Пантеон выдающихся: могилы актеров, писателей и художников в Некрополе мастеров искусств

02.03.2021
Пантеон выдающихся: могилы актеров, писателей и художников в Некрополе мастеров искусств


«ПД» узнал, почему на бывшем Тихвинском кладбище решили создать мемориал отечественной культуры





Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник».  Все фото с сайта  https://spbdnevnik.ru/news/2021-02-16/panteon-vydayuschihsya-mogily-akterov-pisateley-i-hudozhnikov-...


Некрополь мастеров искусств Государственного музея городской скульптуры (бывшее Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры) давно стал местом паломничества тех, кто не равнодушен к искусству. 

Туристы и петербуржцы приходят в Некрополь мастеров искусств к могиле Федора Достоевского, Николая Карамзина, Ивана Крылова, Петра Чайковского, Михаила Глинки.

Именно здесь сегодня можно увидеть могилы тех, чьи имена вошли в созвездие классиков русского искусства. Его с полным правом можно назвать мемориалом отечественной культуры. «Петербургский дневник» прогулялся по некрополю с начальником экскурсионно-массового отдела Государственного музея городской скульптуры Кариной Валегиной, посетив могилы известных артистов.

АКТЕРСКАЯ ДИНАСТИЯ

Театральная дорожка сразу привела нас к семейному захоронению актерской династии Самойловых. Слева находится могила основателя династии – Василия Самойлова.

«Василий Самойлов был тенором Большого театра в Петербурге, его потомки – актеры Александринского театра», – рассказывает Карина Валегина.

Напротив находится захоронение Веры Самойловой. Ее называли «алмаз и жемчуг русской сцены».

«Вера Васильевна пользовалась успехом на русской императорской сцене, но она вышла замуж за военного офицера и ее актерская деятельность была прекращена, потому что актриса не могла быть женой военного офицера. Правда, судьба ее не очень хорошо сложилась и после смерти супруга – она осталась без особых средств к существованию, пыталась вернуться на театральные подмостки, но больше выступала в качестве педагога», – рассказывает наш экскурсовод.

Рядом похоронена ее дочь, последняя представительница династии Самойловых – Вера Мичурина-Самойлова. Она была уже актрисой двух эпох: императорской и советской. На ее могиле – скульптурный портрет. Невысокая женщина со строгой прической в сценическом платье.

«Если присмотреться, то можно на платье увидеть орден Ленина, врученный ей за выдающиеся заслуги. Также она была награждена Сталинской премией в годы Великой Отечественной войны и все средства направила в Фонд обороны Ленинграда», – обращает наше внимание специалист.

Карина Валегина объясняет, что изначально Самойловы были похоронены на других кладбищах, разрушавшихся в 30-е годы прошлого века.

«Благодаря переносу удалось сохранить памятники и память о людях. Некоторые деятели театра XVIII-XIX веков здесь не были похоронены. Они были перенесены при создании Некрополя мастеров искусств», – отмечает она.






Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

Некрополь мастеров искусств был создан в 1937 году на территории Тихвинского кладбища Александро-Невской лавры, основанного в 1823 году.

«В 20-е годы прошлого века началась кампания по разрушению старых исторических кладбищ. Тогда были разрушены Фарфоровское, Митрофаньевское кладбища, кладбище при Троицко-Сергиевой пустыни в Стрельне. Создание Некрополя мастеров искусств способствовало формированию уникального собрания, ставшего мемориалом отечественной культуры. Это позволило сохранить не только память о выдающихся представителях русской истории и культуры, но и высокохудожественные памятники, создателями которых были замечательные русские мастера. Еще одним музейным некрополем стали «Литераторские мостки» Волковского кладбища. Открытие Некрополя мастеров искусств в 1937 году было приурочено к 100-летию со дня смерти Александра Сергеевича Пушкина. С его именем, особенно в первой части некрополя, связано практически каждое захоронение. Благодаря усилиям общественности и музейных работников удалось сохранить уникальное место, потому что судьба его была бы очень плачевна. И сейчас музейный статус позволяет сохранять памятники», – делится Валегина, пока мы идем к следующему захоронению. 

ЮНАЯ И ПРЕКРАСНАЯ

Мы останавливаемся у скромного памятника с гранитным основанием и маленьким белым бюстом – изящной женской головкой. Это памятник Варваре Асенковой – звезде водевилей. Очень молодая женщина, которая не дожила до 30 лет, – ее сломила чахотка.

«У Асенковой удивительная судьба. Она дочь актрисы и долгое время учителя говорили о ней, что она полная бездарность. Но мать ее не сдавалась. Она нашла учителя, который помог таланту Асенковой раскрыться по-особенному. С тех пор она блистала на сцене, на нее обратил внимание сам Николай I. Некрасов посвящал ей стихи, в советское время был снят фильм о ней. Асенкова играла на сцене до самых последних своих дней. Она уже была больна, но выходила на подмостки и всю себя отдала сцене», – говорит сотрудница Музея городской скульптуры, обращая наше внимание на эпитафию, которая хорошо характеризует актрису: «Все было в ней – душа, талант и красота. И скрылось все от нас, как светлая мечта».

С памятником Асенковой связана и трагическая история периода Великой Отечественной войны. Первоначальный бюст создал скульптор Иван Витали, который участвовал в скульптурном оформлении Исаакиевского собора.

Как рассказывает Карина Валегина, во время войны памятники некрополя практически не пострадали. Лишь часть памятников была повреждена осколками.

«А вот в памятник Асенковой было прямое попадание снаряда. Он был полностью разрушен и восстановлен уже после войны. Так что перед нами – точная копия бюста Витали», – отметила она.

ЗВЕЗДЫ ТЕАТРА

Следующая наша остановка совсем рядом – на той же театральной дорожке у могилы народного артиста СССР Юрия Юрьева. Начинал он как артист императорских театров. Он пришел на сцену Александринского театра совсем молодым человеком в 1893 году, а расцвет его творчества пришелся на 1910-1920-е годы.

«В 1919 году он был одним из основателей Большого драматического театра. Долгие годы Юрьев успешно сотрудничал с Мейерхольдом. С 1920-х годов он играет на разных площадках, но Александринский театр для него всегда оставался основным», – рассказывает экскурсовод.

Самой известной ролью Юрьева стал Арбенин в спектакле «Маскарад». И на надгробном памятнике он изображен именно в этом образе, а на четырехграннике, на который он облокачивается, изображены лучшие его роли.

«Памятник был создан в 1961 году Михаилом Аникушиным, замечательным автором памятника Пушкину на площади Искусств. На открытии памятника был митинг и на нем выступал Николай Константинович Черкасов. Мы к нему тоже подойдем. Памятник ему также создал Михаил Аникушин», – обещает наша спутница и мы двигаемся дальше.






Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

Однако по пути к могиле Черкасова останавливаемся у места последнего упокоения еще одной известной актрисы – Веры Комиссаржевской, которая стала в свое время воплощением идеи чеховской «Чайки».

«Ее так и прозвали – русской чайкой. Хотя надо сказать, что премьера пьесы в Александринском театре прошла не так успешно, как надеялся Антон Павлович. Но тем не менее именно Комиссаржевская была блистательна в этой роли. На сцене Александринского театра она также играла в пьесах Островского. Умерла Вера Комиссаржевская на гастролях в 1910 году, на которые она поехала с целью собрать денег для открытия своей театральной школы», – отмечает специалист.

Надгробный памятник Комиссаржевской, несомненно, обращает на себя внимание. Его скульптором стала первая женщина, получившая профессиональное профильное образование, – Мария Диллон. Памятник актрисе она ваяла в течение пяти лет. Он был открыт в 1915 году.

«Самая выдающаяся часть его – это, конечно, скульптура Комиссаржевской. Сама Диллон говорила, что Комиссаржевская ей не позировала. Она воспроизводила ее по памяти, по фотографиям, по воспоминаниям личных встреч. При этом, когда памятник открывали, воскликнули все: «Как живая!» Настолько точно Диллон передала черты актрисы. По идейной задумке, актриса в своем сценическом платье как бы прощается со зрителями. Изначально идея памятника была несколько иной. Вместо постамента с крестом, на который опирается рукой скульптура актрисы, должна была быть часть театрального занавеса. И тогда было бы логично, что она отодвигает занавес, а в левой руке у нее свиток с ролью. У ног вместо пальмовой ветви должна была лежать чайка. Но тут вмешалась духовная цензура. Сама Диллон признавалась позже, что если бы ей разрешили изобразить эти предметы, то, наверное, памятник был бы перенасыщен театральными эффектами», – говорит Валегина.

СМЕРТЬ НА ЧУЖБИНЕ

Пока мы идем дальше по тающему снегу, замечаем чуть в стороне красивый памятник. На гранитном возвышении – выполненная из бронзы женская фигура, опирающаяся на постамент с бюстом другой женщины. Оказалось, что это могила итальянской оперной певицы Анжолины Бозио. Она с успехом выступала в Европе и Америке, в Петербурге и Москве. Впервые в России исполнила партию Виолетты в «Травиате» Джузеппе Верди. В марте 1859 года Бозио поехала из Петербурга в Москву, чтобы дать несколько концертов, но на обратном пути простудилась и заболела. Умерла от воспаления легких. Она была похоронена на привилегированном участке Святой Екатерины Выборгского римско-католического кладбища. В 1861 году на могиле Бозио был установлен памятник работы Пиетро Косты. А в 1939 году его перенесли в Некрополь мастеров искусств. Образ Бозио сохранен в стихотворении Николая Некрасова «О погоде» и прозе Осипа Мандельштама «Египетская марка».

ТОТ САМЫЙ КНЯЗЬ

И вот наконец мы подходим к могиле Николая Черкасова. Большая часть его жизни прошла на сцене Александринского театра. Но многим он известен и как актер кино. Он снимался в фильмах Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» и «Александр Невский».

«Именно образ Александра Невского стал таким хрестоматийным для изображения князя, поскольку мы не знаем доподлинно, как он выглядел. И на советской медали «Александра Невского», которая была учреждена во время Великой Отечественной войны, за образ был взят именно образ Черкасова. Его памятник удивителен. Это единственный памятник, где герой сидит. Черкасов изображен в своей любимой позе. Но это не поза покоя, а поза экспрессии», – говорит экскурсовод.

На этом наша прогулка не заканчивается. Карина Валегина ведет нас дальше, к могиле Георгия Товстоногова. Это было последнее захоронение в Некрополе мастеров искусств. Памятник ему, созданный в 1992 году, разительно отличается от остальных. Это некое переосмысление христианской символики. Над могилой находится неканоническое распятие.

«Это скорее символ распятия. И если присмотреться, то на месте сердца – дыра. Здесь можно вспомнить горьковского Данко, который вынул свое сердце из груди, чтобы осветить путь людям, как и истинный творец, который отдал всего себя для служения людям», – поясняет наша спутница.

НЕ ТОЛЬКО АКТЕРЫ

Пока идем дальше, обращаем внимание на гранитную глыбу, на которую опирается этакий «русский мужик» в шароварах и рубахе – это захоронение поборника русского искусства Владимира Стасова.

«Он был близок со всеми представителями музыки, литературы, живописи и истории своего времени. Сам занимался в том числе и археологией», – рассказывает Валегина.

Еще одно примечательное захоронение – памятник физиологу Ивану Тарханову, выполненный в стиле модерн. На нем мы можем увидеть герб рода Тархановых. Склонившаяся над гробом покойного женщина – это его супруга Елена Тарханова-Антокольская. Идея памятника принадлежала ей.

Уже следуя к выходу, мы оказываемся рядом с могилой знаменитого живописца, мастера цветопередачи Архипа Куинджи.

«Он воспевал национальные русские идеи в живописи, и памятник прекрасно это передает. Это портал из серого гранита, а мозаичное панно олицетворяет вход в мир искусства», – поясняет специалист.

Прямо напротив Куинджи похоронен скульптор Петр Клодт, которого большинство знает как автора скульптурной группы с конями на Аничковом мосту.

«Здесь есть памятник, который Клодт также сам создает, – это памятник Василию Андреевичу Жуковскому», – обращает внимание сотрудница музея.

Удивляет среди гранитных и мраморных скульптур некрополя резной деревянный крест – это памятник художнику Борису Кустодиеву, который прославился своими изображениями купеческой Руси.

«Это единственный деревянный памятник некрополя. Он выполнен в древнерусской стилистике», – пояснила Валегина.

Напоследок наша спутница показала нам захоронение с «ошибкой». Это могила певца русской природы Ивана Шишкина. На глыбе розового гранита выбита дата рождения – 1812 год.

«На это мало кто обращает внимание. На самом деле художник родился в 1832 году. Но эту ошибку не заметили в начале XX века, а потом музей уже решил ничего не менять, чтобы сохранить такую своеобразную примету времени», – рассказала она.

Автор Ирина Лисова


                                   


Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика