RSS Распечатать

Что делать с мёртвым другом?

Потеря питомца – серьёзное психологическое испытание, особенно для детей. Поэтому хочется достойно проводить его в мир иной. Вряд ли у кого-то поднимется рука выбросить мёртвое животное на помойку. Завернуть в простыню или положить в пакет и скинуть в пластиковый контейнер. Всё-таки это друг…
Потеря питомца – серьёзное психологическое испытание, особенно для детей. Поэтому хочется достойно проводить его в мир иной. Вряд ли у кого-то поднимется рука выбросить мёртвое животное на помойку. Завернуть в простыню или положить в пакет и скинуть в пластиковый контейнер. Всё-таки это друг…
Хочется, чтобы всё было "по-человечески", в прямом и переносном смысле. Некоторые люди своих животных хоронят: почти во всех городах есть несанкционированные захоронения, известные в народе как кладбища домашних животных. Все они, как правило, секретные, потому что незаконные. Есть такие и в Кемерове. И знают о них далеко не все, даже старожилы. Разве что рассказывают друг другу сведущие владельцы домашних животных. Когда приходит время.
В центре города большого… кладбище друзей
Захоронения кошек и собак находятся прямо в центре города, в нескольких сотнях метров от КемГУ, через дорогу от ЗАГСа Центрального района. Это – берег Искитимки, напротив парка Жукова со стороны цирка.
Здесь летом – настоящие лесные заросли. Место дремучее и опасное: повсюду то ли заброшенные, то ли ещё действующие погреба, ямы из-под погребов, тут же – кострища отдыхающих кемеровчан – шашлычников и любителей выпить, кучи мусора, огромные овраги, плотный кустарник, крапива с человеческий рост и… могилы неизвестных зверушек. Ещё несколько лет назад казалось, что их больше: они явно выделялись среди кустов, например, были надгробия из перевёрнутых оцинкованных ванн для купания детей и банных шаек, теперь можно пройти мимо могилки домашнего питомца, наступить и не заметить. Всего лишь бугорок на пути, аккуратно обнесённый собранной здесь же галькой. Самые явные могилы, с надгробиями и надписями, можно встретить прямо напротив ЗАГСа за остановкой "Уралсиб", если спуститься к началу сосняка. Помимо безымянных животных, под деревянными крестиками здесь лежат, в том числе, Люся, что "была самой любимой", и Осман – лучший боксёр 90-х, у которого, если верить надгробию, 15 золотых медалей. Годы жизни на могильной плите не указаны. Где-то здесь несколько лет назад прямо с остановки можно было разглядеть могилу пса Бормана с каменным надгробием и столиком, теперь её не видать, видимо, заросла травой. Судя по тому, что свежие могилы не встречаются, это место давно не используется для захоронения: гораздо популярнее и известнее кладбище домашних животных в Шалготарьяне, у Кузбасского ботанического сада, за строящимся православным храмом. Здесь похоронены сотни зверушек. Судя по надгробиям, кладбище было основано неизвестными владельцами ещё в 90-е годы, если не раньше. Всё указывает на то, что на этом месте не только появляются свежие могилы, но и навещаются старые, а горы мусора говорят о том, что не все кемеровчане уважают родную природу. Летом кладбище скрыто от посторонних глаз высоченной травой, достигающей человеческого роста, но, если прогуляться вдоль него, можно разглядеть и могильные камни, и кресты, и оградки, и наткнуться на расчищенную от травы тропинку, ведущую к могилке. Ощущения, честно говоря, жутковатые, ведь, пробираясь сквозь эти заросли, ты рискуешь угодить ногой в неглубокую могилу или запнуться о покосившийся ржавый крест или часть ограды.
Все псы попадают в рай?
Многие могилы сделаны, скажем, по-человечески, но отличаются разве что размером. Есть и кованые оградки, и залитые бетоном или выложенные брусчаткой площадки, и столики со скамейками, и высаженные рядом деревья, и надгробия каменные, железные, деревянные, и православные кресты, и церковные свечки, печеньки и конфеты, стаканчики, оставшиеся от поминок, портреты в рамках, годы жизни и короткие эпитафии, миски, ошейники, игрушки… Всё указывает на то, что здесь похоронено близкое существо.
Муся, Джерри, пудель Юна, овчарка Багира, Джесси, Мусенька, Харсай-Зильбервальд, Гайда, Босик, Буся, Леся, Кузя, Сёма, Ваня… Всё это – имена друзей. Но подобное очеловечивание домашних животных не приветствуется ни властями, ни церковью. Существование таких кладбищ – незаконно и опасно. За нарушение ветеринарно-санитарных правил можно получить штраф от пятисот до тысячи рублей, а юридическим лицам – ещё больше. С точки зрения РПЦ, в отличие от человека, животные обладают смертной душой. Если и есть она у пса, то с его гибелью перестаёт существовать, не имея возможности соединиться с Создателем, поэтому все эти человеческие обряды вроде поминок, по меньшей мере, бессмысленны. А ставить православный крест на могилу пса!? Так это кощунство! Кресты ставят только на могилы крещёных людей: в этом есть сакральный смысл.
В общем, псы после смерти в рай точно не попадают, в отличие от героев известного детского мультика.
У кошки - 9 жизней, но коротких
Тем временем, проблема приобретает более массовый характер: город растёт, вместе с ним растёт и количество владельцев домашних животных, среди которых – уже не только привычные кошки и собаки. Всё большую популярность у кемеровчан приобретают, к примеру, хорьки. К сожалению, четвероногие друзья умирают рано, как бы ни шутили насчёт жизнеспособности кошек, дескать, у них 9 жизней, летоисчисление возраста у четвероногих идёт 1 год к 7 человеческим, поэтому в среднем кошки живут 15-17 лет, иногда – дольше, а собаки, в зависимости от породы, – 10-15 лет. И это при условии, что за животными ухаживают, хорошо кормят, вовремя прививают, лечат от различных хворей и вообще следят за их здоровьем и благополучием.
Самый простой способ избавиться от трупа – выбросить на свалку. Но этого делать нельзя: опасно для окружающих, да и сулит проблемы, если вы будете схвачены. Так куда же деть мёртвого друга, не нарушая закона и душевного равновесия? В идеале после кончины питомца владелец должен обратиться в местную ветстанцию, сотрудники которой выяснят причину смерти и выдадут разрешение на утилизацию или кремацию. В Кемеровской межобластной ветеринарной лаборатории после вскрытия кремируют тут же, но это не является одним из основных видов деятельности этой организации, поэтому везти туда своего мёртвого зверя не стоит, если нет подозрений на то, что он умер по неочевидным причинам или вследствие потенциально опасной болезни. – Честно говоря, у меня самой две собаки лежат на кладбище в Шалготарьяне, а куда их ещё девать? – рассказывает замдиректора Кемеровской межобластной ветеринарной лаборатории Наталья Лобас. – Если с тобой собака прожила 10-12 лет, то просто выбросить её на помойку рука не поднимается.
Лаборатория с 1964 года стоит на страже здоровья горожан. Занимается она, в том числе, исследованием трупов животных на предмет опасных заболеваний.
– У нас тут есть трупосжигательная печь, в которой мы сжигаем тела после вскрытия, – продолжает Наталья Лобас. – Например, вот собак с огнестрельными ранениями привозят или от полиции, или жертв жестокого обращения с животными, или после операции животное погибло, и его к нам везут, чтобы сделать акт вскрытия. Если материал опасный, то он автоклавируется (это обработка паром под высоким давлением при температуре 120 градусов), а затем сжигается. Если говорить о трупах домашних животных, то собаки не болеют опасными болезнями. Бешенство, например, передаётся только через укус, и из земли оно не поскачет по полям. Вот лисицы в этом плане опасны: они – массовые переносчики.
По словам Натальи Борисовны, домашнее животное уж лучше похоронить, пусть и незаконно, ведь его всё равно куда-то нужно деть. Но, с другой стороны, трупный яд может попасть в подпочвенные воды.
– Тут мёртвые кошки и собаки лежат, и тут же водичка вытекает, какой-нибудь источник, который люди боготворят и пьют оттуда воду. Вот это опасно, да. К тому же, судя по всему, кладбище в Шалготарьяне попадёт в зону застройки. Да, несанкционированные кладбища незаконны, но ведь, по отношению к животным, и старикам можно судить о зрелости общества, – продолжает Наталья Лобас. – Если вам говорят: "притащи свою собаку, и мы её скинем в яму Беккари"… Представьте, такое сказать старушке, которая хоронит своего пса, если ближе и родней у неё больше нет существа!
Для справки: яма Беккари (биотермическая яма, пирятинская яма, чешская яма) – сооружение для обезвреживания трупов животных. Строится по типовому проекту из влаго– и термоустойчивого материала, имеет герметичную крышку и отверстия для притока воздуха. Через 20 суток после загрузки трупами температура в камере поднимается до 65° С. Процесс разложения трупов заканчивается за 35-40 суток с образованием однородного, не имеющего запаха, компоста.
В том случае, если животное заражено сибирской язвой, его хоронят в скотомогильнике, но это – уже другая история. Биотермические ямы имеют значительное преимущество перед скотомогильниками, так как обеспечивают быструю гибель многих микробов.
В Кемерове ямой Беккари, которая находится на городской свалке, заведует МП "Спецавтохозяйство", и фотографировать нам её не разрешили.
Отношение к утилизации домашних животных в этой организации вообще какое-то странное и противоречивое. Согласно информации на официальном сайте, МП "Спецавтохозяйство" занимается так называемой "иммобилизацией" (синоним слова "обездвиживание") дворняг и "отловом агрессивных безнадзорных животных, представляющих угрозу для жизни и здоровья людей". О дальнейшей их судьбе на сайте не сообщается, но раздражённый женский голос по телефону заявил, что в свою яму Беккари они скидывают только мёртвых бродячих и тех, что отлавливают, а вот домашних животных от населения они на утилизацию не принимают. На вопрос, куда же тогда деть мёртвую домашнюю собаку, женщина гаркнула: "В огороде закопайте!", и повесила трубку.
При этом, по телефону "приёмной", где мы пытались получить и не получили разрешение на съёмку, мужской голос ответил, что в яму они всё-таки домашних животных принимают, но только через лабораторию и приюты. В процессе дальнейшего разговора стали выясняться и другие подробности: представитель "САХ" заверил, что их специалисты даже по звонку могут приехать на дом и забрать труп животного. На вопрос, можем ли мы обнародовать данную информацию и тем самым разрекламировать эту, кстати говоря, бесплатную услугу, мужчина, немного подумав, ответил: "В принципе, можете".
В общем, нет в кемеровском "Спецавтохозяйстве" сладу: в отделе отлова бродячих животных советуют закапывать в огороде, а в приёмной уверяют, что они даже сами приезжают и забирают, правда, данная информация на сайте не отражена. Возможно, данный вид услуг и прописан в каких-нибудь правилах работы или должностных обязанностях данного муниципального предприятия. Возможно! Но об этом "САХ" предпочитает не распространяться.
Между тем, думается, что утилизация в яме Беккари – самый доступный и верный с точки зрения правил и законов способ избавиться от трупа четвероногого друга. Проблему бы, конечно, решило обустройство официального городского кладбища для домашних животных, но его организация и содержание наверняка выйдет слишком дорого для городских властей.
– Думаю, надо взывать к властям, чтобы выделили участок, чтобы там всё было цивилизованно, – считает замдиректора Кемеровской межобластной ветеринарной лаборатории Наталья Лобас. – На самом деле, нам тоже сдают на утилизацию трупы домашних животных, но очень редко. У нас нет необходимых мощностей, но, если уж добрался до нас человек, услугу окажем: в зависимости от веса животного сожжение стоит от 250 до 300-400 рублей. Сюда входит стоимость расходного материала и т.п. Но особо рекламировать нас в этом контексте не стоит: в первую очередь мы занимаемся исследованиями. Однако есть ещё один способ решить проблему. У нас в городе существует организация, которая занимается кремацией домашних животных. Частная фирма. Они приезжают и забирают тело, потом его сжигают, а пепел отдают, наверное. Мы ничего не выдаём: не имеем права.
Всё как у людей!
Некоторое время назад в городе наконец-то появилась цивилизованная альтернатива помойке, яме и незаконным захоронениям – настоящие крематории для домашних животных, оказывающие услугу утилизации, но, разумеется, на коммерческой основе.
Например, с апреля 2013 года в Кемерове работает служба кремации "Феникс" с эко-крематорием, температура горения в котором составляет 750-900 градусов, что позволяет полностью обезвредить останки. Это – единственная организация в городе, которая не только сжигает тело, но и оказывает спектр ритуальных услуг с обязательной выдачей сертификата о кремации. Например, общая кремация без выдачи праха стоит от 400 до 2.400 рублей в зависимости от веса, а индивидуальная – уже 3.500 рублей, зато можно забрать прах в выбранной вами урне и распорядиться им по собственному усмотрению.
По словам владелицы "Феникса" Елены Соколовой, в городе, помимо её фирмы, есть ещё две частные организации, занимающиеся утилизацией мёртвых домашних питомцев, но они ограничиваются обыкновенным сжиганием трупов – без ритуальных услуг.
– Люди, которые к нам обращаются, очень нам благодарны. Например, живёт у бабульки овчарка, умирает, а куда она её сама денет? Звонит нам. А есть люди, которые пишут на нас, жалуются, дескать, атмосферу засоряем, а у нас в печи – газовая горелка, – выбросов и вреда практически нет, по санитарным нормам можно в городе стоять, а мы даже в промзоне находимся. Если рассказывать о самом ритуале, то это происходит так: мы приезжаем по звонку, забираем мёртвое животное, загружаем в печь, включаем её и уезжаем. Весь процесс автоматизирован и длится 4 часа, из которых непосредственно кремация занимает 1-1,5 часа. Присутствие владельцев необязательно, по желанию можем записать видео кремации, в будущем планируем делать онлайн-трансляции. Опять же (по желанию) прах засыпаем в урну и выдаём. В общем, всё как у людей!
По словам Елены, этот необычный бизнес – их с мужем семейное дело, которое они пытаются продвигать в массы всеми возможными способами, но из-за своеобразия услуги делать это весьма сложно.
– Пока спрос небольшой, так как очень сложно с рекламой: баннер не повесишь, надписи на машинах не разместишь, объявления в газетах, журналах наших услуг выглядят, мягко говоря, невесело. Тем не менее, сейчас мы переезжаем, и после переезда хотим запустить активную рекламу. Наша работа – сезонная, а сейчас как раз наступает сезон – с октября по апрель: летом все закапывают, процентов 80, а вот зимой, когда снег и мёрзлая земля, спрос значительно увеличивается: каждый день по 2-3 звонка, летом всё печальнее – от 2 до 5 звонков в месяц.
Выходит, что ответственность за утилизацию мёртвых домашних животных никто не несёт: в яму Беккари, может быть, и принимают, но узнать об этом не представляется возможным, официального кладбища в Кемерове нет, любые захоронения в городе незаконны и опасны, в мусорный контейнер тело выбрасывать нельзя, а услуги частных крематориев тоже не панацея – по тем или иным причинам пользуются ими далеко не все. Получается, это – огромное белое пятно в жизнеустройстве областного центра с полумиллионным населением, в котором ежедневно рождаются и умирают десятки четвероногих друзей. Не стоит забывать, что мы в ответе за тех, кого приручили... до самого конца!
Источник: vse42.ru


Тематики: смерть животныхкладбище домашних животныхкремацияпохоронное дело

03.09.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Новосибирский Завод Специальных Изделий

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae