RSS Распечатать

Правда и ложь о MERS

В Европе опасаются вируса MERS после его вспышки в Южной Корее. Но есть ли у него пандемический потенциал?

В Южной Корее 30 июня впервые с начала эпидемии не были зарегистрированы новые больные, инфицированные вирусом MERS. Всего же с начала этой напугавшей многих вспышки в стране заболели 189 человек. Иммунитет 93 из них справился с инфекцией самостоятельно, 32 человека умерли. На карантине пока остается около 3 тысяч людей, контактировавших с инфицированными. Эпидемия в Южной Корее, кажется, остановилась, но люди продолжают заражаться MERS в других странах: за последнее время два новых больных оказались в Объединенных Арабских Эмиратах, еще трое, предположительно, на Филиппинах.

Министр финансов Южной Кореи Чей Кенг Хван затруднился ответить компании CNBC, каким оказался экономический эффект от вспышки MERS. Пока очевидно, что граждане стали меньше посещать шопинг-центры и рестораны из-за боязни заразиться. Страдает и туризм, так как туристы, в основном китайские, отказываются от поездок в Южную Корею. "Однако если корейцам удастся остановить эпидемию в течение нескольких месяцев, экономические потери не будут катастрофическими", – сообщает телеканал CNBC.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), всего начиная с 2012 года, когда болезнь была обнаружена, зарегистрировано 1334 лабораторно подтвержденных случая MERS, который еще называют ближневосточным коронавирусом. Из них 471 оказался фатальным. Инфекция была зафиксирована в Саудовской Аравии, Иордане, Катаре, Арабских Эмиратах, Франции, Италии, Тунисе, Германии и Великобритании.

Что такое MERS

Коронавирусы человека были открыты в середине 60-х годов и получили свое название из-за ворсинок на оболочке вируса, напоминающих солнечную корону во время затмения. Подобные вирусы были разделены на четыре подгруппы: альфа, бета, гамма и дельта. В настоящее время известно несколько коронавирусов, опасных для человека: альфа – (коронавирус 229Е, NL63, New Haven coronavirus) и бета – (ОС43, HKU1, SARS-CoV, MERS-CoV). К подгруппе бета относятся и MERS, и SARS – вирус атипичной пневмонии, вспышка которой наделала много шума несколько лет назад, причем нельзя сказать, что безосновательно. Вирусом SARS заразились всего около 8000 человек, 750 из которых умерли. К счастью, по сравнению с атипичной пневмонией коронавирус MERS намного менее заразен.

Как рассказал профессор иммунологии и микробиологии медицинской школы в Джорджтауне и один из директоров вашингтонского O'Neill Institute for National and Global Health Law, предполагается, что вероятным источником респираторной инфекции MERS стали верблюды. Впрочем, пока это окончательно не доказано. Вирус передается от человека к человеку воздушно-капельным путем, но изначально к людям он мог попасть через сырое верблюжье молоко или плохо прожаренное верблюжье мясо. MERS был впервые выделен в медицинском центре Erasmus в Нидерландах в июне 2012 году в анализе крови, присланном для исследования из Саудовской Аравии. С тех пор случаи инфицирования людей отмечались не только в странах Ближнего Востока, но и в Африке, Европе, Юго-Восточной Азии и США. По всей видимости, из региона в регион и с континента на континент опасный вирус перемещался вместе с путешественниками.

О болезни в принципе пока известно не так много. Недостоверен даже инкубационный период, хотя считается, что он составляет от одной до двух недель. Нет полной ясности и с симптоматикой, в подтвержденных случаях коронавируса наблюдались стандартные простудные симптомы – жар, кашель, затрудненное дыхание, боли в горле и в груди. Но болезнь может проходить и в легкой форме, практически бессимптомно. На первый взгляд все похоже на обычную простуду, но это впечатление очень обманчиво. По статистике ВОЗ, каждый третий заболевший MERS умирает.

Наиболее точный метод диагностики ближневосточного коронавируса – так называемый тест полимеразной цепной реакции (ПЦР), который проводится на основе анализа крови, соскоба слизистой оболочки дыхательных путей, мокроты, мочи, желательно исследовать сразу несколько из этих биоматериалов. Для проведения ПЦР требуется относительно хорошо оборудованная лаборатория, и обычно результата приходится ждать несколько дней: анализы пациента засеиваются в различных средах, чтобы посмотреть, как поведет себя возбудитель болезни. Кроме того, анализ крови может определить, был ли данный пациент ранее инфицирован: тест выявляет антитела MERS-CoV.

Профессор Даниэль Люси (Daniel Lucey), инфекционист и микробиолог из школы медицины университета Джорджтаун, отмечает, что в категории риска, как и при других вирусных заболеваниях, оказываются люди с хроническими заболеваниями типа диабета, сердечники, астматики, пациенты старшего возраста, реципиенты при пересадке органов и все те, у кого ослаблена иммунная система. Специфического лечения MERS пока не существует, впрочем, этот коронавирус чувствителен к некоторым препаратам, которые используются при других вирусных инфекциях.

В качестве профилактики рекомендуются общегигиенические меры: чаще мыть руки с мылом, избегать больших скоплений людей, не входить в тесный контакт с теми, кто кашляет или чихает. Если появились симптомы, немедленно надеть маску, чтобы не заражать других. Поскольку мы еще мало знаем о штамме коронавируса, любые рекомендации считаются временными и могут быть изменены.

Вакцины против MERS пока не существует

Как считают авторы публикации в MIT Technology Review, разработку вакцины от MERS тормозит высокая цена исследований и сложность проведения клинических испытаний. Производство вакцины не поддерживается налоговыми скидками для фармакологических компаний и оказывается попросту невыгодным. Даже если эффективная формула лекарства найдена, реальная продолжительность цикла "от лаборатории до аптеки" занимает годы, а иногда даже десятилетия. Самый дорогой этап создания вакцины – клинические испытания, которые должны подтвердить не только ее эффективность, но и определить список побочных эффектов. На основании результатов исследований регуляторные органы принимают решение о допуске или недопуске препарата к клиническому использованию. Весь этот процесс, призванный обеспечить безопасность пациентов, чрезвычайно бюрократизирован и происходит очень медленно.

Пока вакцина пройдет все этапы испытания и согласования, вирус может попросту мутировать – и вся проделанная работа пойдет насмарку. К тому же жертв MERS пока еще в принципе не так много. А поскольку вирус быстро мутирует, финансовый риск подобных исследований и клинических тестов огромен.

Несмотря на эти экономические преграды, разработкой вакцины против MERS все же занимаются, например, фармацевтическая компания Novavax. Чтобы дать представление, как непросто создаются подобные препараты, достаточно сказать несколько слов о вакцине, которую пытаются создать в лаборатории Novavax. Сначала искусственно, химическим путем синтезируется ДНК вируса MERS. На следующем этапе используются клетки специально культивируемых насекомых, которые содержат протеины, аналогичные тем, что образует эта ДНК. Протеины группируются в наночастицы, которые и используются как вакцина.

Пока что вакцина Novavax способна генерировать антитела к MERS мышей, до проверки ее эффективности на человеке еще очень далеко.

Есть и другие исследования. Ученые из университета Пердью в американском штате Индиана выделили молекулярную структуру энзима папаин-протеазы (PLpro), которая играет важную роль в подавлении вируса SARS. Ученые предполагают, что Plpro может помочь и в создании вакцины против MERS.

Бывший директор национального института здравоохранения США, профессор Элиас Зерхуни, выступая в феврале этого года на всемирном инновационном саммите по вопросам здравоохранения в Дохе, сказал, что опасность таких инфекционных заболеваний, как MERS или Эбола, нельзя недооценивать, ведь человечество стало "одной глобальной деревней". Бояться нужно не самих вирусов, а того, с какой частотой появляются их новые варианты, и с какой легкостью они заражают многих людей, несмотря на современный уровень гигиены и медицины. "MERS или Эбола – это лишь верхушка айсберга, – сказал Зерхуни. – За последние 25 лет появилось около двух десятков зоонозных вирусных инфекций, угрожающих человеку. Вирусы мутируют, появляются все новые штаммы, и очевидно, что наш ответ на вспышки инфекций всегда запаздывает. Отчасти это объясняется необоснованной верой медиков в то, что опасные инфекционные заболевания побеждены раз и навсегда – мы перестали серьезно заниматься профилактикой. Другая причина в том, что международная интеграция в области здравоохранения в случае инфекционных эпидемий налажена слабо или вообще отсутствует".

Насколько велика реальная угроза?

Лоуренс Гостин считает, что MERS-CoV вряд ли может привести к мировой пандемии, поскольку этот вирус не очень легко передается, и его распространение легко контролировать, особенно в странах с развитой системой здравоохранения.

Несмотря на это, борьба с не ставшей, к счастью, слишком массовой эпидемией MERS в Южной Корее не обошлась без тех же ошибок, которые были допущены врачами и чиновниками по отношению к инфекции Эбола. На первом этапе население не располагало полной информацией о мерах профилактики, отчасти потому, что врачи сами не знали, что имеют дело с MERS, и не изолировали сразу таких больных. Затем, по мнению Лоуренса Гостина, полезные действия подменялись неоправданно жесткими запретительными мерами, вроде закрытия около двух тысяч учебных заведений, что скорее сеяло панику, чем было действительно необходимо. В итоге излишне жесткие меры были смягчены только после критики со стороны Всемирной организации здравоохранения. Низкая информированность, невежество и паника могут сыграть в распространении эпидемии едва ли не большую роль, чем сам вирус. 


Источник

12.07.2015


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Новосибирский Завод Специальных Изделий

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae