если говорить раздраженно с другим человеком — и он заразится этим раздражением. И наоборот — можно успокоить нервничающего человека своим спокойствием.

— Когда ко мне приходит клиент и говорит, что «все козлы», я понимаю, что это его внутренний конфликт. И наоборот — когда человек в благости, он не заводится, агрессия его не цепляет, — соглашается с коллегой Екатерина Левина.

19.30. Стою в магазине в очереди на кассу. Удивительная девушка: влезла без очереди, спешит, словно у нее дома семеро по лавкам. И ладно бы у нее две-три покупки были — полную корзину набила. Поругаться, что ли, с нахалкой?

«Психованные в очереди»; «в очереди начал кричать человек на другого, так как прошел без очереди»; «женщина в очереди решила, что может пройти впереди меня. Я ее не пропустила, она начала конфликтовать» — типичные ответы участников опроса. Людям не нравится, и это вполне естественно, что другие позволяют себе наглое поведение.

— Мы говорим своим клиентам: злость нужно выражать. В корректной форме, разумеется. Если в семье или на работе происходит конфликт, надо сказать: «Я считаю, что ты не прав, давай обсудим», — рекомендует Екатерина Левина. — Если давить в себе чувства, человека разорвет. Все равно мы выплеснем чувства на тех, кто слабее. Поэтому важно разбираться с конфликтом на месте. Ставить границы, отстаивать себя. У наших людей очень плохо с границами.

19.45. Опять хоть топор на лестничной клетке вешай. Сколько можно говорить соседям, чтобы не курили и не распивали водку в подъезде? В квартире нельзя, что ли? Еще раз повторится — и настучу участковому. Приехали не пойми откуда и снимают квартиру без регистрации.

22.55. Надо заглянуть в Интернет на минуточку, и — спать, спать. Дождется ли меня машина? Или она уже на этой жуткой штрафстоянке?..

День заканчивается. Накопившееся недовольство остается. А утром прозвонит будильник — и все по новой.

Женщины чувствуют нарастающее напряжение острее мужчин

— В Москве проблема агрессии стоит острее, чем в других городах. Это стало понятно, когда мы сравнили результаты двух опросов: в одном участвовали жители всей России, в другом — только Москвы, — говорит руководитель проектов Фонда общественного мнения Екатерина Кожевина. — В столице, с одной стороны, люди чувствуют больше агрессии по отношению к себе, а с другой — сами чаще раздражаются.

Некоторые вещи ученых удивили. «Респонденты говорили, что им не нравятся пьяные. Причем не с точки зрения грубого поведения — не нравится сам факт опьянения. Меня удивило неприятие этой ситуации: у нас же пьянство — чуть ли не квинтэссенция национального духа», — говорит Екатерина Кожевина.

Один из самых раздражающих факторов, со слов горожан, — ситуация с мигрантами. Эта проблема проявляется в том числе и в опросах. «Нерусские грубо пристают к женщинам», «В городе не слышно русских слов» — так говорили респонденты социологам. Многие отвечали стереотипами: «Мигранты отбирают у москвичей работу», «Мигранты учатся с нашими детьми в школах».

Москвичей раздражают и бомжи. Но не очень сильно — они в конце списка. При этом люди готовы оказывать им посильную помощь, но — на расстоянии, не соприкасаясь физически.

Что касается неприязни из-за социального неравенства, у москвичей по отношению друг к другу ее почти нет. А вот провинциалы столичных жителей традиционно недолюбливают. Даже официанты и продавцы в московских магазинах по сравнению с высококвалифицированными жителями регионов зарабатывают больше.

Чаще всего сталкиваются с агрессией люди среднего возраста, от 31 до 45 лет. Почему — понятно: эта группа наиболее активна, постоянно перемещается, часто бывает в общественных местах и водит автомобиль.

У молодежи нет принципиальных отличий от людей среднего возраста. Разве что юноши и девушки чаще сталкиваются с проявлениями агрессии в метро, а люди среднего возраста — на дорогах. Не потому, что молодежь любит побузить в толпе, — просто студенты редко могут себе позволить автомобиль.

Женщины, как правило, считают, что сейчас в москвичах гораздо больше злобы, чем 15–20 лет назад. Мужчины не столь категоричны, но в целом со слабым полом согласны.

В крупных городах Центральной России и в Санкт-Петербурге ситуация примерно такая же. Однако в Москве конфликты и раздоры проявляются значительно острее. Специалисты, впрочем, уверены, что напряженность между людьми усиливается не только у нас в стране.

— Очевидно, что агрессия развивается. И не только у нас в стране — это общемировая тенденция. По моим личным ощущениям, резкий перелом произошел после теракта 2001 года. Разговоры о глобализации резко поутихли. И с тех пор напряжение только нарастает, — подводит итог Этель Голланд.

Что в данный момент напрягает людей больше всего?

1. Страх потери работы. Представители десятков специальностей понимают: работодатель может уволить в любой момент. И если вне кризиса найти место в столице нетрудно, то сейчас, мягко говоря, проблематично. Тем более что на улицу уже попали и продолжат попадать тысячи «ненужных» сотрудников.

2. «Скачущий» доллар. Как следствие — рост цен и обесценивание накоплений. Собственно, рублевые вкладчики, а тем более любители хранить отечественную валюту в «чулке», уже понесли ощутимые потери. Однако над людьми довлеет еще большая тревога: а вдруг «деревянный» совсем ослабеет? И сумму, которой еще год назад хватало на иномарку, можно будет в лучшем случае прокутить в дорогом ресторане?

3. Геополитическая ситуация. Украина — это не далекая Сирия или Египет. Сегодня основные битвы разворачиваются в социальных сетях. Но кто знает, как далеко зайдет противостояние политических сил и что будет завтра? Впрочем, пока еще эксперты ставят этот фактор не на первое и даже не на второе место.


Источник

23.04.2015


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae