Сиделки и медики «убивают» пожилых людей равнодушием и халатностью

30.09.2019
Похожее изображение


Смерть и гадость мы приносим людям

Сиделки и медики «убивают» пожилых людей равнодушием и халатностью


Гражданка Германии пытается разобраться в причинах смерти 81-летней матери, проживавшей в Саранске. Стараясь обеспечить родительнице нормальные условия, она наняла двух сиделок, оплачивала все расходы и постоянно поддерживала связь с соцработницей. Но когда родительница сломала шейку бедра, ее за три месяца даже не свозили на рентген, боль глушили таблетками, из-за которых в желудке образовалась множественная язва… В итоге — ​экстренная госпитализация. Спустя несколько суток пенсионерка скончалась. Почему даже щедрое вознаграждение не гарантирует заботу о близких,
выясняла Алена Нестерова.

…Больше месяца назад Ирина похоронила самого близкого человека — ​свою маму. Ей был 81 год. На первый взгляд, в смерти пенсионерки нет ничего особенного — ​преклонный возраст, различные заболевания… Но если изучить обстоятельства, при которых это произошло, становится обидно за пожилого человека, который всю жизнь честно трудился, вырастил детей… И уж точно не заслужила такого хамского и циничного отношения со стороны сиделок и медицинских работников…

Ирина Кузьмина (имя и фамилия изменены) уехала из Мордовии в 1990-е. Это было время нищеты и разрухи. В Саранске остались родители, которые еще были в добром здравии. Прошли годы. Жизнь за рубежом сложилась удачно. Есть семья и стабильная работа. После смерти отца мама осталась одна. Ирина предприняла несколько попыток перевезти ее в Германию. Но сахарный диабет и пожилой возраст были серьезными препятствиями. Дважды консульство давало отказ. Муж Ирины написал личное поручительство о том, что берет на себя всю ответственность. В 2013 году она привезла в Саранск официально оформленное приглашение, но через сутки маму сразил инсульт. Целый месяц Ирина ее выхаживала. Затем на помощь из Германии приехала дочь. Все сроки приглашения вышли. О выезде за границу не могло быть и речи…

Сиделки

Единственное, что могла сделать Ирина для мамы, это организовать хороший уход. «Я обратилась в агентство, чтобы нанять сиделку, — ​вспоминает женщина. — ​Мне рекомендовали «самого лучшего специалиста». Но через некоторое время ее поведение стало настораживать. Агентству выгодно, если сиделка будет обслуживать сразу нескольких клиентов. Ночью она работала в другой семье, а днем отсыпалась в маминой квартире. Вместо того, чтобы ухаживать за ней. Для стабилизации сахара в крови давала сладкую водичку и однажды едва не довела до комы. Дальше — ​больше… Услуги сиделки оплачивались через нашу родственницу, проживающую в Саранске. Так она стала постоянно просить деньги. Обычно на продукты для мамы уходило 12 тысяч рублей в месяц, а тут неожиданно сиделка потратила 36 тысяч. Судя по чекам, было куплено несколько килограммов курицы, колбасных изделий и прочей еды. Получалось, что мама съедала в неделю несколько пачек масла. Хотя, по ее словам, в рационе были одни каши. Когда я поинтересовалась, откуда взялись такие траты, сиделка ответила: мол, они праздновали день рождения. Но «пиршество» пришлось на декабрь, а у мамы эта дата в ноябре. Соседи рассказали, что сиделка злоупотребляет алкоголем. Она могла привести в мамину квартиру собутыльников и устроить застолье. Тогда я ее уволила. На прощание сиделка устроила скандал маме — ​била по столу, кричала, чем сильно напугала. В общем, нанять подобного специалиста в Саранске — ​большая проблема. Чем больше платишь — ​тем больше наглеют. Чего я только ни насмотрелась! Одна сиделка клала блин на грязную батарею, чтобы его не разогревать. Было такое, что все таблетки, которые маме нужно принимать в течение суток, ей давали сразу. Еще одна дама не выключала газ, чтобы потом не зажигать снова…» Последние годы за пенсионеркой ухаживали две сиделки, которые дежурили посуточно. Деньги им выдавали через соцработницу, которая закупала продукты и оплачивала жилищно-коммунальные расходы…

Перелом

4 марта с мамой Ирины случилось несчастье. Ночью она подошла к окну, хотела сесть на стул и упала. Утром ее нашла сиделка и вызвала скорую. «Медики заподозрили перелом шейки бедра, — ​рассказывает Кузьмина. — ​В больницу ее не повезли. В медицинской карте зафиксирован отказ. Наверное, сиделкам просто не захотелось ехать с мамой. Поэтому попросили его подписать. Пришла терапевт из поликлиники № 14. Что обычно принято делать в подобных случаях? Отправлять на рентген, так как дальнейшее лечение зависит именно от вида перелома. Но никакого направления не выдали. Я по телефону слезно умоляла, чтобы маме сделали снимок. Спустя несколько дней пришел ортопед — и тоже сказал, что рентгеновский снимок не нужен. Достаточно подложить валик и выполнять дыхательную гимнастику, чтобы не было застоя в легких…» Ирина тогда не смогла экстренно оправиться в родной город, так как сама только что перенесла четвертую операцию на ноге и не могла нормально передвигаться. «Просила врачей и сиделок организовать поездку в травмпункт, но никто ничего не сделал, — ​вспоминает женщина. — ​Соцработница сказала, что таких служб в Саранске нет, а если возьмутся, то сделают плохо. «И вообще на это уйдет слишком много моего времени», — ​заявила она. Маме не давал покоя тазобедренный сустав. Чтобы заглушить боль, приходилось пить много таблеток. Однажды утром мимо маминой квартиры проходила соседка и услышала стоны. Оказалось, таблетка упала на пол, и пожилая женщина не могла ее найти. Так всю ночь и мучилась. Дежурить по ночам сиделки отказались. Тогда я попросила приходить утром немного пораньше. «Какая разница! Она что с 7 часов стонет, что с 8!» — ​услышал в ответ. За 3,5 месяца рентгеновский снимок так и не сделали. Когда я звонила, сиделки говорили, что мама все время спит и тревожить ее не надо. Все закончилось тем, что 15 июля пришедшая утром сиделка обнаружила пожилую женщину без сознания. Но не вызвала скорую помощь, а позвонила сменщице, попросила прийти. Сиделки поняли, что дело плохо, и только тогда вызвали бригаду медиков. В реанимацию республиканской больницы имени Каткова пенсионерку привезли с «нулевым» давлением…

Больница

«По словам медиков, из-за постоянного приема болеутоляющих средств у мамы образовалась множественная язва желудка и открылось внутреннее кровотечение, — ​продолжает Ирина. — ​Состояние было крайне тяжелым…» Ухаживать за пожилой женщиной из Германии приехала внучка. К тому времени пациентку перевели из реанимации в отделение хирургии. «Моя дочь была в шоке, увидев бабушку в коридоре на каталке и абсолютно голой, — ​продолжает Кузьмина. — ​Медсестры с равнодушным видом проходят мимо — ​им все равно, что пациентку только что привезли из реанимации…» В палату пенсионерку все-таки перевели. Но внучка поначалу не могла ее накормить. С помощью ложки это сделать было невозможно. Более опытная соседка посоветовала использовать зонд. «Медсестра разрешила, но никто даже не показал, как правильно с ним обращаться, — ​говорит Ирина. — ​Дочке пришлось кормить на свой страх и риск. На просьбы обратить внимание на состояние бабушки работники больницы говорили: «Девушка, о чем вы? Она же старая! Мы не можем пришить ей новые органы!» Спустя несколько дней мне удалось приехать в Саранск. Смотрю на состояние мамы и понимаю, что ей место в реанимации. Температура очень высокая! Попросила пригласить врача — ​бесполезно. Сама отправилась в ординаторскую, где трое мужчин- ​врачей смотрели плазменный телевизор. Один из них все-таки оторвался от экрана и прошел в палату. Осмотрев маму, сказал, что у нее пневмония. Якобы дочь неправильно использовала зонд при кормлении и еда попала в легкие. Кроме того, уровень сахар в крови поднялся до 19, в то время как рабочая норма — ​7. Маму решили снова поместить в реанимацию. С транспортировкой тоже возникла проблема. Рекомендаций о том, как переносить пациентку с переломом, никто не дал. В итоге ее сопровождали две девушки, одна из которых на последних месяцах беременности. В итоге был задет сломанный тазобедренный сустав. Мама, которая до этого ни на что почти не реагировала, закричала от боли. Душераздирающее зрелище!» Мне сказали, чтобы я шла домой, по­обещав, что мамой скоро займутся врачи. Но прошло 30 минут, а к ней так никто и не подошел. Спрашиваю: «В чем дело?» Сказали, что нет истории болезни. Снова поднимаюсь в ординаторскую, врачи опять у телевизора, а про медицинскую карту просто забыли…» Спустя сутки пенсионерка скончалась. Правда, не от пневмонии, а от отека головного мозга. В выданных родственникам медицинских документах о пневмонии и переломе вообще нет никакой информации… Врачи сказали: «А что вы хотите? Надо было с перелома начинать, тогда бы и язвы не было и всего остального!» «В этой истории слишком много «если бы», — ​говорит Кузьмина. — ​Уже после похорон беседовала с заведующей поликлиникой № 14, которая заявила: «Если что-то не нравится, приезжайте и ухаживайте за своими родителями сами!» Сиделка в разговоре ответила так: «Время ее пришло — ​отмучилась!»

Ирина Кузьмина собирается обратиться с жалобами в министерства здравоохранения и социальной защиты. «Это ненормально, когда человеку со сломанным суставом более трех месяцев не могут сделать рентгеновский снимок и оказать помощь! — ​возмущается она. — ​Это просто халатность и нежелание работать!.. Вы знаете, моя мама не одобрила бы этой публикации. Не в ее характере было жаловаться… Но, если молчать, ничего не изменится! Какая разница, сколько человеку лет? Он в любом возрасте должен получать качественную медицинскую помощь!»



                                                                                                                       
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика