«Смерть нам к лицу» — почти ромком. Российская трагикомедия о встрече со смертью, целиком снятая на айфон

23.01.2020
«Смерть нам к лицу» — почти ромком. Российская трагикомедия о встрече со смертью, целиком снятая на айфон
Фото с сайта  https://meduza.io/feature/2020/01/22/smert-nam-k-litsu-pochti-romkom

Картинки по запросу «Смерть нам к лицу»

Фото с сайта  https://www.kinopoisk.ru/film/1235989/


Картинки по запросу «Смерть нам к лицу»


Страница фильма «Смерть нам к лицу» «ВКонтакте»


В прокат выходит фильм режиссера Бориса Гуца «Смерть нам к лицу» — картина, целиком снятая на айфон. Маша и Петя — молодая пара, находящаяся в ожидании смерти, девушка неизлечимо больна. Однако герои принимают этот факт, и каждый по-своему переживает это состояние. Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает, почему стоит посмотреть эту малобюджетную картину, победившую на кинофестивале «Окно в Европу».

Камерная малобюджетная картина Бориса Гуца «Смерть нам к лицу» получила главный приз фестиваля в Выборге «Окно в Европу», но вряд ли этот факт всерьез способен взбаламутить публику. То, что фильм полностью снят на седьмой айфон, тоже не кажется скандальным — раз эту технику использует сам Стивен Содерберг, и нашим не зазорно; тем более предыдущая лента Гуца, еще более легкомысленный «Фагот», снимался так же. Пожалуй, самое интересное здесь другое — как довольно жуткая история о встрече молодых людей с небытием уместно легла в жанровую форму. Ведь «Смерть нам к лицу» — это практически ромком со всеми необходимыми атрибутами: смешными недоразумениями, маловероятными совпадениями и неуклюжей любовью. Нюанс лишь в том, что главная героиня в скором времени умрет. 

Петя (первая главная кинороль артиста театра «Сатирикон» Даниила Пугаева) и Маша (Александра Быстржицкая, одна из героинь «Слоны могут играть в футбол» Михаила Сегала) совсем молоды, хотя они вместе, кажется, всю жизнь. Но не навсегда. У Маши меланома, диагноз не оставляет пространства для толкований. Смерть близка и неизбежна, если только не удастся найти астрономическую сумму в четыре миллиона рублей на лечение в Германии. Петя с Машей — типичные миллениалы, беззаботные и не склонные к перспективному планированию; пока Маша лечится, Петя работает курьером. Шансов добыть деньги у них нет. Это начальная точка фильма — компактного, недлинного, сделанного дешево и просто, снятого всего за девять дней, но полного трагикомических сюжетных перипетий.

И у Маши с Петей, и у Гуца одна интонация: они пробуют уговорить публику, что смерть — дело житейское, ничего в ней нет ни страшного, ни стыдного. Разумеется, это способ защиты, и решить задачу по сбору денег он только мешает. Эросу и танатосу трудно обходиться без пафоса, ироничными полутонами. У каждого из троих — двух главных героев и режиссера — возникает персональный проект по облегчению непосильной ноши. Маша пытается организовать собственные похороны как вечеринку: заранее думает о макияже и маникюре, подряжает активную одноклассницу (Полина Ауг) собрать друзей, чуть ли не утверждает меню. Петя ввязывается в сомнительную авантюру — пробует себя как порноактер на съемках у продюсера-неудачника (Максим Максимов). Гуц, слишком уж близко подобравшийся к своим героям, делает шаг назад при помощи пары культурных реминисценций: на стене квартиры висит постер фильма Ксавье Долана, культового для миллениалов режиссера, «Это всего лишь конец света» — герой той ленты никак не решался сказать родным о своей смертельной болезни, — а порнопродюсер неожиданно оказывается фанатом «Твин Пикса». 

«Смерть нам к лицу» — поколенческое кино. Ровесники Маши и Пети пугаются новости о болезни, не верят ей, неловко шутят, не знают, как реагировать. Иначе ведут себя родители — мать Пети (Екатерина Волкова) и крестная Маши (Наталья Павленкова), персонажи с собственными сюжетными линиями. Но ни традиционная эмпатия, ни прагматичное равнодушие старших тоже не помогут решить уравнение. Собственно, этого решения не существует. Стоицизм, жалость к себе, причитание, тихая грусть, черный юмор — лишь череда состояний, которыми ты не можешь управлять, оказавшись лицом к лицу с неотвратимым. Но неуверенность, зыбкость, какая-то детская растерянность перед смертью — самая привлекательная черта фильма. Не давая никаких ответов, он несмело задает вопросы. 

В этом смысле съемка на айфон здесь не столько заявка на пижонский киноязык, сколько способ стать равным своим персонажам: Маша или Петя все время в кадре, а Боря (режиссер) или Даша (оператор Дарья Лихачева) все время за кадром, тут же рядом. Они такие же герои, которые «идут искать» — в точности как обещала звучащая в начале и финале фильма «Считалочка» IC3PEAK. И боятся, что не успеют. 

Безусловно, в названии «Смерть нам к лицу», кроме отсылки к знаменитой комедии Роберта Земекиса, звучит своеобразное кокетство, будто смерть — это модный аксессуар. Но если такой подход поможет справиться со страхом, то почему бы его не использовать? Вдруг выяснится, что в этом сезоне такое не носят.   

Автор Антон Долин

                                                                                                                                                      

По теме: 
Борис Гуц: «Я никому не пожелаю выбирать себе гроб»
https://aif.ru/culture/movie/boris_guc_ya_nikomu_ne_pozhelayu_vybirat_sebe_grob
Девушка и смартфон. Жизненность в фильме «Смерть нам к лицу»
https://www.kommersant.ru/doc/4226372

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика