RSS Распечатать

Технологическое лидерство США: как оно устроено? Взгляд изнутри

Елена Гаврилова, консультант, бизнес-инкубатор «Ингрия»

В июне я вернулась с Professional Fellows Program – программы профессионального обмена в сфере инновационного предпринимательства, которая финансируетсяМинистерством иностранных дел США и администрируется Американскими Советами по международному образованию. Я стала одним из четырех российских участников (мы представляли Санкт-Петербург, Калининград, Новосибирск и Казань). Всего же на участие в программе заявку подавали более 2500 человек со всего мира, отобрано было – около 250. В рамках программы я шесть недель работала в бизнес-инкубатореEnterprise Works Chicago при University of Illinois at Chicago. Эта работа была во многом аналогична моей основной работе в «Ингрии» в Санкт-Петербурге. Также за все время пребывания в США я посетила огромное количество профильных организаций – исследовательских парков, инкубаторов, университетов Иллинойса. Хотела бы поделиться с читателями своим американским опытом, в том числе, рассказать о моем главном открытии (и основном разрушенном стереотипе) – инновации вне Кремниевой долины существуют!

Как привлечь на программу обмена лучших специалистов?

Программа международных визитов полностью бесплатная, подразумевает стажировку в инновационном предпринимательском секторе и предоставляет возможность молодым специалистам со всего мира повысить уровень собственного профессионального развития, поработав в организациях, связанных с развитием инноваций и предпринимательства в США.

Если вы думаете, что могут участвовать фаундеры стартапов – вы сильно ошибаетесь: программа не предусматривает участия предпринимателей и других лиц, связанных с работой в коммерческом секторе. Из четырех финалистов из России все были заняты либо в государственных инвестиционных фондах, либо в бизнес-инкубаторах, либо в соответствующих отделах университетов, которые занимались коммерциализацией инноваций.

Кандидатов много (где-то 10 человек на место), критерии отбора – жесткие. Например, мне пришлось проходить тест TOEFL специально для этой программы, поскольку у меня на полке не завалялось этого сертификата заранее, причем написать его нужно было не меньше, чем на 500 баллов. В заявке на участие я, как кандидат на поступление в какой-нибудь зарубежный МВА, должна была указать: как именно программа сможет способствовать моему дальнейшему карьерному и профессиональному росту, как я смогу применить полученный опыт в своей стране, чего жду от программы, какие цели перед собой ставлю. При этом нужно было обязательно приложить два рекомендательных письма от работодателя или партнеров. И, кстати, возраст мой должен был быть от 25 до 35 лет.

Как получить опыт иностранных коллег?

Обучения на программе как такового нет. Есть практика. Вы попадаете в компанию, аналогичную вашей, и… работаете. Единственный минус всей поездки – катастрофическая нехватка времени, потому что работать придется по 8 часов 5 дней в неделю. Предполагается, что вы изучите их методы работы, программы, стратегии, планы и т.д., чтобы потом применить в своей компании. С другой стороны, поделитесь своим опытом для того, чтобы американским коллегам помочь что-то улучшить, изменить, внедрить. Инкубатор EnterpriseWorks Chicago, куда меня определили, образовался только в декабре 2013 года. То есть проект совсем юный. Узнав, что моя компания существует уже более 10 лет, чикагские работодатели предложили мне амбициозную задачу – помочь им с формированием стратегического плана развития на ближайшие 3-5 лет.

Я помогла откорректировать стратегический план, рассказала о наших программах и методах работы, критериях отбора проектов, системах взаимодействия с менторами, инвесторами и крупным бизнесом – в целом, привнесла свежий взгляд. Но были свои сложности. Во-первых, российский инновационный сектор значительно отстает от Америки, места, где все зарождалось. У них есть то, чего пока нет у нас в России: отработаны четкие механизмы работы, в том числе как делать, за счет чего финансировать, как зарабатывать деньги, привлекать проекты и т.д. То есть инновационное предпринимательство – уже сформировавшаяся отрасль, высококонкурентная и сильноразвитая. При этом многие американские модели не всегда могут быть реализованы в России, например, практически вся инновационная инфраструктура существует на государственные гранты. Кроме того, у России меньше опыта; состояние, если брать инфраструктуру в целом, зачаточное. А еще чикагский инкубатор, где я работала, был, в первую очередь, ориентирован на биомедпроекты: фармацевтика, медицинские устройства, сервисы, связанные со здоровьем… Т.е., по сравнению с «Ингрией», – более узкая специализация, в которой у меня не так много опыта, поскольку у нас только начали появляться проекты из этой области, и их пока не так много. Поэтому у меня была отличная возможность что-то перенять, получить ценные знания и опыт.

Как создать инновационную экосистему?

Мне и Владимиру Волкову (участнику из Калининграда) с принимающими компаниями очень повезло. Он оказался в компании Illinois Science and Technology Coalition, тоже в Чикаго. У его компании была амбициозная цель, которую они уже начали реализовывать. Они хотели создать не просто единую карту (веб-сайт), на которой были бы перечислены все организации, так или иначе поддерживающие инновации в Чикаго, но и физически объединить их в клуб, чтобы все члены инновационной экосистемы могли активно взаимодействовать и помогать друг другу. Мы с Владимиром в полной мере ощутили это взаимодействие и помощь – наши чикагские работодатели сразу объединились и создали для нас целую программу. Используя свои связи, они назначили нам встречи с представителями организаций-участников инновационной инфраструктуры, а также визиты в ключевые компании и участие в релевантных мероприятиях. То есть, помимо основной работы, у нас фактически каждый день были дополнительные встречи с представителями технопарков, инкубаторов, инвестфондов, университетов и поездки в Центры проверки концепций, лаборатории и исследовательские парки. Иногда ездили в ближайшие пригороды Чикаго. Так, например, дорога до Урбана-Шампани, где находится Исследовательский парк, Университет Чикаго в Иллинойсе и «старший товарищ» моего инкубатора в одном лице, заняла более двух часов на машине. Было тяжело, но очень полезно. Как я потом узнала, мне очень повезло, потому что далеко не все принимающие компании работали с таким же энтузиазмом с участниками программы. У некоторых доходило чуть ли не до того, что их там вообще не ждали и не знали, что с ними делать. Или, например, в организации в это время планировались какие-то свои крупные мероприятия, и все силы были брошены на подготовку, а участникам профессионального обмена предлагали помочь с ксерокопиями и формированием папок, наряду со стажерами-студентами.

Как сплотить вокруг себя вузы, фонды, компании, менторов, стартапы?

Мы с Владимиром побывали в следующих организациях, формирующих инновационную экосистему Чикаго (и штата Иллинойс в целом): Технопарк Технологического института Иллинойса (Illinois Institute of Technology), Администрация Медицинского района Иллинойса, Офис управления технологиями при Университете Иллинойса в Чикаго, инвестиционный фонд Illinois Ventures, инкубатор Forest City в Скоки, Северо-Западный Университет, Kellogg School of Management, Министерство коммерции штата Иллинойс, Клуб инновационных менторов Чикаго, Центр инновационных технологий в Эванстоне, Администрация Чикаго, Офис инноваций и нового бизнеса (INVO), инкубатор «1871», Министерство Инноваций и Технологий, акселераторы TechStarts и TechNexus и другие. Подробно хотелось бы рассказать о двух из них:

Инкубатор «1871». История Великого Пожара в Чикаго в 1871 году – история не о пожаре, а о том, что произошло после: потрясающий момент объединения самых талантливых инженеров, архитекторов и изобретателей для постройки нового города. Их инновации, порождение их увлеченности и практического мастерства, создали не только Чикаго, а целый новый мир. То, что началось 140 лет назад, продолжается сегодня. Самые талантливые Digital-дизайнеры, инженеры и предприниматели создают новые технологии, разрушая старые бизнес-модели и определяя новые границы возможного. Именно такие люди и приходят в инкубатор «1871» для обмена идеями, ошибками, усиленной работы, создания собственного бизнеса и, при наличии удачи, изменения мира. По своей структуре «1871» неправительственный, некоммерческий, не аффилированный ни с каким вузом. При этом они умудряются сплачивать вокруг себя и вузы, и фонды, и крупные компании, и менторов, и, конечно, стартапы. В инкубаторе есть co-working для работы команд проектов – с нефиксированными и фиксированными рабочими местами, а также отдельные офисы. Офисы также арендуют различные организации (фонды, вузы, менторы, крупные компании), связанные с развитием стартапов, причем иногда несколько организаций могут делить один офис, потому что это экономичнее. Компании с готовностью открывают свои «представительства» в инкубаторе, чтобы быть ближе к стартапам, мероприятиям и партнерам. Кроме того, в «1871» существует «классная доска», на которой каждая из компаний указывает время присутствия ее представителя в инкубаторе, а стартапы могут записаться на аудиенцию с помощью веб-сервиса. К сожалению, у нас в России пока нигде ничего подобного нет.

Еще мне запомнилась поездка в Исследовательский парк Университета Иллинойса в Урбана-Шампейне. Примечательно то, что кампус университета настолько вырос за счет филиалов различных крупных компаний (Motorola, Yahoo! и т.д.), бизнес-инкубатора, исследовательского парка, а также оседания выпускников с семьями рядом с университетом, что превратился в небольшой город (Урбана-Шампань). Крупные компании располагаются в Технопарке по двум причинам: для получения доступа к неизбалованным, в отличие от Калифорнии, высококвалифицированным кадрам и доступа к новым исследовательским разработкам, которые осуществляются и в вузе, и в бизнес-инкубаторе. А также для доступа к лабораториям инкубатора и университета.

Как превратить ученого в R&D специалиста?

В российские инкубаторы в основном приходят два типа людей: программисты или инженеры. Обычно ни те, ни другие не имеют представления о бизнесе: как вести, развивать, выводить новый продукт на рынок. Они далеки от конечного потребителя, зациклены на своих разработках. Они изобретают ради изобретения и не видят практического применения своим идеям. То есть их изобретения и разработки могут быть действительно перспективными, но абсолютно оторванными от рынка.

Благодаря созданию инкубаторов при вузах, взращивание предпринимателей в Америке происходит еще со студенческой скамьи, грубо говоря, превращая просто ученого в R&D специалиста или ученого-предпринимателя. Курсы инновационного предпринимательства есть и в российских вузах, но в США они имеют большую практическую направленность, то есть на выходе мы получаем готовые бизнес-проекты, а иногда даже готовые бизнесы, которые студенты программы открывают на гранты университета, полученные во время обучения на программе (например, так делают Kellogg School of Management). Что еще интересно и отлично от российских реалий, при американских университетах есть, так называемые, офисы управления технологиями, которые занимаются защитой интеллектуальной собственности (ИС), начиная с результатов исследований для научной работы, заканчивая патентованием, сертификацией и лицензированием для продажи продуктов своего бизнеса крупным компаниям. Однако, функции этих офисов не ограничиваются только ИС. Если вы решили начать свой бизнес после окончания или во время учебы в вузе, они помогают вам попасть в бизнес-инкубатор, найти инвестиции, менторов и партнеров. Партнеры, кстати, находятся тут же (крупные high-tech компании). Вы к ним приходите не с сырой идеей, а спрописанным планом выхода на рынок, готовым и протестированным продуктом, всеми необходимыми лицензиями и сертификатами и т.д. То есть в США все необходимое для старта собственного бизнеса собрано в одном месте и очень грамотно организовано – нужно только захотеть этим воспользоваться!

Как избавиться от высокой текучки кадров?

Когда я узнала, что стала финалистом программы и что поеду в Чикаго, я сказала об этом своим коллегам. У людей округлялись глаза и они спрашивали: «В Чикаго? А что ты там будешь делать? Зачем ты туда едешь? Что там вообще есть?» То есть все люди, даже, в общем-то, совсем не далекие от инновационного бизнеса, находились во власти стереотипа, что все, что связано с инновациями в Америке, сосредоточено исключительно в Кремниевой долине. Но, на самом деле, в одном только Чикаго около пятидесяти организаций так или иначе связано с развитием стартапов.

Приехав в Америку, я узнала, что сейчас там существует тренд, что многие крупные компании либо уезжают из Кремниевой долины совсем, либо переносят свои головные представительства оттуда, оставляя лишь филиалы. Это связано с тем, что, во-первых, Калифорния – не самое дешевое место для жизни и расположения компании, потому что недвижимость там очень дорогая и для покупки, и для аренды. А вокруг раздутой популярности Долины цены на недвижимость, как и зарплаты (читай, запросы) сотрудников, продолжают расти в геометрической прогрессии и дальше. Во-вторых, высокая концентрация high-tech компаний создает большую текучку кадров. Все работодатели в Долине находятся в буквальном смысле в двух шагах друг от друга, поэтому люди в одной компании вообще не держатсядольше восьми месяцев.

Будущее российской стартап экосистемы

Я бы отметила в России следующие тенденции на ближайшие годы. Во-первых, формирование исследовательских парков вокруг университетов. Вузы стремятся открывать свои бизнес-инкубаторы, обрастать связями среди инвесторов и крупных компаний, организовывать процесс ведения инновационных проектов от момента их зарождения до коммерциализации. Во-вторых, будет появляться больше специализированных инфраструктурных организаций, которые заточены под определенную отрасль, например, медицина, строительство, финансы и т.д. У нас сейчас нарастает некая критическая масса, которая, достигнув своего апогея, разлетится на множество качественных и узконаправленных инвестиционных фондов и инкубаторов. В-третьих, говоря про инвестиции, стоит отметить, что если раньше все ориентировались на «быстрые» деньги, то сейчас всех привлекают «умные» деньги, когда стартап рассчитывает получить не только привлекательные инвестиции, но и какую-то экспертизу, связи.

В завершении статьи я бы хотела всех призвать: не упускайте свой шанс и ищите любые возможности для профессионального развития. Тем более, что сейчас очень много программ и грантов, и с каждым годом их становится все больше и больше. У меня участие в программе сформировало желание продолжить обучение – например, в магистратуре западного вуза, а также дало мне возможность по-новому взглянуть на мою работу и предложить ряд идей для запуска новых программ и коммерческих продуктов в инкубаторе. Теперь я знаю, как избежать определенных ошибок и достичь новых высот в карьере, бизнесе, а также для моей компании-работодателя и общества в целом.


Тематики: менеджментобразованиеинновации

27.10.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Новосибирский Завод Специальных Изделий

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae