Беларусь. Вечерний Бобруйск. «Никто с похорон не убегал». Смех и слезы рабочего ритуальных услуг

05.10.2019
Беларусь. Вечерний Бобруйск. «Никто с похорон не убегал». Смех и слезы рабочего ритуальных услуг

Alexey Egorov. Digital Artist. Yakutsk, Russia. Фото с сайта  https://www.artstation.com/Air-66


45-летний бобруйчанин Сергей работает на одном из частных ритуальных предприятий. Он рассказал, что самое трудное в его профессии, почему иногда на похоронах хочется смеяться и сколько можно заработать в этой сфере.

Обязанности

В обязанности рабочего ритуальных услуг входит полное сопровождение похорон (вынос, помыв тела, копка ямы, захоронение).

– Обычно нам заказывают – забрать тело покойного из морга, доставить его домой, помыть, переодеть, – рассказывает Сергей. – Моем усопшего прямо в комнате тряпкой, водой и мылом. Старую одежду, белье разрезаем, снимаем, складываем в пакет. Потом надеваем чистое белье и одежду. Обычно их дают родные или привозим с собой. Иногда эту процедуру делают сами родственники, но чаще эту услугу заказывают нам.

Вечером и ночью проходит прощание родных с умершим, а на следующий день с ним снова работают ритуальщики:

– Мы его забираем, доставляем на кладбище и хороним. Яму копаем заранее. Наша территория – кладбища в Березовичах и других деревнях района. Насколько мне известно, городские кладбища – это прерогатива государственной ритуальной службы.

Еще оббиваем гробы тканью, нам их привозят уже сбитыми из дерева. Иногда помогаю благоустраивать могилы: залить бетоном или выложить плиткой, установить памятники, кресты.

Самое трудное

Мужчина говорит, что самое трудное в его работе – поднимать тяжелое тело на верхние этажи. Гроб несут втроем-вчетвером. Он не всегда помещается в лифт, потому часто приходится подниматься с ним пешком:

– Говорят, что тело человека после смерти становится легче на несколько грамм, но нам от этого не легче. Вот недавно хоронили женщину, которая весила около 150 килограмм...

Особенно неудобно поднимать гроб в домах старой планировки: лестничные пролеты узкие, развернуться сложно, войти в квартиру невозможно. Тогда рабочие перекладывают умершего на простыню, заносят в дом, а потом снова кладут в гроб.

Неприятно бывает мыть тело, когда оно долго пролежало и начинает разлагаться, издавая соответствующий запах:

– Как-то мыли бабушку, которая пролежала мертвой больше суток дома одна, пока ее не обнаружили родные. А была жара... Мы, вроде, привыкли, но тут начинало подташнивать.

– Трудно копать могилу, когда земля глинистая, приходится ее топором рубить, – продолжает Сергей. – Если на копку могилы в песчаной земле уходит около часа, то на глинистую – два с половиной. Не по себе становится, когда копаешь яму на старом деревенском кладбище и натыкаешься на старые захоронения, о которых давно все забыли: то кости человеческие выкопаешь, то череп…

Слез не сдержать

– Морально трудно мне было первое время, потом привыкаешь. Но сохранять хладнокровие, когда родители хоронят своих детей, невозможно, – признается Сергей. – Столько слез, что самому хочется заплакать. Недавно парня хоронили, которого машина сбила на дороге, ему было 28 лет. Рядом стоял мужчина, смотрел, как я яму копаю. Потом говорит: «Как жить дальше?» Я понял, что это отец погибшего. В такой ситуации не знаешь, что сказать.

Этим летом хоронили молодую женщину 36 лет, у нее двое детей осталось. Говорят, сильно выпивала в последнее время. Мать ее так плакала на кладбище, что у меня самого душа разрывалась.

Сергей говорит, что при устройстве на работу руководство ритуального предприятия обычно сразу объясняет людям, что их ожидает. Потому те, кто не переносит вид или запаха трупов, сразу отказываются. Некоторые соглашаются работать только на благоустройстве могил и просят не привлекать их к работам, где нужно иметь дело непосредственно с умершими. Остальные, как правило, привыкают. «Никто пока не терял сознание и не убегал с похорон», – усмехается мой собеседник.

Кстати, ритуальщики обычно работают, как врачи, в одноразовых резиновых перчатках. А если от трупа исходит запах, тогда еще и марлевые повязки на лицо надевают.

Смех как защитная реакция

Как это ни парадоксально, говорит Сергей, но иногда на похоронах случаются шутливые ситуации. Часто хочется смеяться именно тогда, когда внутри испытываешь стресс – защитная реакция, что ли.

– Бывало, например, такое: заносим с коллегой гроб с телом бабушки в комнату, он не проходит в узкую дверь, наклоняем его боком. Делаем это аккуратно, чтобы тело усопшей не выпало. Мой напарник тихо говорит мне: «Сергей, держи бабушку за грудь!». Непроизвольно обоим от сказанного смешно, но сдерживаемся.

А однажды родственники умершей назвали неверный адрес, куда доставлять тело. Видимо, сильно переживали, да вся эта суета. Мы уже были в пути, когда нам из конторы сообщили, что немного ошиблись. Хорошо еще, что родные по ошибке сказали адрес своего второго дома, который находится рядом, а не кого-то из соседей, а то был бы кому-то «сюрприз». Хотя такое практически исключено: все уточняется, делаются предварительные звонки родственникам.

Зарплата

В среднем заработок рабочего ритуальных услуг на предприятии, где работает Сергей – 600 рублей. Рабочий день, как у всех, с 9.00 до 18.00.

– Но при необходимости вызывают в любое время суток, – дополняет собеседник. – Если, например, человек умер дома вечером или ночью, криминальные версии его смерти исключены, и родственники хотят все сделать по-быстрому. Потому мобильный телефон всегда рядом с нами. А когда нет похорон, тогда и дают возможность отдохнуть. В среднем – одни похороны в день, но может быть и три, и ни одних.

Зарплата начисляется за отработанные часы и виды работ. Кстати, говорит Сергей, в деревнях сохранилась традиция давать ритуальным рабочим, которые копают могилу, бутылку водки. ритуальщики относятся к этому как к премии в виде «жидкой валюты».

– Но мы, конечно, сами не просим об этом и не намекаем, – добавляет он.

Как работа повлияла на мировоззрение

Мой собеседник признается: такая специфическая работа изменила его мировоззрение и отношение к жизни.

– Мне сейчас еще больше хочется жить. Обычно ведь люди думают, что смерть – это что-то далекое, и именно к ним она придет не скоро. А на самом деле никто ее не ждет, но она так близко. Нередко вижу, что из жизни уходят молодые, которые наверняка строили планы, надеялись, что все у них еще впереди. Сейчас я больше переживаю за своих близких людей, еще больше их люблю, ценю и берегу.


Автор Ирина СЕВЕРНАЯ. 

                                                                                                          Картинки по запросу bobruisk.ru
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика