Омск. Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище

23.10.2021
Омск. Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище
Фото с сайта http://www.tobolsk.org/index.php/ru/component/flippingbook/book/14/1?page=73&tmpl=component


ГОРОД


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Дорога к храму. Фото автора. 2005 г.  Все фото с сайта
https://omskgazzeta.ru/rubrika/gorod/cerkov-vseh-svjatyh-na-kazachem-kladbishhe/?utm_source=yxnews&a...


Последнее десятилетие ХХ века ознаменовалось восстановлением в нашем городе утраченных архитектурных сооружений (Тарские ворота, Серафимо-Алексеевская и Иверская часовни). Тенденция восстановления отчасти коснулась и упразднённых некогда погостов. Разумеется, воссоздать снесённое кладбище в первоначальном виде невозможно, а вот устроить на его месте мемориальный парк или сквер и воздвигнуть храм вполне реально. Об этом наглядно свидетельствует дореволюционный опыт. Историки и краеведы знают, что, например, и Галкинская, и Братская церкви были построены на месте некогда существовавших омских кладбищ. 

Первая получила такое название в народе, поскольку строилась на капитал, завещанный купцом М.И. Галкиным. Официально же она называлась Во имя Святого Михаила Клопского. Храм находился на пересечении нынешних улиц 10 лет Октября и Пушкина. Сейчас на этом месте стоит бюст Д.М. Карбышева. Что касается второй, то она именовалась так из-за того, что в храме собиралось Омское епархиальное братство ревнителей православия. Официально храм был освящён во имя иконы Божией матери «Утоли моя печали». Церковь находилась на нынешней территории завода им. Козицкого, где в XIX столетии располагалось Бутырское кладбище. В нашей же статье пойдёт речь о нелёгкой судьбе одного из самых известных городских погостов, существовавшего на протяжении XIX–XX веков.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Всехсвятская церковь на Казачьем кладбище

Возникновение погоста

Своим появлением Казачье кладбище всецело обязано Никольскому казачьему собору. 21 июня 1840 г. в войсковую канцелярию Сибирского линейного казачьего войска от попечителя и ктитора вышеупомянутого храма полковников Симонова и Пахомова поступил рапорт следующего содержания: «Признавая необходимым иметь при войсковой церкви для погребения тел умерших кладбище, отдельное от городского, которое в настоящее время находится уже внутри города и постепенно застраивается. Почему и имеем честь просить покорнейше войсковую канцелярию не оставить снестись с кем следует об отводе для этого особого места. При чем почтеннейше докладываем, что для войскового кладбища весьма бы прилично было занять место, состоявшее до сего под огородом и рощею войсковой фабрики, если оно не будет входить в черту внутреннего расположения города».

В заседании своем 26 августа 1840 г. войсковая канцелярия Сибирского казачьего войска одобрила это предложение и постановила ходатайствовать о выделении земельного участка перед управляющим Омским округом. Последний, получив письмо, запросил у городской полиции сведения на предмет вхождения просимого участка в пределы городской черты. Но, видимо, омские стражи порядка посчитали, что дело это несрочное, и отложили его решение более чем на год. Архивного документа, сообщающего об открытии Казачьего кладбища, пока обнаружить не удалось, однако автор склонен полагать, что это произошло не ранее 1842 г.

Географически кладбище располагалось в квадрате следующих современных улиц: Куйбышева, 8-я Линия, Успенского и Съездовская. Своим названием погост в первую очередь обязан Казачьему форштадту. Некрополь был разбит на аллеи, которые, в свою очередь, образовывали кварталы. Если внимательно приглядеться к планам дореволюционного Омска, то можно также заметить, что Казачье кладбище не было единой территорией и состояло из следующих участков: православного, католического, холерного и кадетского. С Никольского проспекта (сегодня это улица Красных Зорь) на кладбище вели большие каменные ворота, от которых начиналась центральная аллея, приводящая к церкви.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Последний приют именитых омичей

Многие именитые омичи нашли свой последний приют и пристанище на Казачьем кладбище. Здесь мы приведем фамилии людей, в свое время немало послуживших на благо Русской православной церкви. Среди них следует назвать священномученика Серафима Звездинского (1883–1937), протоиерея, историка Сибири А.И. Сулоцкого (1819–1884), регента Ильинской церкви В.И. Розанова (1883–1932), архиепископа Анатолия Каменского (1863–1924) и настоятеля Казанского женского монастыря Аполлония Волкова. Двое последних заботами православных омичей при сносе Казачьего кладбища перезахоронены на Старо-Северном кладбище. На Казачьем кладбище покоился также прах официального историка сибирского казачества Г.Е. Катанаева (1848–1922), известного географа А.Н. Седельникова (1876–1919), ботаника местного края М.М. Сиязова (1858–1914), талантливого сибирского писателя А.Е. Новосёлова (1884–1918).

Из периодической печати мы узнаем о состоянии кладбищ как в дореволюционное, так и в советское время. Очевидец в 60-х годах ХIХ века констатировал: «Кладбища в Омске особенно хорошо устроены и опрятны. На одном из них, Казачьем, большая аллея, ведущая к могилам, украшена цветниками, так что запах резеды, душистого горошка и других цветов далеко разносится по кладбищу и делает этот последний печальный приют наш отрадным для посетителей родных могил. При входе на кладбище, кроме красивой часовни, недавно построена г. Кузнецовым небольшая каменная церковь, изящно украшенная внутри позолотою, хрусталем и весьма прилично иконописью».


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Кресты на могилах неизвестных.
Сент. 1954 г. Фото А.В. Борисова

Но далеко не всегда Казачий некрополь выглядел так идеально и образцово. Одна из омских газет в начале ХХ века с возмущением взывала к власть имущим: «Для чего существует казачье кладбищенское церковное попечительство? Посещающие Казачье кладбище видят грустную картину разрушения кладбища. Земляной вал и канава при нем до того стоптаны и разрушены, что лошади и коровы свободно входят на кладбище и располагают там собой по усмотрению, срывая могилы и ломая оградки и кресты, оставляя после себя и другие доказательства, не присущие кладбищу. В канаве около рва масса гниющих нечистот, распространяющих зловоние… Кто из власть имущих откликнется и обратит свое око на разрушающееся кладбище?»

С 1925 г. кладбище приходит в ужасное запустение, с него тащат все – деревянные кресты, чугунные решетки, мраморные надгробия. В 1939 г. Омский горисполком принимает решение о его закрытии. В начале 1941 года – еще одно решение. Но начавшаяся война помешала воплотить их в жизнь и отсрочила закрытие кладбища до 1942 года. Перед истечением 25-летнего срока, в 1966 году, было принято варварское решение о ликвидации старейшего из омских кладбищ.

Плата за похоронные услуги

До революции, как и сегодня, организация похорон требовала некоторых затрат. Передо мной «Такса за места для могил при градоомской кладбищенской Всехсвятской церкви за 1891 г.». Приведем несколько цифр. Место подле самой церкви стоило 20 рублей. Место вблизи церкви – 6 рублей. По мере удаленности от церкви цена за место под могилу составляла от 5 рублей до 30 копеек. Плата же за траурную колесницу (по-современному катафалк) составляла 3 рубля. Лошади же нанимались у старожилов за определенную дополнительную плату. С течением времени цены на погребальные услуги изменялись. Так, в 1907 г. рытье могилы вблизи церкви уже оценивалось в 9 рублей, а погребение под колокольный звон – в 50 копеек.

Тарифы на погребение, разработанные в советское время (в 1932–1934 годах), поражают своей структурированностью и детализацией. Каждая услуга имеет свою оплату. Здесь учитывалось буквально все: зимой или летом роется могила, какова она по размерам, погребение тел из больницы и т.д. и т.п.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Панорамный вид Казачьего кладбища. Фото А.В. Борисова. 1950-е гг. Из фондов ГУОО ИсАОО


Всехсвятский храм

В архивных документах сохранились сведения о том, что первоначально лиц, погребаемых на кладбище, отпевали в Свято-Никольском казачьем соборе. Затем уже на территории самого кладбища была построена часовня, которую в 1859 г. заменила однопрестольная церковь. Строителем храма выступил купец, почетный гражданин Омска, а затем и городской голова В.П. Кузнецов. После его кончины в 1870 г. родственники умершего обратились к генерал-губернатору Западной Сибири А.П. Хрущову с просьбой похоронить усопшего в церкви, им построенной, на Казачьем кладбище. Генерал-губернатор связался по телеграфу с архиепископом Тобольским и Сибирским Варлаамом и получил отказ. Его высокопреосвященство ответил, что усопшего нельзя хоронить в освященной церкви. Омский городской голова и архитектор Э.И. Эзет в 1885–1886 годах отмечал, что в Омске имеется «холодная церковь на Казачьем кладбище, но при ней нет особого священника, и в ней совершается служение только не много раз в году».

В 1896 г. на деньги омского купца Г.В. Шкроева храм был значительно расширен и к нему пристроена колокольня. После этой реконструкции церковь могла уже вмещать 400 верующих. Ежегодно, в день Всех святых, от храма по кладбищу шел крестный ход.

С 1902 г. настоятелем кладбищенской церкви был протоиерей Михаил Орлов, воспитанник Тамбовской духовной семинарии. Он также нес послушание благочинного омских городских храмов. За усердное и беспорочное служение богу отец Михаил был награжден св. синодом наперсным крестом, орденом Святой Анны 2-й и 3-й степеней.

При церкви была устроена богадельня, в которой содержались семь престарелых женщин. Иконы для иконостаса Всехсвятского храма писались в Москве. Строителем храма В.П. Кузнецовым было приобретено в свое время прекрасное хрустальное паникадило, которое вызывало восхищение у многих прихожан.

С 1920 г. Всехсвятская церковь получает статус приходского храма. Численность приходской общины в зависимости от времени была различной. Так, в 1926 г. приход насчитывал 89 человек, год спустя – 312, а по прошествии десяти лет – 30 человек. Благодаря архивным документам мы знаем и фамилии священников, которые служили там, – это иереи Киселев и Татищев.

В начале 1938 г. кладбищенский храм был закрыт. Жившему и работавшему тогда в Омске ученому-краеведу А.Ф. Палашенкову удалось спасти образа Божьей матери Абалакской и Святителя Иоанна Тобольского. Благодаря этому православные омичи и сегодня в Свято-Никольском казачьем соборе имеют возможность вознести перед ними свои горячие молитвы.

После закрытия в оскверненном и поруганном церковном здании помещались различные учреждения, преимущественно склады.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Часовня на Казачьем кладбище. Сент. 1954 г. Фото А.В. Борисова

Не музей, так некрополь

В 1943 г., когда советское государство вновь повернулось лицом к церкви, омская паства через своих архипастырей неустанно просила властей предержащих вернуть храм верующим. Так, например, с этой просьбой к уполномоченному по делам религии по Омской области неоднократно обращались и митрополит Варфоломей (Городцев), архиепископ Алексий (Пантелеев) и владыка Ювеналий (Килин).

В 1948–1949 годах, пытаясь спасти заброшенное здание от разрушения и гибели, директор Омского краеведческого музея А.Ф. Палашенков выступает с предложением сделать в нем музей истории города. Местные власти вроде бы поддержали эту идею, подготовили документы и отправили их на утверждение в Москву. Из столицы же пришел весьма категоричный ответ: «Считать несвоевременным использование кладбищенской церкви под музей».

В 1975-м Всехсвятский храм был снесен, а за ним исчезли с лица земли и последние захоронения Казачьего кладбища, снос которого начался ещё в 1966 г.

Попытки спасти от уничтожения как кладбище, так и церковь предпринимались даже в конце 1950-х. А.Ф. Палашенков в 1948 г. подает в горисполком докладную записку, в которой призывает отцов города организовать некрополь. А вот что пишет десятилетие спустя старейший преподаватель Омского пединститута профессор В.Н. Образцов: «Омску следовало бы создать свой некрополь. У города богатое историческое прошлое. В Омске жило и умерло много выдающихся людей. Нам кажется, что именно на Казачьем кладбище следовало бы сосредоточить могилы как выдающихся политических борцов, так и известных омских учёных, литераторов, художников, артистов. Если это будет сделано, то не повторится печальная история прошлого года (1957. – А.Л.), когда правительство Чехословацкой Республики, испросив разрешение вывезти на родину прах умершего в Омске в 1918 г. члена национального совета (Яна Клацанда. – А.Л.), прислало в Омск делегацию, а омичи даже не смогли указать, где этот знатный чех похоронен». (А был он погребён на Казачьем кладбище, и летом 1918 г. на его могиле торжественно был открыт памятник. – А.Л.) К сожалению, все призывы остались гласом вопиющего в пустыне. Кладбище было снесено, а могилы сровнены с землёй.

И мы, наверное, никогда бы не узнали, кто был похоронен на Казачьем кладбище, если бы всё тот же А.Ф. Палашенков не составил в 1950–1960-х годах мартиролог о сохранившихся до того времени памятниках. Помимо переписывания эпитафий и описания конфигураций памятников, фотографом А.В. Борисовым проводилась их выборочная фотофиксация. Это явилось первым и важным этапом по сохранению памяти. Ко второму этапу следует относить устройство и открытие 22 июня 2005 г. мемориального сквера «Казачий» на месте некогда упразднённого Казачьего кладбища. Нелишне отметить, что сегодня вдоль аллеи, ведущей к Всехсвятскому храму, выставлены надгробные памятники и их фрагменты, чудом уцелевшие от разрушения и обнаруженные на территории бывшего погоста в ходе различных землеустроительных работ.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Фотоэтюд “Перед грозой на Казачьем кладбище”. 1951–1953 гг. Фото А.В. Борисова. Из личной коллекции автора.

Возрождение храма

Об устройстве мемориала, восстановлении и воз­рождении Всехсвятского храма на Казачьем кладбище заговори­ли в начале 1990-х каза­ки. Тогда же архитектором В.А. Барановым был разработан проект устройства мемориала «Казачье кладбище». Он предусматривал и строительство Всехсвятской церкви. Недостатком первоначального варианта было то, что возведение церкви требовало колоссальных денежных вложений. На что автору и было указано на заседании градостроительного совета. Ввиду этого В.А. Баранов составил проект более скромный в отношении капиталовложений. Однако и он в дальнейшем подвергся корректировке. 20 апреля 1994 г. вышло постановление главы администрации Омска «О разрешении Сибирскому центру казачьей культуры проведения проектно-изыскательских работ для создания мемориального сквера на территории Казачьего кладбища в Куйбышевском районе». Усилиями этого центра в октябре 1994 г. был даже проведён субботник по благоустройству небольшого участка бывшего кладбища. К сожалению, дело на этом и закончилось.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Бурьян забвения. Фото автора. 2005 г.

Следующим шагом к номинальному признанию бывшего Казачьего кладбища историческим и устройству на его месте мемориального сквера явилось постановление мэра Омска В.П. Рощупкина от 24 июня 1996 г. Декларативный характер этого документа определило одно из последующих постановлений, которое все перечисленные ранее мероприятия относительно как Казачьего, так и других кладбищ откладывало на неопределённое время из-за отсутствия финансов. Эта затяжка привела к тому, что в административных и коммерческих кругах стали поговаривать о застройке оставшегося пятачка кладбищенской земли. И скорее всего, так бы и произошло, если бы к этому вопросу не подключился митрополит Омский и Тарский Феодосий. Дело в том, что из дальнего зарубежья к нашему владыке неоднократно приходили письма от эмигрантов-омичей и их потомков, которые слезно проси­ли его высокопреосвященство сделать что-либо для сохранения памяти об их предках, погребённых на Казачьем кладбище. А тут ещё сообщество ветеранов стало ходатайствовать об установке памятника погребённым на Казачьем кладбище воинам, умершим во время Великой Отечественной войны от ран в омских эвакогоспиталях. Всё это привело к тому, что мэром Омска Е.И. Беловым 21 ноября 2002 г. было подписано постановление «Об организации мемориального сквера «Казачий» в Центральном административном округе». Первым шагом в устройстве мемориального сквера явилась установка памятника умершим в госпиталях воинам. Его авторами явились В.А. Баранов, В.Я. Игнатенко, С.В. Цыбин. Но наряду с сооружением памятника на территории мемориального сквера предусматривалось строительство и Всехсвятского храма.

И вот 5 мая 2003 г., накануне Радоницы, на некогда упраздненном Казачьем кладбище был установлен и освящен архиерейским чином поклонный крест. Однако кому-то это не понравилось. Нашлись варвары и вандалы, которые его спилили. И только 24 июня 2004 г. поклонный крест вновь был установлен и освящен на Казачьем погосте.


Церковь Всех Святых на Казачьем кладбище


Проект вновь построенного Всехсвятского храма

На протяжении нескольких месяцев разрабатывался проект строительства Всехсвятского храма. Перед архитекторами стояла дилемма: построить церковь в том виде, в котором она была, либо спроектировать совершенно новую. Проект восстановления Всехсвятского храма на основе имеющихся исторических фотографий предложил епархиальный иконописец и архитектор Г. Адаев. Но ввиду долгосрочности строительства и дороговизны проекта этот вариант митрополитом Феодосием был отклонён. Его высокопреосвященство отдал предпочтение проекту, разработанному авторским коллективом в составе О.А. Крупиной, Л.Н. Лузиной, А.П. Лепешонковой, В.А. Баранова, который предусматривал возведение совершенно новой деревянной шатровой церкви. В качестве главных аргументов выступили дешевизна и быстрота строительства. Работы по устройству фундамента начались осенью 2004 г. Строительство Всехсвятской церкви при поддержке гу­бернатора Омской области Л.К. Полежаева было осуществлено в рекордно быстрый срок. Возведение храма велось силами трудового коллектива СМУ «Первомайское». 11 января 2005 г. вновь воздвигнутый Всехсвятский храм был освящён, и под его сводами была отслужена первая божественная литургия. В настоящее время настоятелем Всехсвятской церкви является протоиерей Владимир Игнатюк.

Не менее важным шагом в деле увековечения памяти стало издание книг о бывшем Казачьем кладбище. В 2005 г. Государственным архивом Омской области издана книга под названием «Омский некрополь. Исчезнувшие кладбища», в которой содержатся биографические справки о деятелях науки и культуры, погребённых на Казачьем кладбище, чьи могилы оказались утраченными навсегда. В прошлом году увидела свет совместная работа В.В. Морозова и С.В. Волынкина «Мемориальный Казачий сквер Омска. Сборник документов и материалов». В труде представлена история создания мемориального сквера на территории бывшего Казачьего кладбища в 1992–2006 годах.

Александр ЛОСУНОВ, историк-краевед

                                                                                        

История Казачьего кладбища
http://st-efrem.orthodoxy.ru/kaz/klad/page2.htm

В Омске издан сборник, посвященный истории Мемориального казачьего сквера
https://kvnews.ru/news-feed/v-omske-izdan-sbornik-posvyashchennyy-istorii-memorialnogo-kazachego-skv...

Казачье кладбище в Омске: преемственность традиций и советская политика памяти (конец 1919 начало 1941 г.)
https://cyberleninka.ru/article/n/kazachie-kladbische-v-omske-preemstvennost-traditsiy-i-sovetskaya-...
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика