Дагестанская правда. Как похороны превращаются в бизнес-индустрию

16.11.2018
Дагестанская правда. Как похороны превращаются в бизнес-индустрию
Похороны согласно «дедовским традициям», проходящие в наших городах и сёлах, давно превратились в набор обычаев, так же тщательно и ревностно оберегаемых, как и ядерные технологии ведущих стран мира.



И всё бы ничего, если бы они несли под собой какой-нибудь разумный подтекст. Но чаще всего главным аргументом к их исполнению является людская молва.

А что люди скажут?

Если мы не будем «хорошо» оплакивать умершего, люди подумают, что мы не опечалены. Если мы не раздадим «нормально» садака и не накроем «как следует» стол, знакомые скажут, что мы не любили покойного…

Таких «если» много. Главное в таком случае понять, что действительно хорошо, а что – просто показуха. Ситуация доходит до абсурда. Страна полна историй, когда на похороны закупаются целые грузовики с продуктами, вплоть до ананасов, нанимаются специальные плакальщицы, распиваются алкогольные напитки, покупаются дорогущие надгробные памятники.


О том, как правильно выразить соболезнование и раздать садака (милостыню), на что запрещено тратить деньги умершего, стоит ли платить за похоронные услуги, и о многом другом мы беседуем с учёным-богословом Абдуллахаджи Хидирбековым (на снимке).

– На похороны обычно съезжается много народу. Это родственники, друзья, односельчане, коллеги по работе и просто знакомые. Всех надо встретить, еду на всех приготовить, место для та’зията организовать, потом пакеты с садака раздать. В этой суматохе семья покойного даже не успевает осознать произошедшее. Как поступить в таком случае?

– После смерти человека наша религия — ислам — требует совершить четыре вещи: омыть человека, завернуть его в саван, прочитать над ним заупокойную молитву и похоронить. Пока это не сделано, все соседи, дальние родственники должны содействовать семье покойного в этом.

Родственникам следует помочь и в том, чтобы готовить еду для семьи покойного в эти дни. После похорон мужчины возвращаются в дом умершего, чтобы несколько дней стоять на улице. Это из ряда вон выходящий, ненужный обычай, который, к сожалению, имеет место. Если мы откажемся от него – нам будет легче, народу будет легче. Ведь мы знаем: когда люди стоят таким образом несколько дней – ни один человек не делает этого по собственному желанию. Все стоят, боясь мнения других людей, порицания с их стороны. Причём считается недостаточно стоять на та’зияте. Этих людей ещё и кормят, и поят. А откуда взять деньги на эти расходы? Или должны родственники раскошелиться, или покойный должен был оставить завещание…

– Говоря о расходах, имамы нередко советуют ограничить размер садака на похоронах. А почему нельзя раздавать столько милостыни, сколько захочется?

– Вот почему. У меня был случай в личной практике. К нам пришла молодая женщина и, плача, поведала: «Умер мой молодой муж, оставив детей сиротами. Родственники мужа требуют от меня, чтобы я установила большой гранитный надгробный камень на могиле супруга ценой 80 тысяч рублей». Это теми ещё деньгами, сейчас он стоит дороже. «Я взяла на себя все расходы, нашла деньги, кормила и поила в течение недели всех родственников, которые приходили на соболезнование. Сейчас я вся в долгах. А мне говорят: «Тебе муж оставил детей, оставил квартиру, у тебя нет совести, как тебе не стыдно. Достань из-под земли деньги и поставь надгробный камень».

Такие вещи в исламе не поощряются. Многие думают, что у нас, как в светских законах, человек, оставляя завещание, имеет право всё своё имущество раздать так, как он сам захочет. Это не так. Уже в Коране Всевышний Аллах определил каждому наследнику долю, кроме 1/3 части.

Если в завещании указывается: «Я хочу, чтобы после моей смерти вы зарезали корову, чтобы вы раздали что-то бедным, кормили гостей», — это другое дело. Но из этого сделали обычай. В связи с чем те, кто не может себе этого позволить, вынуждены равняться на других, более обеспеченных, дабы их не осудили люди. Вот это плохо.

Поэтому имамы, устанавливая в своих населённых пунктах общие правила для всех, говорят: «Сегодня есть богатые и бедные, и я не могу богатому разрешить всё, что он хочет и может делать, а бедному – запретить. Всё равно людские языки будут осуждать тех, кто не может «как все». И бедные вынуждены будут из кожи вон лезть, чтобы равняться на своих обеспеченных земляков».

В таком случае имам населённого пункта или в целом муфтият устанавливают общие для всех правила. Например, после смерти человека больше трёх дней не собираться, не нужно резать коров, раздавать огромную милостыню и устраивать пир на весь мир. Жители села или города обязаны следовать этому указанию имама.

– Тем не менее бывает, что не все соглашаются с установлением имама. «А что люди потом скажут? – начинают некоторые оправдываться. — Если мы, родственники, не организуем хорошее угощение и не сделаем «нормальный» пакет (садака), нас будут упрекать, скажут, что просто закопали покойного и даже нормальных похорон не провели. Зачем нам эти лишние разговоры?» – возмущаются они.

– Действительно, эти разговоры нам абсолютно не нужны. Однако в каждый дом приходит смерть. Все рано или поздно умирают. Каждый должен подумать: вот умрут мои мать или отец, что будем делать?

Если у нас возникает вопрос в какой-то светской части, мы идём к врачу, инженеру, юристу, архитектору. Если человек не знает канонов религии, нужно обратиться к имаму. Если так поступать, все эти «разговоры» закончатся.

Мы должны знать и понимать, что если мы ради кого-то, не ради Всевышнего Аллаха, сделаем садака, вознаграждения не будет! Это останется показухой, сделанной ради того, чтобы люди сказали: «Вот хорошо похоронили». Мы помним, как в советское время, когда после похорон делали мавлиды и давали пришедшим носки, люди радовались. «Ого, носки дали», – говорили. Сейчас если даже полный пакет в качестве садака дадут – всё равно недовольны. «Постоянно сахар, мука, зачем это нужно?» – так уже говорят. Деньги хотят. Если мы сегодня это не остановим – завтра будет хуже. Завтра ещё больше потребуют. И получится целая индустрия. Появятся люди, которые будут специально приезжать на похороны, жить и зарабатывать на этом.

Для тех лиц, которые ищут изъяны, недостатки в нас и нашей религии, всё это впоследствии станет поводом для того, чтобы упрекать мусульман.

– Но, допустим, человек говорит: «Нас так поступать учили наши предки, бабушки и дедушки. Почему мы должны отказываться от традиций предков? Ваххабиты тоже так говорили, что не нужно делать садака.

– Ваххабитов я не буду сейчас обсуждать. Лучше поговорим о нас. Если мы искренне делаем садака, не надо связывать его с каким-то числом. Сделай сегодня, зачем откладывать на 40 дней? Сделай завтра, если есть возможность.

– Иногда человек соглашается со всеми доводами имама, но, всё ещё колеблясь, спрашивает: «Почему мы первые должны отказаться от адатов, почему именно с нас это нужно начинать?»

– Нет, почему первые? Например, в Махачкале или Каспийске они далеко не первыми будут и даже не десятыми или сотыми.

Здесь есть такой важный момент. Если посмотреть на наши кладбища, то можно заметить, что они молодеют. Молодые умирают. У них остаются несовершеннолетние дети. И если покойный не оставил завещания, то, согласно шариату, практически всё имущество переходит к детям. Некоторая часть остаётся родителям (если они есть) и супруге.

Вот здесь есть очень опасный момент. Если уполномоченный организовать похороны родственник – тот же дедушка, например, этих детей, оставшихся без отца, – ради соблюдения адатов и с целью избежать людской молвы начнёт расходовать на выполнение обычаев средства, оставшиеся этим детям, – он попадает в категорию людей, которые присваивают имущество сирот. Это большой грех.

– А на что лучше потратить деньги умершего?

— Следует обратить внимание на его долги. Вернуть, если они были. А потом только смотрят, есть ли у покойного завещание или нет. Если есть после того, как отдали долги, ещё средства, тогда их тратят на исполнение завещания.

Например, некоторые пишут: «Сделайте после моей смерти мавлид на третий день, зарежьте корову (для раздачи мяса)» и т.д. Недавно я сам такое читал. Человек написал: «В первый же день зарежьте корову и на третий день зарежьте корову, и на 40-й день тоже зарежьте». Родственники пришли и говорят мне: «Сейчас проблема найти корову, нельзя просто пойти на рынок и купить мяса?»

Представьте себе, человек озадачил после своей смерти родных и близких, которые вместо того, чтобы принимать соболезнования от родственников, вынуждены искать корову!

– Женщины очень эмоционально оплакивают умершего, а после начинают обсуждать, кто делал это искренне, а кто напоказ. Как отличить, кто «хорошо», а кто «плохо» плачет на похоронах?

– Нам вообще не нужно различать, кто «хорошо» и кто «плохо» плачет. Фальшивый плач – это ненужная вещь. Это не поощряется, а порицается. Бывают адаты, когда мужчину обязывают подойти к женщинам и там заплакать. Если он не заплачет, люди начинают его осуждать.

Этих вещей нет в исламе. Если человек искренне прослезился во время похорон или после них, то это нормально. Но рыдать, громко плакать, рвать одежду категорически запрещается. А фальшивая вещь нигде не поощряется. Это рия (показуха), за которую Всевышний может сильно наказать.

– Возникают вопросы, кто должен копать могилу и как вознаградить тех, кто этим занимается.

– Люди думают, что если человек умер, то подготовка и совершение всех похоронных обрядов должны быть бесплатны. Это неправильно.

Допустим, омыть человека – очень сложная работа, и мало кто готов этим заниматься. Отказываются родственники, даже родной сын. Бывает, приглашаешь родственника – заходи, пожалуйста, помоги омыть. Нет, он брезгует, говорит: не могу.

Эта работа считается очень сложной. Наши братья, которые ею заняты, проявляют скромность, никогда не называют определённую цену. Я ещё не видел, чтобы в Дагестане говорили: вот столько мне дайте, а если не дадите – я не омою. Но мы должны понимать, что это сложная работа, и чем кому-то раздавать пакеты с садака, лучше побольше отдать омывающему. Если ты его поощришь, у него появится больше желания помогать людям, ведь у него тоже есть семья, дети. Он все свои дела оставляет, приходит, моет твоего родственника…

Здесь не нужно проявлять скупость или не давать ничего из-за того, что никто не видит, сколько ты даёшь или не даёшь вообще. Если бы это делалось публично, то омывающим раздавали бы самые большие пакеты. Ещё раз говорю: в этом деле скупость проявлять не нужно.

Во всех центральных мечетях есть специальные комнаты для мытья покойника. Днём и ночью они открыты. Ключ находится у сторожа. Любой человек может этой комнатой воспользоваться. У нас в Дагестане нет таких условий, что обязательно работник мечети должен мыть усопшего.

Но если ты не хочешь этого делать, не хочешь мыть аврат своего отца, тогда будь добр – плати. Заплати так, чтобы и тебе было вознаграждение, и тот работник был рад и не думал о тебе плохо. Таково моё мнение, я везде об этом говорю.

Насчёт копания могилы – то же самое. Часто можно услышать жалобы, что места продают на кладбищах. Нет, места не продают. У нас продаваемых мест нет. Просто бывает так, что какой-то человек, который не сталкивался с такой ситуацией, не знает, как всё это надо делать, приходит и говорит: «Мне отца надо похоронить, дайте мне хорошее место», имея в виду готовую, выкопанную могилу, с плитами, и ещё вдобавок ждёт, что кто-то всё сделает, а он будет просто стоять и смотреть. Вот такое бывает у некоторых понимание.

– А какой надгробный памятник лучше установить?

– Надгробный камень нужен, чтобы человек знал, где похоронен его родственник, дабы, посещая кладбище, мог приветствовать умершего.

Но сегодня мы превращаем могилу в целый мавзолей. Некоторые заранее пытаются занять себе место, ставят на могилах большие чёрные гранитные камни за 100–150 тысяч рублей.

Поэтому, когда нас спрашивают, мы говорим: сделайте надгробный камень из обычного пиленого камня высотой примерно в 1 метр. Напишите на нём имя покойного, его отца, фамилию. Не нужно никаких картинок, фотографий и скульптур…

– Вы сказали, что заранее нельзя «бронировать» место на кладбище…

– Конечно. Был случай, о котором рассказал мне друг. Он шёл по кладбищу и увидел, как знакомые копают могилу. А один сурового вида аксакал сидел рядом и смотрел. Друг подошёл к ним, хотел выразить соболезнование.

«Соболезную, – говорит. – Для кого копаете?». Оказалось, для этого пожилого человека. Выкопали, подготовили и оградили место. А это категорически запрещено делать, ведь это общественная земля. Никто не имеет права на ней заранее себе что-то «бронировать».

– А если человек купил эту землю?

– Он не может купить общественную, вакуфную землю. Она не продаётся. Если он хочет, чтобы его похоронили где-нибудь у него в огороде, то пожалуйста. Пусть делает там, что хочет.

— И еще вопрос. Абдуллахаджи, подскажите, сколько раз нужно поднять носилки с умершим?

– Мне было 17 лет, когда я впервые увидел такое: вынесли покойного и начали носилки с ним опускать и поднимать. Я спросил: «Что вы делаете?» – «Это, чтобы его грехи выпали», – сказали мне. Ничего подобного нет в исламе!

– Значит, можно не поднимать?

– Нельзя так поднимать и опускать. Если человек делает это с мыслью, что в этом есть какая-то польза, то он создаёт то, чего нет в исламе. Видя такое, мы должны сказать: «Либо покажите, где об этом написано в книгах, либо, если нет, прекратите это делать».

Бывает, один какой-то «домашний мулла» что-то выдумал от себя, а другие увидели и сделали это обычаем. К сожалению, мы можем наблюдать немало таких вещей.

Автор: Саидмухаммад Курбанов, газета Ас-Салам, №21, 1.11.2018 г.    
          Выпуск: №№ 298-299
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика