Мертвый и полезный: погребальный хай-тек, аквакремация, ужин для зверей и другие советы от Кейтлин Даути

15.07.2019
Мертвый и полезный: погребальный хай-тек, аквакремация, ужин для зверей и другие советы от Кейтлин Даути

twitter@TheGoodDeath. Все фото с сайта https://saltmag.ru/society/social-issue/1321-tsifrovye-nadgrobja-schelochnaja-vanna-i-korm-dlja-hischnikov-kak-umeret-krasivo-i-s-polzoj-dlja-okruzhajuschih/

 


В Москве на Moscow Urban Fest выступила кумир прогрессивной молодежи — Кейтлин Даути. Это человек, который имеет полное право на черный юмор, и надо сказать — отменный, потому что она — директор похоронного бюро, эко-активист, реформатор индустрии смерти и автор книг о том, каким позитивным может быть уход в мир иной, если не замыкаться на стереотипах или не быть эгоистом. В сентябре 2019 Кейтлин выпустит третью книгу «Will My Cat Eat My Eyeballs?» («Съест ли моя кошка мои глазные яблоки?»), которая будет посвящена животрепещущей теме: как объяснить своим детям, что такое смерть и почему тело не вечно.

Как построить карьеру гробовщика и начать говорить о смерти?

«Знаете, сколько стоит место на вашем Ваганьковском кладбище? 2 млн рублей! Как думаете, это нормально?» — начала встречу с москвичами Кейтлин. Действительно, на первый взгляд покупка клочка земли, который никак тебе при жизни не пригодится, а главное — не принесет пользы и другим, выглядит полным абсурдом. Тем не менее на этом абсурде базируется вся западная система погребальных ценностей, особенно ее экономический аспект. Кейтлин в этом смысле человек невыгодный — она слегка подрывает устои западной экономики. Но вместе с тем она — человек прогрессивный, настолько, что у ротшильдов не поднимается рука для расправы — пусть себе внедряет свои смешные инновации. А что же тем временем делает Кейтлин?

undefined


twitter@TheGoodDeath

Кейтлин Даути родилась на Гавайях, в том же роддоме, что и Обама. В детстве она стала свидетелем, как мальчик в торговом центре упал с балкона и разбился. После она начала панически бояться смерти и того, что это может случиться с ней или ее родными. Позднее этот страх перешел почти в страсть — она получила степень бакалавра по макабрической средневековой истории и переехала в Сан-Франциско, где устроилась на работу в местный крематорий. Она изучила индустрию до мельчайших деталей: от обращения с трупами, способов придания им эстетического вида и непосредственно отправления в печь — до бесед с родственниками, ведения документации и курьерской доставки праха.

Тысячи долларов на погребение? Гробы, которые не разлагаются столетиями? Погосты, занимающие гигантские территории, которые при этом табуированны для посещения? Черт знает что. Она поняла — надо все это менять, и немедленно

Сейчас Кейтлин — самый известный в мире гробовщик. Точнее — директор похоронного бюро, который по-английски называется довольно бесцветным словом undertaker. Даже ее образ смертельно очарователен — кроваво-красная помада, каре в стиле Мортиши Аддамс цвета вороного крыла и при этом — весьма сочные формы. Ее обычный отпуск — это поездка по зарубежным кладбищам и посещение похоронных церемоний в условиях самых разных национальных традиций.

Кейтлин основала Орден Доброй Смерти — активистскую и просветительскую ассоциацию, которая меняет отношение к трауру, скорби и погребальной морали на пользу обществу и природе. Она прокачалась как сертифицированный ритуальный юрист, чтобы одерживать бюрократические победы в вопросах инновационных способов отправиться в плавание по Стиксу. Кейтлин также выступает идеологом движения death positive — неплохая альтернатива body positive. Присоединиться к движению можно, согласившись с восемью заповедями учредителя.

В своем блоге «Спросите у гробовщика» Кейтлин охотно отвечает на вопросы вроде: «А какают ли трупы?» Да, говорит Кейтлин. С ними такое время от времени случается. Для нее разговоры о смерти сродни обсуждению воскресного бранча — а что, в самом деле, такого? Это ведь так естественно — умирать.

В чем, собственно, проблема?

«Смерть не ненормальна, это на самом деле самый естественный и универсальный акт, какой только есть на земле», — считает Кейтлин. Хотя всем нам гарантирована смерть, западный мир традиционно имеет с ней весьма натянутые отношения. В 2019 году Кейтлин запустила свое прогрессивное похоронное бюро — Undertaking LA, где предлагает самые инновационные способы захоронения. Она признается, что уже придумала для себя способ перехода в мир иной: «Мне было бы приятно стать пищей для милых зверей». Между прочим, Кейтлин — убежденная вегетарианка.

Похоронный стартап Даути, по сути, начало волны молодого предпринимательства и внедрения технологий в душной ритуальной среде. И правда, почему бы молодым бизнесменам не поднять хайп, а вместо кофеен на каждом углу будут появляться милые coffin-шопы (coffin — гроб в переводе с английского) и колумбарии с блэкджеком, пиццей и смузи?

Благодаря своему блогу и, в частности, разделу «Как мне попасть в индустрию смерти?» Кейтлин сильно омолаживает погребальные структуры, воодушевляя своих единомышленников работать в крематориях и адвокатских конторах. В первую очередь они лоббируют экологическую проблематику. Проблема с традиционными захоронениями понятна — гигантские территории кладбищ, непригодные для использования человеком, и головная боль урбанистов. Другой острый вопрос — загрязнение атмосферы посредством кремаций. В Варанаси ежегодно сжигаются сотни тел — это огромное негативное влияние для окружающей среды. Для тела весом около 80 кг требуется до 460 кг древесины, которая может стоить до £14 000 за кг — здесь еще возникает вопрос и о сохранении лесов заодно со средствами семей умерших.

undefined


Кейтлин Даути в Москве / twitter@TheGoodDeath


Кейтлин считает нужным консультировать семьи по поводу разумности тех или иных ритуалов и поборов, которые устраивают различные фирмы в сфере скорби — этих трат легко можно избежать. Например, в законе «О погребении и похоронном деле» РФ  указано, что возможно захоронение с использованием воды и в местах, которые не являются кладбищами, а могут быть «объектами культурно-исторического значения», и вся процедура погребения вообще полностью зависит от прижизненных пожеланий усопшего. В Москве уже существует опция экологических похорон с использованием технологий ресомации и промессии.

Важно не создавать причины для поборов, не поддаваться давлению полиции, больницы и адвокатов и помнить, что труп вашего близкого — это квазисобственность семьи, и вы имеете полное право распоряжаться им, как вам вздумается. Вы вообще можете снять собственный римейк «Психо»

Кстати, один из важнейших акцентов Кейтлин — это вовлечение семьи в подготовку тела к погребению. Она считает, что общение с усопшим — это тот последний долг, который вы, любя, можете отдать близкому. Вместо того, чтобы бежать вон из больничной палаты, сдавать тело в руки чужих людей, потом бросить горсть земли в могилу и забыть навсегда. Общение с мертвым, даже тактильное, это нормально, и миф о том, что мертвое тело заразно, Кейтлин развенчивает полностью с помощью исследований ученых.

Что такое погребальный хай-тек?

Технологии в любой сфере, даже такой потусторонней, как ритуальные услуги, это нормально. В Facebook появилась опция мемориальных страниц, а на кладбищах Великобритании — интерактивные надгробияс QR-кодом. Из путешествий по мировых погостам Кейтлин всегда привозит позитивные новости. Например, в Бразилии и Израиле уже строят кладбища-небоскребы — как вверх, так и под землю — которые занимают минимум городского пространства и позволяют жителям чаще навещать могилы родственников. Япония — вообще неиссякаемый источник вдохновения для Кейтлин. Токийский колумбарий Ruriden работает, как метро: вы покупаете «поездку», проходите турникет, и — вуаля — в стене с сотнями Будд в нужной секции зажигается окошечко именно вашего усопшего родственника, и вы воздаете ему почести.

«Современные машины для кремации по-прежнему похожи на первые модели 1870-х годов — десятитонные бегемоты из стали, кирпича и бетона. Каждый месяц они пожирают природного газа на тысячи долларов, выделяя в атмосферу угарный газ, сажу, диоксид серы и очень токсичную ртуть. Последнее — следствие сгорания пломб в зубах», — рассказывает Кейтлин

Как юрист Даути уже пробила разрешение на щелочной гидролиз вместо кремации в восьми штатах США. Суть процедуры в том, что тело превращают в прах в цистерне с кислотой. «Мне было бы приятней после смерти принять ванну, пусть даже и щелочную, чем гореть в печи», — говорит Кейтлин. В Сиэтле уже строится ферма по трансформации трупов в почву — это Urban Death Project, достижение ближайшей коллеги Кейтлин — Катрины Спейд. Благодаря ей штат Вашингтон легализовал органическое погребение. Там к 2020 году построят общественные места, парки, библиотеки, спортивные площадки, где тела будут мирно трансформироваться в компост под слоям буйного газона и пышными цветниками. «В нашем похоронном бюро нет проблем с селфи на церемониях, мы не вызываем полицию из-за „вторжения в интимную жизнь семьи“. Наоборот, похоронные трансляции — это нормально, а усопший скорее всего хотел бы попасть в Instagram по такому эпохальному случаю».

Чему мы можем научиться у Ордена Доброй Смерти?

Орден Доброй Смерти, который создала Кейтлин Даути в 2011 году — это группа профессионалов от похоронной индустрии, ученых и художников, исследующих способы перехода от фобической культуры смерти к принятию конца и внедряющих инновации. Например, дизайнер Пиа Интерланди, которая именует себя «grave garment designer», создает одежду, разлагающуюся в том же темпе, что и тело. Ученые Ордена исследуют способы использования энергии от горения тел для обогрева домов, андертейкеры переосмысливают пространства крематориев как выставочных галерей. Сфера ритуальных услуг пока что не слишком привлекательна для стартаперов и Кремниевой долины, и здесь масса дыр, которые можно и нужно закрывать. Как бы ни было печально, но смерть — это наша жизнь, и ввиду конечности всех и вся — почему бы на этом не заработать?

undefined


Кейтлин Даути на презентации своей книги «Когда дым застилает глаза» / Legion-Media


В Ордене также состоит известный пропагандист «грибной смерти» Дже Рим Ли. Эта девушка создает специальные костюмы из грибов, которые обогащают почву вокруг трупа и активно ее удобряют, делая отходы смерти менее токсичными. Она создала техно-стартап Coeio, еще будучи студенткой MIT. Также среди членов Ордена — писатели, загробные юристы, постановщица похоронных кукольных спектаклей и ритуальный кондитер. Сайт Ордена — вообще кладезь самой невероятной и, конечно же, полезной информации о смерти, которая подается беспристрастно и очень естественно — в духе Кейтлин.

Все еще боитесь умереть?

Прежде чем обвинять Кейтлин в попрании традиций, прочтите ее книги или хотя бы одну из них — «Уйти красиво», которая описывает похоронные церемонии разных народов. Автор объехала массу стран, собирая материал и искренне восхищаясь ритуальными перформансами. В этом смысле Даути как раз фанат ритуалов, но — позитивных, а не установленных экономикой. Ей вовсе не по душе агрессивное светское пренебрежение смертью и разговоры вроде «мне все равно, что будет с моим телом — просто сожги меня и брось в унитаз». Куда приятнее стать ужином для милых хищников или удобрением для цветников, где будут резвиться детки или устраивать пикники ваши родственники. Пора вытаскивать наши страхи, стыд и скорбь, связанные со смертью, на дезинфицирующий солнечный свет. Аминь.


                                                                                    Соня Шпильберг   Соня Шпильберг


                                                                                                                                                                     
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика