Криминальное чтиво. За что замдекана факультета воронежского вуза зарезали во время лекции

30.05.2019
Криминальное чтиво. За что замдекана факультета воронежского вуза зарезали во время лекции
Все фото с сайта  https://riavrn.ru/news/kriminalnoe-chtivo-za-chto-zamdekana-fakulteta-voronezhskogo-vuza-zarezali-vo...

Спецпроект о громких делах прошлых лет.

Одиннадцатого мая 1998 года на матфаке ВГУ прямо во время лекции убили 59-летнего замдекана математического факультета, доцента Виктора Суборина. Убийца оставил записку: «Ты – иуда! Будь ты трижды проклят, гореть тебе в аду за то, что ты делаешь людям!».

Мужчина приставил себе к груди нож и хотел упасть с ним на пол, но кончик ножа согнулся – купленный только что тесак оказался дешевкой.

В доме несостоявшегося самоубийцы – 44-летнего Андрея Горбунова из Семилук – лежали еще два тела: его 22-летнего сына и 42-летней жены. Когда мужчину задержали, он шел с высоко поднятой головой, точно совершил подвиг. За что житель Семилук отомстил преподавателю, что случилось с семьей Горбунова и почему половина материалов уголовного дела посвящена работе научно-духовного центра Сахаджа Йоги – в материале РИА «Воронеж».

Имена и фамилии убийцы, жертвы и некоторых других героев публикации изменены по этическим соображениям.



«Я ни о чем не жалею»

Суббота, 11 мая, в университете была рабочей, но преподаватели составляли расписание так, чтобы освободиться пораньше. В 11:00 у Виктора Суборина была лекция по теории чисел. Четверокурсники ждали его в аудитории. Где-то за четверть часа до начала занятия туда заглянул мужчина лет 40 и попросил студентов передать преподавателю, что в соседней аудитории его ждут. Передали. Суборин, начавший вести лекцию, отошел на минутку. Позже многие слышали шум – падала мебель, кто-то кричал. Но значения этому никто не придал: студенты народ шумный, мало ли.



Суборин не возвращался. Вдруг в коридоре раздался душераздирающий вопль: кто-то из искавших свободную аудиторию случайно заглянул в соседнюю, где за поваленными партами в луже крови лежал человек.

Спасти преподавателя не удалось: он был исполосован ножом. Вызвали «скорую»: та лишь констатировала смерть. Из областного УВД, находившегося неподалеку, уже через несколько минут прислали милицейский наряд во главе с тогдашним главой ГУВД Воронежской области Александром Дементьевым.

Убийца в тот момент пил воду из-под крана в студенческом туалете и пытался куском бумаги стереть кровь с локтей. Скрываться он не собирался. Двинулся в сторону вахты, чтобы сдаться. Но задержали его раньше. Горбунов спокойно дал набросившимся на него правоохранителям защелкнуть на своих запястьях наручники и произнес: «Я ни о чем не жалею: убил иуду!». Он сам сообщил, что в Семилуках в его доме лежат еще двое мертвецов.

В тот роковой день начинающий преподаватель математики Ольга Белковская вела практические занятия у студентов неподалеку от места трагедии.



– Меня попросили опознать Виктора Федоровича. Мы пошли в тот страшный кабинет вдвоем с коллегой. Я его не узнала: человек, лежавший на полу, выглядел лет на 20 моложе, чем был на самом деле. Я долго не могла для себя объяснить, что произошло, почему он так изменился? Есть теория, что человек, находящийся в стрессе, молодеет. Мобилизует все свои ресурсы, пытаясь выжить. Это меня тоже потрясло. А мой коллега его узнал. Случившееся не афишировалось. Занятия не прервали, закрыли только аудиторию, где это произошло, и долго ее отмывали. Кстати, потом там было довольно трудно вести занятия. Я всегда помнила, что произошло, – рассказывала журналисту РИА «Воронеж» Ольга Белковская.

В лице Суборина она потеряла не просто коллегу, а близкого человека.

– Виктор Федорович был чудесным преподавателем и очень неравнодушным человеком. Он и в меня вложил много энергии, знаний, был одним из любимых моих преподавателей. Студенты вечно крутились вокруг него стайкой. Он их любил, постоянно с ними возился. Тот, кто его убил, тоже был из числа его студентов, – объяснила Белковская.

Опасное увлечение

– Виктор Федорович был любимым учеником основателя нашей кафедры и его заместителем. Все рыдали, когда это случилось. У людей был шок. На похоронах было море людей, – поделилась другая коллега убитого, Людмила Моргунова.



Она вспомнила, что замдекана всегда стремился всем помочь:

– Из-за него у нас на кафедре постоянно ломались пишущие машинки: он вечно пускал к нам студентов печатать курсовые. Периодически пропадали ножницы – это он отдавал их кому-то из студентов. Он всех жалел, особенно больных, постоянно приводил к нам на кафедру, пригревал.



Говорили, что Виктор Федорович все принимал на себя и относился ко всему серьезно. К примеру, яростно боролся с курением, однажды даже отнял пепельницу у заведующего кафедрой. Приходил в общежитие и лично решал проблемы студентов. Когда студенту по его вине не назначили стипендию, Виктор Суборин вытащил из кармана 500 рублей со словами: «Извини, мой недосмотр!».

Николай Удоденко, сотрудник деканата факультета прикладной математики, тоже с теплом отзывается о Суборине. Случившееся его потрясло:

– В гробу у Виктора Федоровича на лбу была какая-то повязка. Ее сдуло ветром, и мы увидели, что весь лоб изрезан ножом... Администрация университета почему-то устранилась от его похорон. Это убийство, на их взгляд, нанесло серьезный урон репутации факультета. И на гражданской панихиде, и на похоронах от ректората никого не было. Причина этого, думаю, в том, что многие связывали случившееся с его увлечением Сахаджи Йогой, это движение некоторые считали тогда сектой.



Из университета Андрея Горбунова повезли в дежурную часть Центрального РОВД. Старший следователь прокуратуры Центрального района Владимир Князев, который сопровождал убийцу, описывал свои впечатления так:

– Он не находился в каком-то припадке или психическом расстройстве. Понимал вопросы, которые ему задавали, и отвечал внятно. Правда, то, что он говорил, было странно. Твердил о каком-то вмешательстве дьявола. Объяснял, что в лице преподавателя убил нечисть, что дьявол убил его жену и сына, а он сам стал исполнителем его воли. Когда его посадили в машину, чтобы везти в РОВД, он будто стал приходить в себя, понимать, что только что совершил.



В материалах дела подробно описана биография Горбунова. Родился в Воронежской области, срочную службу проходил в Германии, учился в «техноложке» на механическом факультете. Надоело – бросил. Сел за руль троллейбуса, четыре года проработал водителем в троллейбусном депо. В 25 лет снова сел за парту: поступил в университет на ПММ, вечернее отделение. Его всегда тянуло к математике и философии. В университете Андрей Горбунов познакомился с Виктором Субориным. У них сложились добрые отношения, которые Горбунов поддерживал даже после окончания учебы.

Получив диплом в 1984 году, Андрей пошел работать школьным учителем математики в поселке Шилово. К тому времени он уже был женат – семья с маленьким ребенком скиталась по съемным квартирам. Жилье молодому специалисту не светило, поэтому, помыкавшись несколько лет, он бросил учительство. Работал какое-то время специалистом в институте по учету и статистике, но от компьютера стала болеть голова, и Горбунов решил заняться коммерцией.

Развал

«В 1991 году я занялся бизнесом. В те времена деньги было легко зарабатывать: покупали в одном месте продукты и всякие вещи по одной цене, перепродавали в другом по другой. Жена окончила технологический институт, но по специальности не работала. Сначала трудилась в детском саду, потом, после сокращения, стала «челночить» – ездила в Москву за товаром. Мы купили себе участок земли в Семилуках (там у меня родственники) и стали строить двухэтажный дом. Официально я нигде не работал, занимался строительством и домашним хозяйством». 

Из материалов дела

Примерно в это время домашние стали замечать за Горбуновым странности. Жена, вместо того чтобы обратиться к психиатру, отвезла супруга в Грибановский район, откуда была родом, – в селе Большая Лабуга жила знахарка баба Шура. Та «прописала» святую воду и поход к специалисту. Воду Андрей Горбунов исправно пил, а к специалистам не пошел, решив излечиться самостоятельно. Он купил книгу о снятии порчи и стал ее изучать. Кроме того, попытался «излечиться» в церкви.

Тем временем дела в семье пошли под откос. Денег на строительство дома катастрофически не хватало, пришлось залезть в долги. Расплачиваться не получалось, начались судебные тяжбы с кредиторами. А ко всему прочему, в семье все перессорились: взрослый сын стал грубить, жена – тяготиться обществом мужа. Супруга видела, что муж нездоров, и мечтала сбежать от него вместе с сыном.



О том, почему Горбунов вдруг решил, что во всех его бедах виноват преподаватель Виктор Суборин, он рассказывал на допросах у следователя.

«Я с Субориным встречался довольно часто. Так часто, что чуть ли не каждый день ездил к нему в Воронеж, хотя окончил университет 14 лет назад. Меня к нему тянуло – с ним было интересно: он много знал, прекрасно играл в шахматы. Однажды он стал вести со мной разговоры о Боге, о своей религии, предложил посещать секцию в СХИ, где собираются по выходным приверженцы Сахаджа Йоги. Но я туда не поехал. Он рассказывал о своей религии также и моему сыну. Я попросил Виктора Федоровича за ним присмотреть. Сын был студентом экономического факультета ВГУ и стал пропускать занятия. Это меня беспокоило. Он рассказывал, что Суборин давал ему книги, показывал видеокассеты. Сын тогда встречался с девочкой, жил с ней в Северном. А после общения с доцентом поменялся в худшую сторону – бросил подругу, вернулся домой и стал дерзить. Говорил, что такие люди, как Суборин, забирают у людей энергию. (…) Жена тоже стала отдаляться. Они считали меня больным, но не хотели помогать, просто вычеркнули из своей жизни. Обстановка в доме стала невозможной. И вот 11 мая они решили уехать к родителям жены в Грибановский район». 

Увлеченный человек

О том, как произошло убийство, Горбунов тоже подробно рассказал. Как сын стал грубить, а он схватился за топор.



Как потом пришла жена, и ее он тоже ударил… В какой-то момент в голове вдруг что-то щелкнуло, и мужчина понял: во всем виноват Суборин, он дьявол и все подстроил. Андрей Горбунов оделся и на рейсовом автобусе отправился в Воронеж. В универмаге «Россия» купил нож и отправился в университет. Выяснив, что доцент придет в 11, сел ждать на лавочке возле магазина.

– Я знаю наверняка, что связь между увлечением Суборина Сахаджа Йогой и произошедшим несчастьем была. Этот парень – убийца – интересовался этим течением и свихнулся: не исключено, что на этой почве, – считает коллега математика Людмила Моргунова.



Она рассказала, с чем, на ее взгляд, был связан интерес преподавателя к индийской философии:

– Виктора Федоровича я знала много лет. Он был человеком увлеченным. С тех пор как развалился Советский Союз, немного «потерялся». До того горел идеями коммунистической партии. Но их идеи девальвировались, а его задор, стремление к идеалам остались. Ему нужно было организованное пространство, нужно было чем-то заполнить образовавшуюся пустоту. Тут ему и повстречались сторонники Сахаджа Йоги, которые молились толстой некрасивой женщине со злыми глазами. Его привела в эту секту студентка, причем сама оттуда ушла. Надо сказать, ему мало было увлечься самому, необходимо было увлекать других. Делал он это везде – и на лекциях, и в студенческих коридорах, – за это его частенько отчитывало руководство. Виктор Федорович рассказывал и нам, своим коллегам, обо всяких чудесах. Как у этой «матери», к примеру, можно просить что угодно – дождь, допустим. И она дает. Он в это свято верил. Однажды Суборин встретил своего бывшего студента Горбунова и стал ему тоже рассказывать о своей вере. Это стало для него роковым.

– Он и правда увлекся Сахаджа Йогой, говорил, что получается лечить руками. Его за это ругали. Но он был человеком известным, и его прощали. Он, кстати, на самом деле помогал. Снимал боль, стрессы. Но в основном к его лечению относились как к чудачеству, – вспомнил бывший ученик и коллега Суборина Николай Удоденко. Но подчеркнул, что причина несчастья была исключительно в «больной голове» Горбунова.



Попался под руку

На условиях анонимности с журналистами согласилась поговорить и родственница Виктора Суборина.

– Виктор Федорович был очень разносторонним человеком. Знал несколько языков, увлекался шахматами, был любознательным, обладал пытливым умом. Он был не только математиком, но и гуманитарием, обожал читать. Его дочь до сих пор плачет, глядя на его фотографии. Это в семье больная тема. После того как это произошло, она не могла встать с постели несколько дней, хотя у нее на руках был маленький ребенок… Что касается Сахаджа Йоги, то Виктор Федорович просто интересовался этим направлением, но на расстоянии – не ходил в центр, не занимался практиками. Сахаджа Йогу объявили тогда сектой, на мой взгляд, невежды. Или это намеренное очернение. У этого направления йоги есть представление о том, что благодаря медитации открываются некие каналы. Это общение не с Космосом, а с собой, попытка разобраться в себе и стать гармоничным. Там нет лечения и обрядов.



Убийство педагога вызвало резонанс среди журналистов.

– Один из них очень лихо написал об этой истории, ни в чем не разобравшись, погнался за броскостью заголовка, – вспомнила родственница Суборина. – Написал, что сектант убил сектанта, обозвал пожилого человека колдуном. Его дочь подала на газету в суд и выиграла. Она хотела только одного: извинений. Мало того, что случилась огромная семейная трагедия, так еще и растоптали и унизили. Облили Виктора Федоровича грязью, сделав виновным в случившемся. А по сути был больной человек, на которого нашло затмение, и преподаватель просто попался ему под руку.



Показания жены Суборина


В следственном изоляторе, куда поместили Горбунова, он утверждал, что сторонники Суборина продолжают его преследовать – в камеру якобы подсаживают сторонников «секты». Горбунов говорил, что терять ему нечего и он будет бороться до конца, разоблачая колдунов. Все время писал статьи о едином духовном пространстве и дьявольском вторжении.

Специалисты государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского, куда убийцу отправили на обследование, признали его мышление паралогичным. Двадцать шестого апреля 1999 года было вынесено заключение о том, что Горбунов невменяем и страдает шизофренией.



Воронежский областной суд 15 июля 1999 года освободил Горбунова от уголовной ответственности и направил на принудительное лечение в психиатрический стационар с интенсивным наблюдением.

Не от мира сего

Готовя эту публикацию, корреспондент РИА «Воронеж» столкнулась с мнением о том, что люди, слишком погруженные в математику, рискуют «соскользнуть», уйти в так называемую другую реальность.

– В МГУ принято, чтобы математики, особенно те, кто занимается теорией вероятности и матлогикой, раз в год проходили психиатрическую комиссию, – рассказал журналисту профессор ВГУ, заведующий кафедрой функционального анализа и операторных уравнений Михаил Каменский. – Если думать над серьезной задачей, то погружение должно быть полным. Поиск ведется в чисто логических соотношениях, это нематериальные вещи, пощупать их нельзя. Голова может не справиться. Можно так закопаться, что не вылезешь назад. В теории вероятности так устроены теоремы, что они не совсем соответствуют обычным теоремам матанализа. Они требуют перестройки мышления, и это опасная штука.

– В 50-е годы в московском вузе на математическом факультете стали происходить чуть ли не массовые самоубийства: студенты выпрыгивали из окон, вскрывали себе вены. Весь синклит мехмата собрался и стал думать: как с этим бороться, что делать? Было предложение серьезнее подходить к психиатрическому освидетельствованию. И декан сказал: «Если всех психов отсеют, кого учить-то будем?». Гениев и полностью погруженных в математику, трудно назвать нормальными людьми, – заключил Николай Удоденко.

Редакция РИА «Воронеж» благодарит сотрудников архива областного суда за помощь в подготовке материала.

Текст — Светлана Тарасова, фото — Михаил Кирьянов 
                                                                                                                            
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика