Ќовый роман ћихаила ≈лизарова Ђ«емл€ї Ч первое масштабное осмысление Ђрусского танатосаї.

01.11.2019
Ќовый роман ћихаила ≈лизарова Ђ«емл€ї Ч первое масштабное осмысление Ђрусского танатосаї.
‘ото с сайта https://ast.ru/news/chem-blizhe-k-kladbishchu-tem-dalshe-ot-smerti/


ќна и ребенок, и самка богомола, и философ, и ведьма, и жрица, и ритуальна€ жертва

–ецензи€ на роман ћихаила ≈лизарова Ђ«емл€ї

Ѕиографи€ молодого землекопа с барочными метафорами: после длительного молчани€ ћихаил ≈лизаров выпустил толстенный роман Ђ«емл€ї. ѕо просьбе Ђ√орькогої об этой книге рассказывает јндрей јствацатуров Ч дает советы, как правильно ее читать, и объ€сн€ет, что общего у ≈лизарова с немецкими романтиками.

ћихаил ≈лизаров. «емл€. ћ.: ј—“, –едакци€ ≈лены Ўубиной, 2020

Ёту книгу почитатели ћихаила ≈лизарова ждали почти шесть лет. —рок немалый, да и ожидание было тревожным. — 2012 года, когда вышел сборник Ђћы вышли покурить на 17 летї, ≈лизаров ничего не публиковал. Ќу или почти ничего.  то-то из критиков даже компетентно за€вил, что ≈лизаров Ђушел из литературыї. “еперь этот критик, наверное, скажет, что Ђ≈лизаров вернулс€ї. ќднако никакого ухода, никакого хоббитовского Ђтуда-и-обратної не было. Ѕыли п€ть лет напр€женной работы, п€ть лет поисков, сомнений, открытий. —разу поспешу обрадовать поклонников ≈лизарова и всех читателей современной русской прозы: автор ЂЅиблиотекар€ї и букеровский лауреат, похоже, написал свой лучший роман. ¬дохновенный и в то же врем€ мастерский, выдержанный, неторопливый, тщательно продуманный от первого до последнего абзаца. ¬сЄ, что прежде было в разработке, что дозированно предъ€вл€лось в сборнике Ђћы вышли покуритьЕї, обрело наконец мощь и романный масштаб.

Ђ«емл€ї ≈лизарова не имеет пр€мого отношени€ к одноименному роману Ёмил€ «ол€, если кто его помнит; хот€ и тут, и там в полной мере присутствует Ђфизиологи€ жизниї, выписанна€ в каждом случае обсто€тельно и с аппетитом. Ќо, несмотр€ на близость реализму и отчасти натурализму, роман ≈лизарова о другом. ќ приближении к мистическому опыту, о предчувствии.

Ќадо сказать, что романов-предчувствий, ставивших персонажа, а вместе с ним и читател€, на порог иной, запредельной реальности, написано не так уж мало. ¬ известном смысле многие тексты ¬ладимира Ќабокова как раз об этом: таинственное пока никак не познаетс€, не разгадываетс€, но оно где-то совсем р€дом. Ќа его присутствие указывают странные знаки, которые имеют свойство повтор€тьс€. Ќабоков принадлежит к числу тех немногих авторов, кого ≈лизаров регул€рно перечитывает и у кого он учитс€, однако эта лини€ возникла в литературе много раньше, в конце XVIII в., в эпоху сентиментализма и раннего романтизма.  огда иенские романтики были оптимистично уверены, что вот-вот гр€нет консервативна€ революци€, что мир скоро будет преобразован усили€ми поэтического воображени€, что предметы €в€т человеку свои скрытые смыслы, благие и одновременно зловещие, а каждодневна€ реальность обратитс€ в миф или сказку.

Ђ«емл€ї ≈лизарова пока обладает всеми признаками романа-предчувстви€. я пишу Ђпокаї, потому что, несмотр€ на огромный массив текста (35 авторских листов!), нам предъ€влена лишь перва€ часть романа Ђ«емл€ї, озаглавленна€ Ђ«емлекопї. „то случитс€ во второй, мы пока не знаем, и если узнаем, то, суд€ по всему, очень нескоро, учитыва€, что перва€ часть сочин€лась без малого п€ть лет. «амечу, что ≈лизаров, написавший роман-предчувствие, далек от идеи романтической революции. ќн художник классической традиции, эстетический консерватор, мастер барочной игры, а не романтический пророк, не посланник св€того √раал€, стрем€щийс€ сделать текст механизмом переустройства мира. ”же в своем раннем романе ЂPASTERNAKї он консервативно предостерегает нас об опасности видеть в искусстве большее, нежели само искусство, Ч например, религию. ≈го Ђпредчувствиеї ограничено эстетическими поисками. ќно касаетс€ не автора, не читател€ (читателю отводитс€ здесь роль наблюдател€), а только лишь заглавного персонажа, который движетс€ к границе, раздел€ющей обычный мир и потусторонний, и приближаетс€ к истоку тех сил, которые музыкально организуют мистерию жизни, где бытие и небытие неразделимы.

—южетна€ основа Ђ«емлиї, биографи€ молодого землекопа ¬ладимира  ротышева, выдержана как будто бы в реалистической манере. ƒетство, проведенное в провинциальных городах постсоветского пространства, чувство бытовой неустроенности, св€занное с посто€нными переездами семьи; несговорчивый отец, кандидат технических наук, никак не может найти себе работу, потом Ч служба в стройбате, где  ротышев учитс€ ремеслу землекопа, и, наконец, работа в похоронном бизнесе. —перва Ч под началом своего сводного брата Ќикиты, Ђбраткаї из 90-х. «атем после ссоры, вспыхнувшей из-за экзальтированной девушки јлины (¬ладимир оказываетс€ более удачливым в любви, и девушка уходит от брата к нему), герой устраиваетс€ рыть могилы к подельникам брата, а после Ч охранником к их конкуренту, ловкому предпринимателю √апоненко.

Ќесмотр€ на единственную сюжетную линию, Ђ«емл€ї представл€ет собой интересный жанровый сплав, в который довольно эффектно укладываетс€ мистическое предчувствие.   роману-биографии добавл€етс€ лини€ романа-воспитани€, что, в принципе, об€зательно и ожидаемо. —обыти€ постепенно, шаг за шагом, накапливают изменени€ в личности геро€, вернее, обнаруживают в ней те свойства, которые там были изначально заключены. ¬прочем, вчитавшись в текст чуть внимательнее, мы начинаем понимать, что происход€щее с персонажем не случайно. ќно не приходит извне, а скорее вызываетс€ специфическим строем его личности, взыскующей закрытую область жизни и стрем€щейс€ к границе, раздел€ющей мир живых и мертвых. Ёта граница условна Ч ее вообще на самом деле нет ни во времени, ни в пространстве. ќна внутри каждого из нас. ≈е можно ощутить, отбросив привычную оптику, человеческие измерени€.

¬ романе Ђ«емл€ї нам вс€кий раз предлагаетс€ двойное видение одних и тех же предметов и событий. ¬с€кий элемент сюжета, даже самый обыденный Ч это этап инициации. ¬ романе их много: дарение отцом Ђбиологических часовї, похоронные игры в детской песочнице, ночное посещение кладбища, работа в стройбате землекопом, работа в похоронном бизнесе, разговоры с Ќикитой, с јлиной, с √апоненко, с таинственными Ђмосковскими гост€миї и т. п. ¬ свою очередь персонажи, которых встречает ¬ладимир  ротышев, вс€кий раз выступают в роли символических учителей, хранителей св€щенного знани€, жрецов мистерии жизни. ќтец, девочка из песочницы, брат Ќикита, јлина, √апоненко, московские гости Ч каждый из них открывает  ротышеву какую-то часть общего знани€, а в финале Ђмосковские гостиї завершают его обучение.

‘ото: Misha Maslennikov


—ам текст, как это всегда бывает у ≈лизарова, иньецирован знаками предчувстви€ иного мира Ч такими как, например, овал, фигурой, котора€ посто€нно возвращаетс€, обраста€ новыми оттенками смысла. ѕомимо знаков-указателей, повествование расцвечено €ркими барочными метафорами, в которых открываютс€ странные св€зи между, казалось бы, совершенно удаленными друг от друга вещами и €влени€ми. ѕриведу наугад несколько примеров:

Ђѕоселок просыпалс€ Ч поскрипыва€, хлопал дверьми и ставн€ми. «а невысокими заборами горланили сиплые петухиЕ ¬оздух был дымчатым и полусоннымї.

Ђ¬иднелось большое извилистое озеро с одинокой резиновой лодкой и сутулым, как окурочек, рыбаком в нейї.

Ђя смотрел на красный рычаг стоп-крана, похожий на кровавый кабаний бивеньї.

Ђ«аросша€ буйными сорн€ками могила напоминала доброе, бородатое лицої.

ЂЌикита размашисто, словно перекрыва€ недругу кислород, выключил радиоприемникї.

ѕодобного рода добродетель Ч соедин€ть несоединимое, Ч шекспировска€ по своей сути, отчасти объ€сн€етс€ тем, что автор крайне музыкален, и его воображение обнаруживает себ€ на территории музыки, предшествующей вс€кой речи, первородного хаоса, бессознательного, которое, благодар€ критическому усилию мастера, реализуетс€ в €сных, индивидуальных образах. ѕоэтому Ђ«емлюї € бы назвал Ђроманом-симфониейї.

≈ще это роман любовный, точнее, любовно-мистический, поскольку любовь сразу же преподноситс€ как познание. ¬озлюбленна€, несмотр€ на приземленность, на мат, которым она щедро разбавл€ет свою речь, вполне сродни сюрреалистической женщине. ќна прит€гивает и отпугивает главного геро€. ќна одновременно и ребенок, и самка богомола, и философ, и ведьма, и жрица, и ритуальна€ жертва. Ќо в итоге Ч ускользающа€ сущность, увертка. „ерез нее происходит приобщение геро€ к предчувствию тайны. ¬прочем, love-story Ч лишь один из этапов, который в какой-то момент дл€ геро€ остаетс€ позади.

Ђ«емл€ї Ч роман отчасти Ђпроизводственныйї. «десь подробно рассказываетс€ о ремесле землекопа, о производстве надгробных пам€тников из дешевых материалов, о проблемах похоронного бизнеса. ѕри этом рассказываетс€ со знанием дела, с пониманием нюансов и специальных терминов.  аждодневное, бытовое ≈лизаровым никогда не упускаетс€ из виду и не приноситс€ в жертву сказочно-фантастическому. ќба плана в его текстах всегда пребывают в гармонии.

», наконец, это роман философский. ѕоследние сто страниц предлагают нам почти платоновский диалог, в котором подвижное мышление торжествует над застывшим обыденным знанием. ќн отчасти напоминает философские диспуты в романах јнатол€ ‘ранса и “омаса ћанна. ≈лизаров, точнее, его персонажи, совершают интеллектуальный экскурс в область философской теории, стара€сь обозначить, объ€зычить Ђнебытиеї и св€зать его понимание с опытом современности. «десь слово получает ћартин ’айдеггер, антропологические и социологические теории, встречей которых и завершаетс€ роман. ¬идимо, дл€ того, чтобы всЄ предъ€вл€емое прежде, предчувствие смерти (или новой жизни?), обрело свое рациональное измерение.

≈ще раз повторюсь: роман превосходный, и ≈лизаров очередной раз подтвердил свою репутацию мастера прозы. “еперь придетс€ набратьс€ терпени€ и ждать выхода второй части.


јвтор   јндрей јствацатуров

                                                                                         


ѕо теме:
Ћитературно.  ниги окт€бр€: серотонин и похоронный бизнес
https://literaturno.com/overview/knigi-oktyabrya-2019/


ƒел€сь ссылкой на статьи и новости ѕохоронного ѕортала в соц. сет€х, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

яндекс.ћетрика