Смерти — смерть. Интервью с испанским футурологом Хосе Луисом Кордейро

29.06.2019
Смерти — смерть. Интервью с испанским футурологом Хосе Луисом Кордейро

Все фото с сайта https://www.dp.ru/a/2019/06/27/Smerti__smert

 

Хосе Луис Кордейро произвел фурор на Петербургском экономическом форуме, заявив в своем выступлении, что уже через 25 лет человечество откроет секрет бессмертия. Не стоит недооценивать эти рассуждения. В его биографии — работа советником в крупнейших нефтяных компаниях, а также в Организации Объединенных Наций (по промышленному развитию).

Сегодня господина Кордейро приглашают читать лекции и в Японию, и в Кремниевую долину. А в России он работает приглашенным профессором в МФТИ и Высшей школе экономики. "ДП" обсудил с испанским футурологом, как именно мы победим смерть.

Итак, вы верите, что мы станем бессмертными в 2045 году? Каким образом?

— Это крайний срок. Есть два типа бессмертия: цифровое и биологическое, и любопытно, что мы очень быстро развиваем технологии в обоих направлениях. Если говорить о биологическом бессмертии, то ученые уже знают, как омолаживать клетки. Нобелевская премия по медицине 2012 года была присуждена ученому, который взял старую клетку, поменял четыре гена и вернул ей молодость. То есть это уже факт: мы можем контролировать возраст с помощью генетики.

В природе есть бессмертные организмы. Например, гидры или раковые клетки. Это, кстати, одна из проблем, связанных с раком: он не стареет и убивает людей изнутри. Но есть также и полезные клетки — например, стволовые клетки и первичные половые клетки, — которые не стареют. Так что в бессмертии нет ничего невозможного. Есть целый ряд механизмов, которые исследуются прямо сейчас в разных государствах, но прежде всего в США и странах ЕС.

Что касается цифрового бессмертия, то мы уже в течение следующего двадцатилетия сможем прочесть всю информацию, находящуюся в мозге человека. Все, что вы помните, любите, чего боитесь, — мы все это сможем записать и перенести на новый носитель.

Разве это не приведет к социальным конфликтам?

— Технологии в начале пути всегда создают некую пропасть между первыми, кто использует технологию, и всеми остальными. Также в начале они всегда дороги и ненадежны. Но, когда они распространяются, они дешевеют, а качество их повышается. Вспомните сотовые телефоны. Когда–то их использовали только богачи, а сейчас они у всех есть. Так что первыми бессмертие получат миллиардеры, но они рискуют и умереть, потому что технология не будет достаточно развита.

Но со временем она все равно подешевеет. Просто потому, что мы сами очень дешевы. Ведь наше тело — это просто мешок с водой, из которой человек состоит на 70%. Остальные 30% — это простые и недорогие элементы: углерод, калий, азот и так далее. Сырье, из которого мы сделаны, не стоит и $100. Так что, как только мы выйдем на уровень атомов, на уровень нанотехнологий, работать с этим материалом будет достаточно дешево. Я даже думаю, бессмертие может стать и бесплатным.

Еще одна важная дата — 2029 год, когда медицинские технологии позволят начать избегать смерти. Да, люди еще будут стареть, но с каждым прожитым годом они будут увеличивать продолжительность жизни, таким образом увеличивая шансы дожить до 2045 года, когда станет возможным и бессмертие, и возвращение молодости. Эти технологии не за горами — всего 10 лет подождать.

А вы не боитесь, что четвертая промышленная революция так изменит мир, что это может спровоцировать большую войну?

— Я думаю, развитие будет идти очень быстро и одновременно позволит всем выиграть. Ведь мы двигаемся от экономики дефицита к экономике изобилия. С новыми технологиями мы сможем производить что угодно. Я думаю, с помощью нанотехнологий можно будет производить килограмм вещества всего за $1. Даже килограмм алмазов — это же всего лишь атомы углерода. Так что в будущем вы сможете забыть это слово — "дефицит".

Но если все станет дешевым, что тогда будет в этом мире стоить дорого?

— Да, останутся вещи, которыми мы не сможем обладать физически. Например, всю вселенную никак не поселишь в центре Петербурга. Но зато это окружение можно легко симулировать. Например, в виртуальном мире.

Пока что виртуальность ценится гораздо меньше реального переживания. Онлайн–обучение предпочитают меньше офлайна. Не говоря уже про любовь.

— Мы пока не можем сказать, как дальше это будет работать. Может быть, когда изобретут виртуальный Петербург, никто уже не захочет жить в реальном. Вы будете стоять у статуи Пушкина, и она будет намного ярче, чем в реальности.

Другое дело, что какие–то люди могут сознательно избегать новых технологий. Наверняка вы знаете про амишей. Это религиозная группа, эмигрировавшая в XVIII веке из Европы в США. Они даже сейчас живут так, как жили 2 века назад. У них нет электричества, телефонов, машин. В Новой Гвинее тоже есть такие культуры, которые избегают современного мира. Есть религиозные группы, которые игнорируют часть медицинских технологий, как, например, свидетели Иеговы. Но в любом случае это будет их выбор, мы не можем людей заставлять быть бессмертными.

Правильно я понимаю идею: больше не будет дефицита ресурсов — значит, не будет и конфликтов?

— Я думаю, изменения могут быть даже более радикальными. Дело в том, что с помощью технологий мы сможем подключать мозг к облаку. То есть сможем превратиться в какой–то другой глобальный организм, в своего рода объединенный мозг. Пока сложно сказать определенно, как это будет работать, но очевидно, что с прогрессом и эволюцией живые существа становятся умнее.

С другой стороны, изменится коммуникация. Представьте, что мы сможем использовать телепатию. Ведь говорить — так сложно: я говорю на испанском, вы должны понять меня по–русски. Представьте теперь, что мы используем широкополосную связь. Я только подумал о чем–то, а вы уже меня поняли. И одновременно ваш мозг будет иметь доступ к Google и всем статьям "Википедии" одной силой мысли.

А что бы вы сказали пессимистам, которые боятся, что, как только искусственный интеллект достигнет сингулярности, он тут же решит истребить человечество? Или тем, кто опасается, что мы просто построим "1984" Оруэлла в реальности?

— Люди так устроены. Мы всегда боимся нового и беспокоимся. Но я думаю, мир по мере своего развития становится только лучше. Мы уже живем в одну из самых мирных и богатых эпох. Люди становятся умнее, у нас все больше информации. Я думаю, этот тренд будет только продолжаться. Поэтому я не боюсь искусственного интеллекта. Задумайтесь: наши компьютеры, телефоны уже сделали нас немножечко умнее, но ИИ сделает нас умнее значительно. И это только к лучшему. Вы же не хотите быть глупее?

Умные люди вообще склонны к добру. Посмотрите на самых богатых и умных людей: Билл Гейтс, ребята из Google, Марк Цукерберг — они используют свой капитал, чтобы помогать миру. Один только Гейтс сделал больше для человечества, чем ООН.

Чего я боюсь, так это человеческой глупости. Ведь люди — очень глупые существа и делают глупые ошибки. Если мы станем умнее, если мы начнем лучше коммуницировать — а многие беды человечества связаны именно с проблемой коммуникации, — то мы будем определенно жить в лучшем мире. На самом деле, я думаю, мы уже сейчас живем в невероятное время.

Персона: Хосе Луис Кордейро

— Родился в 1962 году в Венесуэле.

— Первое образование получил в Массачусетском технологическом институте. Имеет степени PhD и MBA.

— Автор книг «Великое табу: конституции мира», «Вызов для Латинской Америки» и «Смерть смерти».


Автор Георгий Вермишев 


                             
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика