Омоложение стволовыми клетками: ученые — о рисках развития рака после таких процедур

26.09.2019
Картинки по запросу gif Rejuvenation grandmother gif


Червоточины молодильного яблока


Сказку о молодильных яблоках впору перекладывать на cовременный лад — в байку-страшилку о молодильных клетках. В таком ключе многие СМИ и соцсети обсуждают причину тяжелого заболевания известной российской актрисы и телеведущей Анастасии Заворотнюк. Авторы статей и диванные эксперты приходят к выводу, что к такому состоянию «прекрасную няню» привело увлечение технологиями омоложения с помощью стволовых клеток. И приводят в пример истории других звезд, которых публичность обязывает сиять и не стареть. Певица Жанна Фриске ушла в 40 лет от глиобластомы. Мэтр оперы Дмитрий Хворостовский скончался от онкологического заболевания мозга в 55. Актер Александр Абдулов угас на глазах в 54 года. И все они, как пишут, опробовали на себе стволовые технологии вечной молодости.

Но есть ли у житейских наблюдений научная подоплека? Неужели действительно стволовые клетки, которые в последнее время активно применяют в разных отраслях медицины, способны привести к таким страшным последствиям? Корреспондент «Р» поинтересовалась мнениями ученых.

Эксперименты с коммерческим душком

Академику НАН, руководителю союзной программы «Стволовые клетки» доктору биологических наук Игорю Волотовскому в эти дни регулярно задают вопрос о причинах болезни Анастасии Заворотнюк. В числе спрашивающих даже коллеги-ученые, последний такой диалог состоялся на одном из научных форумов в Сочи. 

— А я ведь не знаю, что именно и как ей вводили, поэтому могу рассуждать чисто гипотетически, — говорит академик. — Но, вероятнее всего, для омоложения использовались эмбриональные клетки, то есть предшественники, прародители стволовых. Эмбриональные клетки выделяют из абортивного материала. В отличие от более поздних, «специализированных» клеток — мезенхимальных и гемопоэтических — они имеют свойство превращаться в любые клетки нашего организма, в том числе в опухолевые. 

Заболеет человек или нет, зависит от многих индивидуальных особенностей организма, генетической предрасположенности, гормонального фона и т.д. Но проходят ли тщательное медицинское обследование женщины, которые идут на процедуру омоложения инъекциями стволовых клеток? Вопрос открытый. Процедура считается чисто косметологической, поэтому, предполагает академик, не учитывает состояния организма. 

Кстати, в нашей стране нет официальных услуг омоложения стволовыми клетками. В России предложений подобного сервиса со стороны коммерческих центров множество, и он полулегальный. В лучшем случае омоложение проведут в рамках узкого научно-исследовательского проекта, в худшем — непонятно какими клетками и по какой технологии. 

— У меня складывается впечатление, что в описанных СМИ случаях с заболеваниями звезд «грешили» именно эмбриональными клетками, — говорит академик. — Потому что чем более незрелая клетка, тем больший потенциал она в себе содержит, а значит, и эффект омоложения выше. Как известно, стволовые клетки синтезируют целый шлейф биологически активных соединений. Обычная мезенхимальная клетка — последовательница эмбриональных — выпускает из себя 250 таких соединений, а эмбриональная — еще больше. Образно говоря, благодаря их воздействию старушка может превращаться в девушку. Подобные чудесные преображения мы, в принципе, и наблюдаем на эстраде, в кино и на телевидении.

— Если стволовые клетки могут приводить к онкозаболеваниям, то разве не опасно лечиться с их помощью? Сегодня в нашей стране ими и трофические язвы устраняют, и суставы наращивают, и сосуды «латают»...

— Во-первых, с целью лечения используются клетки более поздние — мезенхимальные, у них онкогенный риск меньше. Во-вторых, берутся только собственные клетки пациента — из жировой ткани или костного мозга, а затем в лаборатории наращивают биомассу. Используя донорские клетки, легко принести в организм и чужие гены болезней, в том числе и предрасположенность к раку. В-третьих, мы используем стволовые клетки до третьего пассажа: на ранних стадиях деления они имеют наименьший риск превращения в злокачественные. 

Кроме того, лечение стволовыми клетками в нашей стране применяется, как правило, когда все остальные методы, хирургические и медикаментозные, оказались бессильны. То есть это средство продления жизни и ее качества.

— Некоторые звезды и утверждают, что у них брали собственный материал — из жировой ткани. 

— Тогда можно предположить, что процедура действительно безопаснее. Другое дело, как это доказать, учитывая, что такие технологии в коммерческих клиниках России никем не контролируются. Важно также, чтобы мезенхимальные клетки прошли правильную технологию подготовки и применялись по научно обоснованной и проверенной на клинической практике методике.

Кстати, среди около полусотни утвержденных белорусским Минздравом методик с использованием стволовых клеток нет ни одной, направленной на омоложение. Изучение и разработка клеточных методик — дорогое удовольствие, и государство предпочитает тратить средства в первую очередь на цели сохранения жизни и здоровья граждан. Хотя, по словам академика, ноу-хау, которые позволяют бороться со старением кожи и могут быть альтернативой стволовым клеткам, в нашей стране есть. Сейчас разрабатывается, например, одна клеточная технология с использованием фибробластов — клеток, которые выделяют коллаген, отвечающий за упругость кожи. Эффект от процедуры длится до полугода, применяемые клетки продуцируют раз в десять меньше биологически активных факторов, чем стволовые. Морщины разглаживаются, может, и не столь разительно, но зато полностью безопасно. 

Стимулятор хорошего и плохого

Связь между омоложением стволовыми клетками и злокачественными образованиями подтверждает и профессор Международного университета «МИТСО» нейроморфолог, доктор медицинских наук Татьяна Жукова.

— В числе особенностей стволовых клеток — способность запускать и стимулировать многие процессы в организме, — говорит специалист. — В случае с технологией омоложения это выглядит так: естественное обновление клеток кожи с возрастом снижается, и стволовые клетки заставляют их обновляться интенсивнее. Но дело в том, что одновременно стволовая клетка активизирует и другие факторы роста. Допустим, в каком-то органе только-только начался процесс перерождения обычных клеток в опухолевые, и стволовая клетка усилит его. Риск еще более увеличивается, если клетка эмбриональная и донорская, — повести себя она может непредсказуемо. 

Татьяна Жукова видит прямую причинно-следственную связь между омоложением стволовыми клетками и развитием новообразований в головном мозге. Много лет специалист изучала особенности  роста глиобластом и выяснила: внутри каждой глиальной клетки живет и размножается вирус простого герпеса. Тот самый, который циркулирует в организме 93 процентов людей и при снижении иммунитета проявляет себя простудой на губах. Так вот когда в организм запускают стволовую клетку, она заставляет активно расти и размножаться этот самый вирус герпеса, а тем самым и раковую клетку. А если учесть, что такие глиальные опухоли, как глиобластома и анапластическая астроцитома, относятся к высокозлокачественным, «дразнить» их клетки опаснее всего. Вот почему у звезд — любителей инъекций омоложения чаще возникают именно опухоли мозга, а не, к примеру, желудка или репродуктивных органов.

Хронический стресс и всплеск гормонов

Интересуюсь у эксперта, может ли спровоцировать рост клеток головного мозга еще и ЭКО. Как-никак, тоже клеточная технология.

— Если бы это было однозначно так, то все, кто делает искусственное оплодотворение, заболевали бы раком, — размышляет профессор. — Но в некоторых случаях оно может быть одним из факторов риска. Ни для кого не секрет, что даже естественная беременность представляет собой гормональный всплеск, который, в свою очередь, может запустить не только благоприятные для организма процессы, но и негативные. А подготовка к искусственному оплодотворению включает лекарственную стимуляцию яичников. В репродуктивном возрасте гормональные встряски переносятся, как правило, без последствий. Когда женщине около 50 и ее естественный гормональный фон снижен, в ответ на такое насилие клетки могут отреагировать достаточно агрессивно. А одновременно омолаживаться стволовыми клетками — значит подвергать организм двойному риску.

Особенно если человек находится в состоянии хронического — а это более года — стресса. Стрессовый фактор, по мнению Татьяны Жуковой, одно из главных условий трансформации обычных клеток в злокачественные. 

Снижают ли обороты наши известные артисты, когда им ставят тяжелый диагноз? Как правило, продолжают трудиться в том же темпе, загоняя себя в критическое состояние. Да и обычные люди ведут себя так же. Другое дело, что принять и полюбить свои морщины тем, для кого внешний вид — профессия, заработок или, что еще хуже, залог счастливых взаимоотношений, порой непреодолимое испытание. В таких случаях, по мнению Татьяны Жуковой, разумнее предпочесть классическую хирургическую пластику.

— Меня искренне удивляют люди, которые до глубокой старости хотят оставаться красивыми и бодрыми, не прилагая к этому духовных и физических усилий, падкие на супертехнологии. Многие из них сильно боятся пластики, потому что там «вредный шестичасовой наркоз», но с легкостью соглашаются на инъекции клеток, отдаленные последствия которых никто еще досконально не изучил, — говорит профессор. — Понятно, что в сфере индустрии красоты правят бал большие деньги. Но идеи высокодоходного бизнеса часто оказываются важнее интересов сохранения здоровья.


                   
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика