Цветы как одно из наиболее при­знанных и любимых всеми украше­ний вошли в обычаи и ритуалы древ­них народов далеко не сразу, по крайней мере, гораздо позже, чем возникла потребность в торжествен­ном погребении умерших. " />

RSS Распечатать

Цветы на похоронах

Цветы как одно из наиболее при­знанных и любимых всеми украше­ний вошли в обычаи и ритуалы древ­них народов далеко не сразу, по крайней мере, гораздо позже, чем возникла потребность в торжествен­ном погребении умерших.

Обряду, связанному с проводами покойного в последний путь, культура и быт древней старины придавали большое значение. И, вместе с тем, в качестве атрибутов погребения ис­пользовали предметы до известной степени прозаические и даже, говоря современным языком, утили­тарные. В саркофаг, гробницу или склеп рядом с усопшим полагали сосуды с напитками и благовониями, яства, мелкую обиходную утварь, которую далеко не всегда можно было расценить как украшение: гребни, пу­говицы, монеты, кольца и прочее. Од­нако, такая традиция была не так про­ста, как это нам кажется сегодня, име­ла глубокие корни, не только отража­ла представления наших предков о за­гробной жизни, но и выявляла их бес­сознательное стремление передать для вечности вместе с человеком, отошедшим в мир иной, лучшие тво­рения рук своих, в которых воплоти­лись знания и опыт, накопленные че­ловечеством за тысячелетия.

Нельзя сказать, что цветы вообще не находили места в ритуальных обычаях стари­ны. В традициях многих на­родов, и в том числе сла­вянских, очень рано возни­кло особое трепетное отно­шение к этим божественным растениям, оно лежит в основе многих сказок, легенд, поверий. Цветы привлекли внимание людей редким красочным видом, способ­ствовали миропониманию, что нашло например, от­ражение в этимологии общесла­вянских слов "цветок" и "цвет" (в значении "колер"), в первоначаль­ном значении слова "красный" — то есть "красивый". Таким обра­зом, происхождение этих слов под­тверждает, что в сознании славян­ских народов цветок исстари оли­цетворял понятие о красоте.

Исследователь русских простона­родных праздников и обрядов И.М. Снегирев отмечает, что расти­тельная зелень и цветы с глубокой древности на Руси пользовались большим уважением. Известно, что не только наши предки, но и другие народы в язычестве обожествляли старые деревья, совершали под их сенью празднества, жертвоприноше­ния. Все эти обряды были связаны с идеологическими воззрениями древних, с их понятиями о мироздании, судьбе, жизни и смерти. Древние ри­мляне, например, в мае, на пороге весны и лета, украшали себя и гробницы предков розами, которые у них посвящались усопшим.

Уже в раннем периоде христиан­ское мировоззрение по-особому свято относилось к красоте земной природы — творению Божию, полагая, что именно через прекрасную и мудрую природу проходит путь любви и познания Господа.

Зеленью и живыми цветами укра­шается храм — дом Божий: цветами убирают царские врата, чтимые хра­мовые иконы, икону праздника, из цветов составляют буквы пасхально­го приветствия "Христосъ Воскресе'". В убранстве храмов используют самые красивые и благоуханные цве­ты: розы, пионы, ирисы, георгины, гладиолусы, астры, хризантемы. По древней традиции, Церковь сохраня­ет верность глубокой символике цвета в облачении священнослужи­телей и украшении цветами храмов в определенные праздничные дни. На­пример, в День Святой Троицы, Ду­хов День надеваются зеленые одеж­ды, в Вознесение и Преображение — белые. В дни чествования Креста Господня цвет риз — фиолетовый или темно-красный, в посты — тем­но-синий, фиолетовый, темно-зеле­ный, темно-красный, черный. В праздники Богородицы облачения го­лубые, а в дни памяти мучеников — красные.

Цветы и зелень призваны выра­зить духовный смысл отмечаемого Церковью события. На Рождество Христово храм украшают пахучими еловыми ветками — вечнозеленая ель стала символом древа жизни и рождения Спасителя. В Вербное вос­кресение (Цветоносная Неделя, Вход Господень в Иерусалим) православ­ные храмы украшаются веточками цветущей вербы — символом победы Господа над адом и смертью. На чет­вертой неделе Великого поста, из­вестной в народе под именем Кресто­поклонной, в храмах совершается по­клонение Честному и Животворяще­му Кресту Господню: батюшка выно­сит из алтаря на траурном в золоте покрове убранный цветами Крест, в композицию вводится красный цвет — знак приближающихся Страстей Христовых. На Страстной неделе в Страстной Пяток плащаницу Спаси­теля убирают, по обычаю, красными цветами.

Зелень, цветы, растения сопутст­вуют праздникам седьмой недели по­сле Пасхи — Недели Святых Отцов, праздникам, в которых издавна пере­плелись древнеславянские обряды с православными христианскими. И скорее всего, именно от этих народ­ных обычаев ведет свое начало пра­вославная традиция провожать и по­минать усопших цветами и венками. Неделя эта в народе носит название "семиковой", "зеленой", "гряной". Особо отмечены три ее дня: Семик, приходящийся на четверг; родитель­ская суббота; Троица — воскресенье, 50-й день после Пасхи.

Семик открывал сложный древнеславянский комплекс обрядов, свя­занных с культом мертвых и весен­ним земледельческим циклом, знаме­нующих прощание с весной и встре­чу лета, прославляющих зеленею­щую землю с центральным персона­жем — березкой. На березах завива­ли венки, пели обрядовые песни, во­дили хороводы, посещали кладбища. В "Поэтических воззрениях славян на природу" у А. Афанасьева читаем: "В этот день весь народ отправляет­ся в поля и рощи, собирает разные травы, преимущественно благовон­ные: чабрец, мяту, зорю и калуфер, рубит молодые березки и другие де­ревья. В то же время по городам и селам стены внутри домов убирают­ся деревянными ветвями, полы усти­лаются скошенной травою, окна — пахучей зеленью и цветами. По дво­рам и улицам устанавливаются в зем­лю целые ряды березок, липок, кле­нов, так что каждый город и деревня превращаются на несколько дней в зеленые сады".

Плетение зелени в виде венков — обычай весьма древний. Почти все народы использовали венки во время приношения жертв. Греки и римляне надевали их себе на голову в дни на­родных празднеств и общественных торжеств — венок считался эмбле­мой бессмертия, знамением пересе­ления души на небо и союзом смертью почивших с живыми. Можно предположить, что и зеленый венок на Семик у наших предков от­части имел ту же ритуальную символику. Одним словом, на­родные традиции в его праздновании хорошо ста­ли сочетаться с христианским поминовением умерших, совершаемым на этой же неделе — в Троицкую родительскую субботу.

Знаменательно также соединение православной христианской и народной традиций поминовения усопших в обычае, жившем еще в XIX веке, посе­щать всем миром раз в году накануне Троицы убо­гие дома так называемые скудельницы, которых было немало на Руси, особенно в Москве. С крест­ным ходом, в сопровождении архиереев несли лю­ди для бедных и бездомных гробы и саваны, хол­сты и полотно, венки и цветы. Цари любили посе­щать убогие дома и делали в них большие вклады для нищей братии и для поминовения всех от века почивших православных христиан.

Православная Церковь на Святую Троицу также убирает свои храмы разными деревьями и ветка­ми, травами и цветами. Для этого обыкновенно на Руси еще накануне прихожане привозили деревья, расставляли их около перил, столбов, клиросов и по углам храмов, пол усыпали травой, иконы укра­шали цветами. Утром женщины, девушки и дети приходили к обедне с пучками цветов и пахучих трав. В этот день зелень служит знамением но­вой духовной жизни, открывшейся с сошествием Святого Духа на апостолов, и выражением веры в Воскресение мертвых, поминаемых под Трои­цын день. В народе утвердился обычай весь год хранить троицкую зелень, почитая ее целебной при недугах душевных и телесных. А березка по­лучила у нас на Троицу преимущественное значе­ние как символ весны духовной, самой Церкви Христовой, подобно тому, как с древних времен масличная ветвь стала символом мира, лавровая — победы и славы, дубовая — мужества.

Неделя после Троицы и Семика — дни Пятиде­сятницы издавна посвящались на Руси обычаю, на­зываемому "развиванием" венков и пусканию их на воду. Девицы и парни гадали о брачном союзе, супружеской любви, жизни и смерти. Гадали на венках и другие народы древности, греки также бросали их в воду. Вообще, венок имел, кроме всего, значение любви и брака (отсю­да выражение "идти под венец"), увенчивал из­бранных. Венок из лавровых листьев в Древней Греции считался атрибутом олимпийских богов, верховной власти на земле или наградой за выс­шие достижения. Нимб — сияние в виде венца — был и остается признаком богоизбранности.

Таким образом, христианская религия усилила в символическом значении цветов и венков оттенок возвышенного, но не в понимании высокопостав­ленного, а как духовно высокого, и современная традиция провожать в последний путь покойно­го с цветами, зеленью и венками сложилась под многовековым взаимовлиянием народной и христианской культур. Православная традиция об­ряда прощания с усопшим стремилась в цветах и венках выразить надежду на его воскресение и вечную жизнь, а также почтить христианские достоинства умершего. Для погребального укра­шения выбирались растения сообразно их симво­лическому значению: красные розы знаменовали мученичество; фиалки, лилии и белые розы — нравственную чистоту; барвинок, плющ, мирт, со­сна и ель — никогда не прекращающуюся жизнь и не прерывающуюся любовь к умершим; кипарис являл собой знак праведника, утвердившегося в благодати Божией; верба — новую жизнь и вос­кресение. Позднее символика растений забылась, в обрядах прощания появилось много светской су­еты, далекой от идеалов православия. В связи с этим Святейший Синод в 1889 году вынужден был воспретить ношение при погребальных процесси­ях венков с надписями и иных знаков и эмблем, не имевших церковного или государственного значе­ния. Тогда же была запрещена светская музыка при погребении.

История помнит пышные похороны погибших героев нашего Отечества во время войны с фран­цузами 1812 года — с цветами, венками .и гирлян­дами, со всеми воинскими почестями. Гирлянды ("венки" в переводе с итальянского) представляли собой листву, цветы или плоды, перевитые лента­ми и сплетенные в полосы. Их сначала употребля­ли для украшения зданий во время торжеств, они являлись распространенным декоративным моти­вом в античной живописи и скульптуре и до насто­ящего времени применяются в отделке надгроб­ных сооружений.

В XIX веке в России в обычных похоронах, не связанных с воинской славой либо гражданскими почестями, куда большее значение придавалось все же вечнозеленому можжевельнику с его души­стым смолистым запахом, густо устилавшему до­рогу перед гробом во время выноса покойного. С годами еловые лапы пришли на смену можжеве­ловке, и в таком виде этот обычай сохранился и сегодня в провинциальной России. Принадлежно­стью похорон именитых и состоятельных людей в прошлом веке был серебряный гроб с крестом бе­лого глазета и зеленый венок "лавровый", оберну­тый белой лентой.

К концу XIX века венок приобретает все боль­шую значимость. Этому способствовало развитие целлюлозно-бумажной промышленности, совер­шенствование технологии красителей, что дало возможность выпускать материал для искусственных цветов — в боль­ших объемах, разнообразный по фак­туре и колористике.

Огромным количеством венков от­личались похороны В.И.Ленина — такого обилия зелени и цветов во время гражданской, а не военной па­нихиды, причем глубокой зимой, до этого в России не бывало. На похоро­нах были и венки из искусственных цветов, но больше — из перевитой лентами еловой хвои.

В наши дни искусственная поли­мерная ветка окончательно пришла на смену натуральной основе рус­ского венка — еловой хвое, которая долгие годы придавала особый коло­рит нашему обряду погребения. Не­повторимый терпкий запах этого веч­нозеленого дерева подчеркивает скорбный и величественный харак­тер церемонии похорон. Но, к сожа­лению, при всей своей неповторимо­сти и красоте хвоя недолговечна, ве­нок из нее хорош только в первые дни после похорон, а потом неизбеж­но желтеет и осыпается.

Интенсивное развитие химической индустрии позволило наладить вы­пуск цветов и венков из полимерных материалов. Преимущество их в том, что они способны долго сохра­нять свою привлекательность и месяцами могут служить украшени­ем надгробий. Большое значение имеет эта особенность в современ­ных условиях нашей жизни, когда действующие городские московские кладбища располагаются на окраинах большого города, и далеко не у каж­дого москвича есть возможность час­то посещать могилы своих близких и ухаживать за ними.

Гирлянды, цветочные композиции венки, сплетенные умелыми руками, могут оставаться на могильном холме в прекрасном виде целый год, а то и дольше. А ведь, как известно, пример­но такой срок зачастую требуется для того, чтобы приобрести и установить памятник на месте погребения.

Главным украшением венка явля­ются цветы. Составление венков — это особое умение и талант, результат творческой работы художников и дизайне ров. В каждом из них — не менее ста цветов. А самый большой венок в высоком каркасе включает в себя более 300 разнообразных и редких экземпляров, и все они должны найти свое место в структуре этого риту­ального украшения, в его колористике. Цветы располагают на поверхно­сти венка отнюдь не произвольно, а с соблюдением его композиционных пропорций, включающих стилевые особенности каждого вида изделия, его цветовую символику. Сочетание красного и черного, красного и сире­невого, черного и белого придают венку торжественный, траурный вид.

Как правило, в одном изделии до­пускается не более пяти цветовых сочетаний, а колористическая гамма расширяется за счет декоративной зелени (тысячелистник, папоротник, лианы). Существуют и другие кано­ны в изготовлении траурных венков, которых также стараются придер­живаться специалисты. Например, черный цвет, являющийся главным в состоянии скорби, редко располагают в центре самого изделия, обычно черные гвоздики, пионы и розы об­рамляют поверхность венка или пус­каются понизу.

Венок иногда оформляется с уче­том русских народных традиций, включает в себя полевое разноцве­тье, а траур бывает подчеркнут ка­кой-то одной значимой деталью.

Богатые венки крупных форм име­ют несколько иную стилистическую основу, более походят на общеевро­пейские образцы. Для них характер­но сочетание локальных насыщен­ных цветов (красный, синий, черный) в резком ритме контраста.

Существует православная традиция, провожая покойного в последний путь, класть ему в изголовье гирлянду из цветов как символ прекрасной, усыпанной цветами дороги в рай. Но следует непременно помнить, что гир­ляндой из живых цветов украшают покойного в самый день прощания с ним, не ранее, и не рекомендуется ос­тавлять ее в изголовье усопшего при погребении. 


Тематики: траурные венкитраурные цветыцветы для похоронтраурная флористикавеноктраурпамять

28.02.2011


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae