Беларусь. Директор мемориального комплекса «Хатынь» Артур Зельский о вопросах, которые чаще всего задают экскурсоводам

22.03.2020
Беларусь. Директор мемориального комплекса «Хатынь» Артур Зельский о вопросах, которые чаще всего задают экскурсоводам
Все фото с сайта  https://www.sb.by/articles/neutikhayushchaya-bol-hatin.html

Неутихающая боль


Щемящий сердца перезвон колоколов Хатыни — как призыв жертв войны потомкам беречь мир и не забывать о цене, заплаченной за свободу родной земли

Трагедия Хатыни — не случайный эпизод войны, а одно из множества свидетельств целенаправленной политики геноцида, которую осуществляли нацисты, в частности, по отношению к населению Беларуси. С июня 1941 года по июль 1944-го на территории нашей республики было сожжено 9200 деревень, из них более 5 тысяч вместе со всем населением или его частью. Хотыничи, Борки, Росица, Посудьево, Ола… Символом трагедии белорусского народа, который потерял в Великой Отечественной войне каждого третьего, стала Хатынь. На месте уничтоженной деревни в память обо всех сожженных деревнях Беларуси был создан мемориал, торжественное открытие которого состоялось 5 июля 1969 года. С тех пор его посетили миллионы человек из разных стран, и тропа памяти сюда не зарастает. Люди приезжают в Хатынь, скорбят о погибших, задумываются о хрупкости мира…

Накануне очередной годовщины трагедии в Хатыни наш корреспондент встретилась с директором мемориального комплекса кандидатом исторических наук Артуром Зельским.

— Артур Гарриевич, о произошедшей в Хатыни трагедии, кажется, известно все, составлена чуть ли не поминутная хронология. Какие-то новые подробности продолжают выявляться?

— Действительно, сегодня о Хатыни известно практически все. Появляются факты, вызывающие споры и вопросы, но они не влияют на общую картину произошедшего. Продолжается поиск предыстории деревни. По документам Национального исторического архива Беларуси нам удалось выяснить, что Хатынь имела богатую историю.

Первые упоминания об этом населенном пункте относятся к 1551 году. Тогда в селе, по приблизительным подсчетам, проживало около двухсот человек. Не так давно удалось отыскать сведения о располагавшейся в Хатыни церкви Рождества Девы Марии, которая была освящена 6 ноября 1794 года. Найдено ее описание. По нему создали макет храма. Известно, что перед церковью была звонница на четырех столбах. Еще одна находка — старинный колокол XIX века с надписью: «Сангина. 1874 года. Мая 23 дня». Колокол можно увидеть в экспозиции музея. Стало известно, что до войны в Хатыни функционировала общеобразовательная школа. Представляет интерес для исследователей и старинное хатынское кладбище, где сохранились надгробия XVII века. Мало кто знает, что Хатынь уже сжигали дотла в середине XVII века. Но она возрождалась из пепла. Выходит, кладбище — единственное, что осталось от той прежней деревни.

— Получается, тема пожара для Хатыни стала роковой?

— В начале ХХ века деревня упоминалась в печати тоже в связи с пожаром в крестьянском доме.

Пожар, устроенный карателями в 1943 году, уничтожил дотла всю деревню. Да еще так зверски расправились с ее жителями. Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Из детей Хатыни только двое мальчиков спаслись из огня и пережили войну — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Виктор был рядом с матерью у двери сарая. Анна Желобкович выбежала из огненного ада, крепко держа за руку сына. Пуля пробила левое плечо мальчика. От следующих пуль его спасла мама. Уже падая, она закрыла собой раненого сына. Из девяти детей Иосифа и Анны Барановских в живых остался только Антон. Он успел отбежать от сарая, когда пуля попала в его левую ногу. Истекая кровью, мальчик слышал, как страшно кричали люди, горевшие заживо. Двенадцатилетнему Владимиру Яскевичу удалось спрятаться в яме, где хранили картошку, недалеко от деревни. Чудом укрылась от расправы его сестра Софья.
22 марта 1943 года в белорусскую деревню Хатынь ворвались каратели. Они согнали всех ее жителей в сарай, обложили соломой, облили бензином и подожгли. Тех, кто пытался вырваться из пламени, хладнокровно расстреливали. В огне заживо сгорели 149 жителей Хатыни, в том числе 75 детей, самому маленькому из которых было всего семь недель от роду. А обезлюдевшую деревню разграбили и тоже сожгли.
Сейчас живы два свидетеля хатынской трагедии — Софья Яскевич и Виктор Желобкович. В последнее время они неохотно вспоминают то, что пришлось пережить в детстве.

— По одной из версий сожжением деревни фашисты отомстили местному населению за смерть капитана 118-го полицейского охранного батальона Ганса Вельке — чемпиона берлинской Олимпиады 1936 года, которого лично знал Гитлер. Так ли это?

— Это всего лишь версия. Перед захватчиками стояла задача запугать страшными акциями население, лишить партизан опорных пунктов. А еще разграбить. Есть документы, в которых оккупанты зафиксировали, сколько было вывезено тонн картофеля, зерна, голов крупного рогатого скота, птицы. В немецких архивных документах отмечается, что якобы Хатынь была сожжена потому, что в ней проживали бандиты. Это безумие не укладывается ни в какие рамки.

А ведь трагедия этой деревни началась не с того момента, когда ее окружили каратели. Незадолго до этого были расстреляны лесорубы из деревни Козыри, которые валили лес вдоль шоссе Логойск — Витебск. Партизаны там организовали засаду и обстреляли немецкую колонну. Каратели ­118-го полицейского батальона решили, что те как-то причастны к нападению, и повели всех в Плещеницы, где был расположен немецкий гарнизон. Когда арестованные шли мимо деревни Губа недалеко от Хатыни и увидели приближающееся подкрепление фашистов, стали разбегаться. В ответ полицейские открыли огонь и убили 26 человек. Выживших отправили в Плещеницы, а к вечеру выяснилось, что лесорубы к обстрелу немецкой колонны не имеют отношения. Можно считать, что именно с этого момента началась трагедия Хатыни.

— В вашей книге «Хатынь. Трагедия белорусского народа», которая увидела свет в издательстве «Белорусская Энциклопедия имени Петруся Бровки», вы воссоздали поминутно день, когда в деревню пришли каратели. Ответы на какие вопросы до сих пор для вас остаются открытыми?

— Почему сжигали детей? Я пишу в книге о том, что можно понять войну, когда самолеты сбивают самолеты, танки уничтожают танки, солдаты стреляют в солдат. Понять, но не оправдать. Но никак невозможно понять, оправдать, простить убийство детей! Совершить такое могут только озверевшие нелюди.

Есть еще один вопрос, который мы часто слышим от посетителей: кто отдал приказ покарать мирных жителей? В советское время основным виновником был признан Васюра. Он — палач. Руки у него по локоть в крови. Но он был рядовым исполнителем. Никто никогда не снимет с него вины, но отдать приказ о сожжении деревни и ее жителей он не мог, потому как занимал должность начальника штаба 118-го батальона охранной полиции. Убийством людей руководили начальник команды СД гауптштурмфюрер СС Вильке, шеф-командир батальона майор охранной полиции Кернер, командир батальона майор Смовский.

— Как бы вы оценили отношение к трагедии в Хатыни нынешних посетителей мемориального комплекса?

— В прошлом году мемориальный комплекс и его филиалы посетило более 250 тысяч человек. Это достаточно много. И с каждым годом поток посетителей растет. Вот, к примеру, не ожидали, что 8 Марта будет наплыв. Казалось бы, праздник весны. А люди семьями приехали в этот день в мемориальный комплекс, чтобы отдать дань памяти погибшим. Люди едут в Хатынь по велению души. Это и было основной задачей создателей мемориала. Архитекторы Леонид Левин, Юрий Градов, Валентин Занкович и скульптор Сергей Селиханов своим творчеством опередили время. Они сумели создать то, чего до них в советском монументальном искусстве не было. Мемориальный комплекс «Хатынь» не вписывался в канву гигантских скульптур и был нацелен на чувства простых людей. Архитекторы сделали символичной каждую деталь. Например, белая полоса гранита, ведущая к крыше сарая, — последний путь хатынцев. Ее клино­образность — символ всех возрастов погибших. Леонид Левин в автобиографической повести писал, что, создавая мемориальный комплекс «Хатынь», мы все вместе строили храм. Народный Храм Памяти. Время показывает, что это действительно так.
На кладбище деревень мемориального комплекса «Хатынь» захоронены урны с землей 186 деревень, разделивших судьбу Хатыни и не возродившихся после войны. 433 белорусские деревни восстали из руин. Названия их увековечены в тяжелой вязи отлитых из металла деревьев.


Автор Марина КУЗЬМИЧ
                                                                


По теме: 
ИА REGNUM. Война: нацисты сожгли жителей белорусской деревни Хатынь. 
https://regnum.ru/news/society/2891415.html
Директор мемориала "Хатынь": самая большая беда ― это недобросовестные гиды
https://sputnik.by/video/20190705/1041905718/Direktor-memoriala--Khatyn-samaya-bolshaya-beda--eto-ne...

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика