Как обычные украинцы, русские, наши воины стали нацистскими палачами

09.06.2019
Как обычные украинцы, русские, наши воины стали нацистскими палачами
Арон Шнеер. Профессия – смерть. М.: Издательство «Пятый Рим», 2019. 
Фото с сайта  https://regnum.ru/news/innovatio/2643168.html


Наука

Арон Шнеер. Профессия – смерть. М.: Издательство «Пятый Рим», 2019

Андрей Мартынов — REGNUM  

В послесловии к монографии ее автор историк Арон Шнеер (Израиль) писал:

«Все травниковцы были обычными людьми разных профессий, разного образования. Никто из них не родился убийцей, предателем. Ничто из их довоенной жизни не предвещало превращения их в нелюдей. Многие из них честно, порой мужественно сражались с врагом. Вовсе не все добровольно сдались в плен».

Исследователь воссоздает историю учебно-тренировочного лагеря СС «Травники», расположенного близ одноименной деревни в Люблинском воеводстве. Он был создан осенью 1941 г. с целью подготовки коллаборантов для службы в концлагерях, гетто, а также для борьбы с партизанами. Немцы прагматично хотели переложить часть грязной работы по уничтожению «неполноценных» народностей на их более «сговорчивых» представителей. Кроме того, напряженные бои на советско-германском фронте не давали им возможности свободно выводить в тыл воинские части для проведения карательных и полицейских операций.

Первоначально состав травниковцев рекрутировался из перебежчиков и добровольцев-военнопленных, в основном старшин и сержантов. В дальнейшем (с 1943 г.) набор проводился из числа местного населения (украинцы, проживавшие на польских землях). Следует отметить, что и на раннем этапе при отборе военнослужащих предпочтение отдавалось украинцам. Хотя в числе коллаборантов были русские, фольксдойче, прибалты и представители других национальностей.

Ученый пишет о процессе обучения и идеологической обработке. После восстановительного периода (прибывшие в лагерь военнопленные были, как правило, истощены) каратели наряду с немецким языком, общей строевой и караульной подготовкой изучали правила производства облав, арестов и конвоирования, а также охраны концлагерей. Предателей в числе прочего учили методам избиения, владения плеткой. Стрелковая подготовка предполагала не только стандартную стрельбу по мишеням, но и специфические приемы расстрела (выстрел в затылок и т. д.).

Не забывали и об идеологической обработке. Помимо пропаганды национал-социализма и критики советского строя, много времени уделялось и антисемитизму.

В конце обучения травниковцы проходили «крещение кровью» — принимали участие в настоящем расстреле.

Воздержимся от подробностей их последующей службы, чтобы не травмировать психику читателей, ограничившись одним примером:

«Из вагонов принесли 5 человек детей от 3 до 6 лет, положили в заранее подготовленную яму. Нас (…) было пять человек, каждому досталась одна жертва».

Естественно, это деструктивно действовало даже на сознание карателей. Вот свидетельство травниковца, служившего в Треблинке:

«Пил я много потому, что без этого было трудно переносить все ужасы этого лагеря, постоянные убийства, душегубки, трупы».

Такие вот крокодильи слезы убийцы, который когда-то был, как пишет Арон Шнеер, обычным и, вероятно, неплохим человеком.

Читайте ранее в этом сюжете: Убийство без ненависти и с ней: Холокост в Прибалтике, Польше и на Украине


Ð?А REGNUM
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика